«Историческая правда» Берии и Суворова о криптографии и радиоразведке. Часть третья

Продолжение.

Начало: http://www.mk.ru/blogs/posts/istoricheskaya-pravda-berii-i-suvorova-o-kriptografii-i-radiorazvedke.html

Часть 2. http://www.mk.ru/blogs/posts/istoricheskaya-pravda-berii-i-suvorova-o-kriptografii-i-radiorazvedke-chast-vtoraya.html

 

Отступление седьмое – последнее?

О чем еще интересном мы узнаем, читая В. Суворова, пересказывающего информацию, полученную им за границей?

Психологи отмечают: если человек что-то увидел или узнал, он обязательно это должен где-то отразить. Не может не отразить. И вот мы встречаем такое видение в фантасмагорической книге «Контроль».

В ней повествуется о том, что Сталин закупил в Америке систему, которая могла контролировать всю связь СССР. Да, в общем-то, это вымысел. Точно такой системы в СССР никогда не существовало.

Но можно смотреть на вымысел поглубже, с профессиональной точки зрения. Приведу несколько цитат из его книги «Контроль».

«Еще у Холованова в руке рубильник: тот правит, у кого связь в руках. У кого связь, тот команды передавать может. Кто команды передает, тот парадом командует. Не зря товарищ Ленин в первую голову телеграф захватывать рекомендовал. Так вот, связь в надежных руках. Рубильник в руках на тот случай, если враги в кабинку ворвутся и в микрофон начнут передавать толпе не те команды, какие следует. В этом случае дернет Холованов рубильник и всю систему связи одним электрическим ударом расшибет. Лучше – никакой связи, чем в руки врага отдать».

Обратите внимание на интереснейшую фразу В. Суворова о связи: «Лучше – никакой связи, чем в руки врага отдать».

А теперь рассмотрим, что же было с военной связью в июне 1941 года.

«29 июня вечером у Сталина в Кремле собрались Молотов, Маленков, я и Берия, вспоминал А. И. Микоян. Подробных данных о положении в Белоруссии тогда еще не поступило. Известно было только, что связи с войсками Белорусского фронта нет. Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко, но тот ничего путного о положении на западном направлении сказать не мог. Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем нам поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться в обстановке. В наркомате были Тимошенко, Жуков и Ватутин. Жуков докладывал, что связь потеряна, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи – никто не знает. Около получаса говорили довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: «Что за Генеральный штаб? Что за начальник штаба, который в первый же день войны растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует?»

Жуков, конечно, не меньше Сталина переживал состояние дел, и такой окрик Сталина был для него оскорбительным. И этот мужественный человек буквально разрыдался и выбежал в другую комнату. Молотов пошел за ним. Мы все были в удрученном состоянии. Минут через 5–10 Молотов привел внешне спокойного Жукова, но глаза у него были мокрые», – вспоминал А. И. Микоян.

Можно привести и рассказ начальника связи Северо-Западного фронта генерала П. М. Курочкина о событиях тех дней:

«Прошу у командования разрешения выехать немедленно в Новгород и до прибытия в него средств связи из Старой Руссы «захватить» Новгородскую гражданскую контору связи и с ее помощью обеспечить связь штабу фронта. Решение одобрено.

Мчимся с Н. П. Захаровым на предельной скорости в Новгород. Надо спешить, дорога каждая минута. Вот и Новгород. Там уже находился майор В. В. Звенигородский. Он занят выявлением работ, необходимых для развертывания узла связи штаба фронта. Работы только выявляются, но не производятся, так как для этого нет ни сил, ни средств. Средства еще идут по дороге из Старой Руссы. Идем «оккупировать» Новгородскую контору связи. Начальником телеграфа оказался старый знакомый — Константин Иванович Шафров (он учился на курсах в Ленинграде, на которых я преподавал в 1939 году).

Я коротко рассказал ему о том, что Новгородская контора должна обеспечить связь штаба фронта на протяжении одного-двух дней, пока не прибудут средства для развертывания нашего военного узла связи. Он правильно понял меня и тот же час отдал распоряжение о временном прекращении гражданских почтово-телеграфных операций и об установлении телеграфной связи по направлениям, необходимым для штаба фронта. К приезду Военного совета и штаба фронта из Новгородской конторы уже была телеграфная связь с Генеральным штабом, со штабом Северного фронта, штабами армий и некоторых корпусов, а также с оперативной группой штаба, оставшейся в Пскове.

Генерал Ватутин был удивлен, что при полном отсутствии военных полевых средств связь для штаба фронта была обеспечена. Он тут же отдал распоряжение разместить основных работников оперативного и разведывательного управления в помещении почтового отдела конторы. Для работы командующего и начальника штаба был выделен кабинет директора телеграфа. Остальные отделы и управления размещались в различных районах города в зданиях военного ведомства. Так в течение суток управление войсками фронта обеспечивалось силами и средствами Новгородской конторы связи. Гражданские связисты неплохо справлялись с этой задачей».

Можно еще сильнее приблизиться к разгадке того, почему не работала военная связь с начала войны.

Приведем слова И. Сталина: «Бывший начальник связи Западного фронта Григорьев А. Т., имея возможность к установлению бесперебойной связи штаба фронта с действующими частями и соединениями, проявил паникерство и преступное бездействие, не использовал радиосвязь, в результате чего с первых дней военных действий было нарушено управление войсками».

С началом войны функционировала связь НКВД, связь Военно-морского флота, наркома связи. А радиосвязь РККА отсутствовала!

Теперь можно задать вопрос о том, а почему Григорьев А. Т. не использовал радиосвязь? Вряд ли он был врагом народа. Вернее, связь не работала бы в Наркомате связи, обычно наркоматом руководили злейшие враги И. Сталина, которых он потом расстрелял: Антипов Н. К., Любович А. М., Смирнов И. Н., Рыков А. И., Ягода Г. Г., Халепский И. А., Берман М. Д.

Можно получить еще интересные сведения о том, что в Москве концентрировался самый мощный узел связи страны.

Приведем мнение Франца Гальдера — генерал-полковника, начальника генерального штаба сухопутных войск фашистской Германии: «Значение Москвы как центрального узла русской системы связи очень высоко. Если этот узел будет парализован, вся русская система связи окажется парализованной». Но более точно сказал заместитель наркома обороны, нарком связи И. Т. Пересыпкин: «Когда я начал работать в Наркомате связи, нам разрешили построить в Москве запасной подземный узел связи. К началу войны он полностью закончен не был, но аппаратуру мне туда все же поставили, так как если бы, не дай бог, на Центральный телеграф упала бы какая-нибудь крупная бомба, то Москва сразу лишилась бы связи (и телеграфной, и телефонной) со всей страной, по всем направлениям».

А теперь вспомним о 12 радиодивизионах ОСНАЗ. Чем же они занимались? Представляете состояние И. Сталина в то время, который боялся любых провокаций, чтобы не развязать войну с Германией? К этому добавлялось маниакальное представление руководства страны о немецких шпионах в РККА. Недаром большинство высшего руководящего состава РККА было репрессировано по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Так как должен был поступить И. Сталин с системами связи, которые находились на вооружении РККА, особенно радио? Конечно, должен быть стопроцентный контроль за их деятельностью, чтобы никто не смог передать по радио немцам какие-либо секретные или совершенно секретные сведения. Следовательно, все радиосеансы Красной армии, расположенной на западной границе СССР, должны тщательно контролироваться! Хорошо, если это открытые передачи. Сложнее, если используются кодовые таблицы. Кодовые таблицы могут находиться у контролирующей структуры, например в тех же радиодивизионах ОСНАЗ. А как контролировать радиопередачу, если она закодирована с помощью перешифровальных блокнотов?

Существовал единственный способ иметь дубликаты этих перешифровальных блокнотов. Приведем пример из книги Игоря Линдера, автора фундаментального исследования «Негласные войны. История специальных служб. 1919-1945»: «В начале марта 1942 года штаб-квартира «Свободной Франции» известила англичан о намерении просить у американцев шифровальные привилегии для представительства в Вашингтоне, чтобы иметь возможность пользоваться не только телеграфной, но и радиосвязью.

Уже 9 марта Форин Офис срочно инструктировал свое посольство в столице Соединенных Штатов: «Просьба конфиденциально сообщить Государственному департаменту, что мы желали бы сохранить существующую систему, при которой мы видим и передаем их телеграммы». Представлявшему Великобританию лорду Галифаксу эта идея совершенно не импонировала. Он справедливо отмечал, что в таком случае вашингтонское руководство решит, что в Лондоне более не доверяют лояльности и надежности де Голля, что было совершенно невыгодно.

Форин Офис решил мотивировать свою просьбу ненадежностью французских кодов, что, кстати, являлось абсолютной правдой. Не посвященные в негласную часть этого вопроса шифровальщики британского МИД предложили снабдить де Голля комплектами одноразовых шифроблокнотов, чтобы дать французам возможность надежно защитить свою переписку от постороннего вторжения путем перешифровывания кодированных сообщений. Но это еще менее устроило руководство дипломатического ведомства, 15 марта 1942 года подчеркивавшего: «Для нас полезно видеть телеграммы, которыми обмениваются де Голль и его представители в Вашингтоне. Если мы предоставим эти таблицы, то не сможем более делать это».

В итоге было принято решение обратиться к де Голлю с просьбой вручать британцам копии своих важнейших радиограмм. Готовность, с которой генерал согласился на такой вариант, посеяла обоснованные сомнения в его намерении сдержать свое слово.

Однако предусмотрительных специалистов ПШКШ вопрос искренности де Голля совершенно не тревожил, поскольку они заблаговременно изготовили и оставили в своем распоряжении третий комплект шифроблокнотов и сняли все проблемы. Американцы не располагали такими возможностями, но догадывались о британской уловке. Они потребовали от англичан изготовить и передать им дополнительный экземпляр «французских блокнотов», так как новая система лишила их Службу радиоразведки прежней возможности вскрывать переписку представительства «Свободной Франции». Однако это противоречило долговременным интересам Лондона, и просьба осталась без удовлетворения».

Не могло же командование РККА для контроля переписки заготовить дополнительно полмиллиона перешифровальных блокнотов. И эффективность такого контроля была бы чрезвычайно низка из-за трудоемкости и длительности расшифровки сообщений.

Вероятнее всего, был выбран такой вариант, что перешифровальные блокноты до начала военных действий не выдавались воинским подразделениям.

Проблема контроля со стороны НКВД шифрсообщений, зашифрованных шифровальной техникой, используемой на государственных линиях связи СССР, была в то время технически сложной задачей.

Из материалов допроса бывшего руководителя НКВД Ягоды можно определить, что одной из главных причин задержки ввода в строй специальной ВЧ-связи был технический вопрос о возможности ее контроля со стороны И. Сталина. И. Сталин хотел всегда знать обо всех своих подчиненных вне зависимости от того, как они говорят – по открытым или шифрованным линиям связи.

А теперь, чтобы окончательно понять, почему молчала связь РККА в начале войны, приведем приказ И. Сталина «Об улучшении работы связи в Красной армии» № 2243 от 23 июля 1941 года.

В нем прямо говорится: «…Опыт войны показал, что неудовлетворительное управление войсками в значительной мере является результатом плохой организации работы связи и в первую очередь результатом игнорирования радиосвязи как наиболее надежной формы связи. Управление войсками, опирающееся главным образом на телефон, непрочно и ненадежно, так как при порче телефонных линий оно прекращается на продолжительный срок.

Недооценка радиосвязи как наиболее надежной формы связи и основного средства управления войсками является результатом косности наших штабов, непонимания ими значения радиосвязи в подвижных формах современного боя.

У нас в нарушение всех правил по телефонам ведутся оперативные переговоры, в открытую называются части, соединения, их задачи и дислокации, фамилии и звания начальников. Тем самым в руки врага попадают совершенно секретные сведения.

Также в нарушение всех правил наши штабы сверху донизу совершенно не пользуются по линии связи простыми переговорными таблицами и кодированной картой. Вся телеграфная переписка идет через шифрорганы, работающие с большой перегрузкой. В море всяких документов, часто не имеющих оперативного значения, тонут важнейшие приказы, директивы и распоряжения. Они с большим опозданием, на 8–10 часов, попадают в подчиненные штабы, и часто намеченная операция срывается».

Исходя из обозначенных проблем Сталин отдает следующий приказ.

Приказываю:

1. В кратчайший срок ликвидировать недооценку радиосвязи как основного средства управления войсками в подвижных формах современного боя. Под личную ответственность командиров и комиссаров частей, и соединений, военных советов армий и фронтов немедленно обеспечить полное использование радиосредств для управления войсками с обязательным соблюдением секретности передач.

Начальнику Управления связи Красной армии тов. Пересыпкину и военным советам фронтов и армий в кратчайший срок произвести перегруппировку радиосредств с тем, чтобы безусловно обеспечить каждую дивизию и армию двумя радиостанциями.

2. Прекратить раз и навсегда передачу оперативных заданий и распоряжений путем открытых переговоров по телефону.

3. Разгрузить шифрорганы соединений и частей от массы второстепенных документов, которые могут передаваться путем использования переговорных таблиц и кодированной карты. Начальникам и комиссарам штабов строго следить, чтобы шифрорганы не загружались второстепенной и большой по объему перепиской.

4. Установить таблицы позывных и простых условных сигналов (обозначений) для переговоров:

Генерального штаба с фронтами – на 10 суток;

фронтов с армиями – на 5 суток;

армий с корпусами и дивизиями – на 3 суток.

Таблицы позывных и условных сигналов при провале немедленно менять.

5. С 26 июля с. г. Генеральному штабу установить и строжайше требовать кодирование карт штабами фронтов, меняя кодировку карт через каждые 10 суток. С 25 июля с. г. штабам фронтов и армий кодировать карты для себя и непосредственно им подчиненных соединений на сроки, установленные выше для переговорных таблиц…».

Приведу еще интереснейший исторический документ, который во многом определяет, почему не было связи в РККА.

Совершенно секретно. Особой важности. Экз. № 1

«УТВЕРЖДАЮ». Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С.Тимошенко

ЗАПИСКА ПО ПЛАНУ ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК В ПРИКРЫТИИ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА

I. Общие задачи войск по обороне госграницы округа

1. С целью прикрытия отмобилизования, сосредоточения и развертывания войск округа вся территория разбивается на четыре армейских района прикрытия (РП) государственной границы, а именно:

а) район прикрытия № 1 – Гродненский, 3-й армии;

б) район прикрытия № 2 – Белостокский, 10-й армии;

в) район прикрытия № 3 – Бельский, 13-й армии;

г) район прикрытия № 4 – Брестский, 4-й армии.

2. Общие задачи войск округа по обороне госграницы:

а) упорной обороной полевых укреплений по госгранице и укрепленных районов не допустить как наземного, так и воздушного вторжения противника на территорию округа; прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа;

б) противовоздушной обороной и действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог и сосредоточение войск;

в) всеми видами и средствами разведки округа своевременно определить характер сосредоточения и группировку войск противника;

г) активными действиями авиации завоевать господство в воздухе и мощными ударами по основным железнодорожным узлам, мостам, перегонам и группировкам войск нарушить и задержать сосредоточение и развертывание войск противника;

д) не допустить сбрасывания и высадки на территории округа воздушных десантов и диверсионных групп противника.

3. Оборона государственной границы организуется на следующих основаниях:

5. Связь по линии ПВО. Связь штаба округа с пунктами ПВО и частями зенит, а также связь оповещения частей ВВС при расположении как на постоянных, так и на оперативных аэродромах осуществляется через систему постов ВНОС ПВО.

Связь пунктов ПВО с з. арт. и истребительной авиацией осуществляется средствами постоянной пунктовой связи и по проводам НКС с подвеской полевых кабельных линий к средствам з. а. и прожекторных частей.

Оповещение звеньев истребительной авиации, расположенных в пограничной зоне на полевых аэродромах, осуществляется непосредственно с ротных постов (РП) ПВО по проводам НКС, выделенным для этой цели в мирное время.

Связь оповещения службы ВНОС ПВО на территории округа осуществляется по телефону, по проводам НКС, выделенным для ПВО из сети НКС на военное время, и по паролю «воздух» на тех направлениях, где провода НКС выделить не представляется возможным. Оповещение в системе ВНОС округа производится НП (наблюдательными постами), передающими на ротные посты, а последние по прямым проводам НКС передают по телефону на главный пост пункта ПВО.

Оповещение в мирное время, кроме пунктовой истребительной авиации и истребительной авиации, расположенной в приграничной зоне на полевых аэродромах (засады), производится по паролю «воздух» через предприятия НКС. Прямые телефонные провода НКС в мирное время выделены в распоряжение РП только для оповещения истребительной авиации, расположенной в приграничной зоне на полевых аэродромах.

Радиосвязь оповещения в системе службы ВНОС ПВО на период прикрытия до передислоцирования авиации не изменяется. В связи с новой организацией аэродромной службы ВВС система радиосвязи оповещения приобретает большую стабильность в сетях и устойчивость работы.

Работа радиосвязи на период прикрытия производится без ограничения и по схеме радиосвязи оповещения мирного времени.

XI. Организация связи

Штаб округа Минск на период прикрытия устанавливает прямую телефонную связь.

1. По следующей схеме:

а) со штабами 3-й, 10-й и 4-й армий (Гродно, Белосток, Кобрин) по двум проводам НКС, через аппараты Бодо и СТ;

б) связь со штабом 13-й армии (Бельск) устанавливается на М-3 с прибытием армейского управления;

в) непосредственная связь штаба округа устанавливается по телефону, аппарату Морзе или СТ: с 20-м мехкорпусом – Ошмяны; с 17-м мехкорпусом – Волковыск; с 21-м стр. корпусом – Озеры (при непрохождении прямой связи связь с 21-м СК осуществляется через штарм 3-й); с 47-м стр. корпусом – Пружаны; с 8-й противотанковой артбригадой – Лида; с 7-й противотанковой артбригадой – через штаб 10-й армии; с 4-м ВДК – Пуховичи.

2. Связь армейских управлений по фронту осуществляется по телефону, по прямым проводам НКС, выделенным в распоряжение армий. До прибытия штарма 13-й в Бельск связь по фронту штарма 10-й устанавливается со штармом 4-й.

3. Связь с Генштабом осуществляется по телефону по схеме мирного времени, аппарату Бодо-дуплекс, подготавливается к работе второй аппарат Бодо.

4. Связь с соседями: Рига и Тарнополь – по телефону и аппаратам Бодо устанавливается по направлениям Минск, Борисов, Полоцк, Двинск, Рига с использованием трансляции в Полоцке. Связь на Тарнополь устанавливается по направлению, указываемому Генштабом КА в период прикрытия.

5. Телефонная связь с армиями, Генштабом КА и соседями осуществляется по схеме мирного времени, по системе ВЧ, через НКВД.

6. Радиосвязь штаба округа организуется по следующей схеме:

а) сеть Генштаба для работы с Москвой, Ригой и Тарнополем: волна – по указанию Генштаба КА, позывные – по схеме мирного времени;

б) первая сеть (оперативной связи) – для работы со штабами 3-й, 4-й и 10-й армий, а впоследствии и 13-й армии. Сеть работает на рациях 11-й АК. Волны и позывные указаны на схеме радиосвязи;

в) вторая сеть (с частями резерва фронта) – для работы с част. 21 и 47-м СК, 20-м и 17-м МК. Сеть работает на рациях 11-й АК. Волны и позывные указаны на схеме радиосвязи;

г) кроме радиосетей округа подготавливается для работы радиостанция ком. войсками округа типа РСБ на волне 160, позывные КМВ;

д) радиосвязь на период прикрытия работает радиосигналами по радиосигнальной таблице, разрабатываемой штабом округа в мирное время;

е) для контроля за работой армейских радиосетей устанавливаются отдельные приемники окружного узла связи РУК; волны и позывные армейских радиосетей указаны на схеме радиосети округа;

ж) радиосвязь ВВС на период прикрытия с началом тревоги по схеме мирного времени в дальнейшем разрабатывается штабом ВВС.

XII. Организация скрытого управления войсками

Скрытое управление войсками осуществляется при помощи кодов, кодированных карт и радиосигнальных таблиц. Последние используются не только при разговорах по радио, но и при разговорах по телефону. Открытые разговоры по телеграфу и особенно по телефону категорически запрещаются, виновных сурово наказывать.

Командующий войсками ЗапОВО Генерал армии (подпись) Д. ПАВЛОВ

Член военного совета ЗапОВО корпусной комиссар (подпись) А. ФОМИНЫХ

Начальник штаба ЗапОВО Генерал-майор (подпись) КЛИМОВСКИХ

Напечатано в 2 экз.:

экз. № 1 – Генштабу КА, экз. № 2 – штабу ЗапОВО

Исполнитель – генерал-майор СЕМЕНОВ.

Из выше приведенных документов можно заметить, что штаб округа вынужден организовывать свою связь по гражданским телефонным линиям НКС. Так же как с соседними фронтами.

Интересно, что согласно пункту 5. Телефонная связь с армиями, Генштабом КА и соседями осуществлялась по схеме мирного времени, по системе ВЧ, через НКВД. Но ведь, система ВЧ НКВД также базировалась на линиях связи НКС! Следовательно, НКВД ее отключил. Вероятно, чтобы она не была захвачена немцами.

В начале статьи я привел слова В. Суворова: «Лучше – никакой связи, чем в руки врага отдать». Вот и отключил Л. Берия ВЧ-связь Красной Армии, а заодно запретил пользоваться шифрсредствами из-за опасения, что немцы могли захватить к ним ключи...

Продолжение следует.

просмотров: 9706



Комментарии пользователей

  • Никита
    1

    Два человека, Сталин и Берия не имея военного образования чуть не довели страну до поражения. Что это - издержки коммунистического строя? Но ведь, и демократическая Европа страшно облажалась во время Второй мировой войны. Значит не политический строй играл значение в этой битве. А что?

    15 мая 2014 в 12:50 Ответить
  • Не скажу кто
    2

    Генералы не могли разобраться и научиться, как им информацией обмениваться, а из-за этого страдали простые солдаты, попадая в окружение из-за того, что кто-то где-то лишнее по открытой телефонной линии сказал.

    15 мая 2014 в 12:59 Ответить
  • Влад
    2

    "Лучше – никакой связи, чем в руки врага отдать" - как я понял из текста статьи, в 41-м все было по большей части наоборот, ндааа...

    15 мая 2014 в 13:08 Ответить
  • Автору
    1

    С интересом прочитал третью часть Вашей публикации, теперь буду ждать четвертую. Как всегда детальный анализ исторических событий и новые неизвестные подробности минувших дней. Спасибо Вам!

    15 мая 2014 в 14:13 Ответить
  • Мимо проходил
    3

    По поводу Жукова, в слезах выбежавшего из комнаты после разговора со Сталиним. Иш, какой сентиментальный...В отношениях с его собственными (Жукова) подчиненными чувствительным его не назовешь, чуть что - расстрел.

    15 мая 2014 в 14:31 Ответить
  • Евгений
    1

    Автор абсолютно прав в том, что со связью в начале войны (допускаю, что и во время ее) была большая напряженка. Так на одном из сайтов приводятся следующие слова Виктора Астафьева, писателя, участника ВОВ: "связь была вся в узлах, радиосвязь полевая вообще не работала".

    15 мая 2014 в 14:51 Ответить
  • Жуков
    -1

    Суворова жалко, сбежал из СССР живым, здоровым и погиб на Западе под колесами информационного бульдозера лжи :)

    15 мая 2014 в 14:56 Ответить
  • привет
    0

    ЖуковСуворова жалко, сбежал из СССР живым, здоровым и погиб на Западе под колесами информационного бульдозера лжи :)

    вы как написали, что Суворов погиб, я подумал, что он и правда умер, ан нет: жив-здоров, 67 лет ему щас:)...

    15 мая 2014 в 15:20 Ответить
  • автор пишет
    2

    "Сталин закупил в Америке систему, которая могла контролировать всю связь СССР". Вымысел-невымысел, но , предсталяю, какой бы американцы должны были иметь доступ к советским системам связи, как глобально изучить все ее особенности и секреты, чтобы подобную систему создать. Да, Виктор Суворов сказочник, но как говорится, в каждой сказке есть намек.

    15 мая 2014 в 15:43 Ответить
  • lonely
    0

    НикитаДва человека, Сталин и Берия не имея военного образования чуть не довели страну до поражения. Что это - издержки коммунистического строя? Но ведь, и демократическая Европа страшно облажалась во время Второй мировой войны. Значит не политический строй играл значение в этой битве. А что?

    Думаю, Вторую Мировую выиграли благодаря многострадальному русскому народу, которому не привыкать давать отпор непрошеным гостям. А Сталин и правда, был без высшего образования, его из Тифлисской духовной семинарии за пропагандистскую деятельность отчислили.

    15 мая 2014 в 16:05 Ответить
правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация