Денис Мацуев: «У нас на всю страну всего три настройщика!»

Известный пианист лично выбрал рояль для фестиваля «Белая сирень»

14.05.2014 в 15:07, просмотров: 4364

...Знаменитый рахманиновский форум «Белая сирень» в Казани (на который в этом году съезжаются ведущие пианисты Денис Мацуев, Александр Торадзе, Вадим Руденко, дирижер Кен-Дэвид Мазур, хор Конторовича) еще до своего открытия преподнес неожиданный сюрприз: специально под фестиваль для Госоркестра РТ был приобретен замечательный концертный «Стейнвей», причем, выбирал его лично Денис Мацуев, которой вскоре опробует 6-миллионное чудо Первым концертом Рахманинова.

Денис Мацуев: «У нас на всю страну всего три настройщика!»
фото: Сергей Николаев

Это не первое инструментальное обновление Госоркестра РТ: некоторое время назад маэстро Сладковский (главный дирижер) со своим концертмейстером выезжал в Кремону для выбора новых скрипок. И вот теперь оркестр получил и рояль, что само по себе очень стимулирует приезжающих к Александру Сладковскому мировых пианистических звезд. Ну а Денис Мацуев поделился с «МК» проблемной стороной вопроса.

— Итак, как вы выбирали рояль для Госоркестра РТ?

— Вот подсчитал, что за последние года два для разных филармоний и концертных залов я выбрал около сорока новых «Стейнвеев». Рассказываю принцип: для начала, чтобы рояль купить, надо убедить в важности этого шага региональные власти. Это задача №1. Потому что в последние годы люди, увы, играли черт знает на чем.

— И вот вы идете к губернатору...

— Ну да, тот дает распоряжение, изыскивают немаленькие средства, потому что рояли такого класса стоят уже под 8 миллионов рублей в связи с подорожанием евро. Далее я иду либо на фабрику в Гамбурге, либо в московский офис, куда также привозят инструменты из Гамбурга. Наугад брать рояль нельзя, могут прислать не очень удачный. Я что имею ввиду — у каждого инструмента есть свой персональный тембр, окрас. Ведь, покупая рояль, я прекрасно знаю — для какого города его беру. Для какого зала.

— То есть рояль должен сочетаться с залом?

— А как же? Я в каждом зале играл, знаю акустические особенности. И тут выбор — брать либо яркий инструмент, либо более матовый. С залами-то в России тоже не самая сладкая ситуация, вы понимаете.

— А что касается конкретного случая со Сладковским?

— Мы очень дружим с Александром, я чем могу — помогаю (и «Белая сирень» зарождалась при моем участии), совершенно очевидно, что его Госоркестр РТ сделал за последнее время огромный скачок. Коллектив на подъеме, и это здорово. Равно как и сам фестиваль, куда приезжают ведущие мировые солисты. Для Сладковского я выбирал рояль в Москве (он только пришел из Гамбурга). Но ведь здесь какая проблема появляется? (Я не о Сладковском говорю, у них-то все хорошо будет). Вот приезжает в региональную филармонию этот король фортепиано за восемь миллионов. И начинаются сплошные проблемы, еще более ужасающие, чем поиск денег: как содержать рояль? Где помещения? Где настройщики?

— Неужто мало настройщиков?

— У нас в стране настройщики отсутствуют вообще! В огромной России всего 3-5 настройщиков высокого класса! Далее. Наши залы не предусмотрены для хранения инструментов. Обычно они стоят прямо на сцене в углу, под каким-то чехлом...

— А зачехлять не надо?

— Рояль должен стоять в отдельном помещении с регулируемой температурой и влажностью! Это самое главное. В России-то перепады сумасшедшие — то жара, то холод (должно быть 42-45% влажности). А то покупаем с губернатором рояль, потом я приезжаю через год-два, — рояль не узнаю! У меня слезы на глаза наворачиваются. Он испорчен так, что у него может запросто треснуть дека, или плывет строй буквально через три минуты, как я прикоснулся к клавишам. И это трагедия, потому что при должном уходе «Стейнвей» может служить 20 лет. Так что поиск помещения и настройщика становится второй фазой операции «покупка рояля». И об этом нельзя молчать.

— Денис, вы, что называется, первым коснетесь его клавиш, исполняя Концерт Рахманинова...

— Мне всегда предоставляют эту возможность, но обязанность эта, честно говоря, не самая приятная... Почет почетом, но звук рояля должен проснуться. А это происходит не сразу. Я очень прошу Александра Сладковского, чтобы до моего концерта на «Стейнвее» позанимались молодые пианисты. Рояль должен быть разыгран. А то он только начнет просыпаться после первого концерта... это целая наука.

— Хотя на фабрике на нем играли?

— Безусловно. Но все равно он должен отстояться. А вообще это очень здорово, что пошла такая мода — приобретать рояли для регионов. Это же тонус для больших музыкантов, чтоб они приезжали в разные города... погружение в мир музыки пройдет теперь в другом состоянии, а это дорогого стоит. И я счастлив, что сыграю Первый концерт Рахманинова — один из моих самых любимых, это упоительная молодая романтика, от которой можно заплакать...