Никто никого не любит, никто никого не жалеет

«МК» подводит итоги театрального сезона

17 июля 2014 в 19:43, просмотров: 8089

Псевдорадикализм и псевдоевропейский театр — много. Настоящее, с болью искусство — мало. Роль социальных сетей в театре — неприятно. Ожесточенная борьба (явная и необъявленная), дележка сфер влияния, игра амбиций — очевидно. На таких полюсах провел минувший сезон столичный театр. Хроника разных событий — заметных и незамеченных — дает реальную картину дел на театральном поле. Кто-то удивится, кто-то испугается.

Никто никого не любит, никто никого не жалеет
фото: Михаил Гутерман

В августе—сентябре. Сергей Безруков заступает на пост худрука Областного театра и горячо берется за дело. Областной переименовывает в Губернский, собственным именем привлекает зрителя, за сезон выпускает 4 премьеры.

В октябре в канадской провинции Квебек завершается последний этап подготовки проекта «Гамлет/Коллаж», премьера которого назначена в Театре Наций на декабрь. Проект беспрецедентный — от начала до конца для театра Евгения Миронова его готовит команда режиссера с мировым именем Робера Лепажа. Главное действующее лицо — Евгений Миронов.

В октябре свой 58-й сезон «Современник» открывает под знаком множества вопросов. По словам его самого главного человека — Галины Волчек, — в таком положении ее театр не был давно. Суть вопросов, разрешимых или тупиковых, связана со сменой директоров накануне глобального ремонта и переезда труппы, спектаклей со всем скарбом на периферию культурной Москвы — в ДК на Яузу. Коллективное настроение в «Современнике» весьма напряжено и чувствуется в коридорах, гримерных, служебных кабинетах, в курилке. Ожидание как на вокзале: «Придет ли во время поезд? Опытный ли машинист повезет?» Никто вслух так не говорит, но, кажется, этими вопросами заполнен воздух любимого не одним поколением москвичей театра.

В октябре секретариат СТД впервые за всю его историю посещает министр культуры Мединский. Вопль общественности о безвременной кончине гастрольной деятельности услышан — весной при Минкульте создается гастрольное агентство. На этом министр культуры зарабатывает очки, но позже на другом теряет их.

Сезон серьезных юбилеев — Марк Захаров, Галина Волчек, Александр Ширвиндт разменяли девятый десяток. Павел Хомский — десятый. На подходе Табаков. С одной стороны, история, устойчивая привычка к личной ответственности за всех и вся, совесть, мудрость... С другой — силы уже не те, осторожность и вопросы — кто за ними? кто подхватит? — остаются без ответа.

Начало ноября — пожар в театре «Школа современной пьесы» у Иосифа Райхельгауза. Возгорание в старом историческом здании (бывший ресторан «Эрмитаж») происходит за 15 минут до начала спектакля, и, к ужасу перед картиной возможных последствий, — детского представления («Вредные советы» по Остеру). Детей с родителями едва успевают вывести из здания, которое практически уничтожено огнем. Департамент культуры срочно начинает проверки на пожароустойчивость подведомственных театров — выводы неутешительны, пожары продолжаются, но никто всерьез не наказан.

Ноябрь — скандал в МХТ, который ни в чем подобном никогда не был замечен. Режиссер Константин Богомолов, активист Фейсбука и оппозиционер, накануне премьеры «Братьев Карамазовых» неожиданно в fb постит, что покидает МХТ в связи цензурой руководства на выпуске спектакля. И в интернет-пространстве начинается истерика: спектакль закрывают, прогон — последний шанс его увидеть. Константин Богомолов выглядит жертвой произвола и цензуры, что на самом деле не является правдой. Один поступок одного человека запускает цепочку неприятностей для театра.

В ноябре же — Галина Волчек сдает спектакль «Игра в джин», который репетирует в тяжелом физическом состоянии. Многие со страхом думают, глядя на ее согнутую фигуру в зале: «А состоится ли премьера?». Но случилось: театр на двух актеров — вне модных течений, Настоящий!!!!

Декабрь. Опять Таганка. Опять «вонь»: часть артистов теперь не устраивает выставка молодых режиссеров и художников по истории Таганки, которых Департамент культуры во спасение заслал в скандальный театр. Но абсурд не кончается: сначала худсовет принимает выставку, потом артисты, подобно вандалам, похабят экспозицию своими комментариями. Никто не знает, что делать с этим ужасом под названием «Таганка», — тут все будут нехороши, и сам господь Бог, окажись он здесь, станет неугоден.

Сам же Любимов даже не думает о возвращении. Опираясь на авторское право, запрещает играть свои спектакли, репетирует в «Новой опере» и готовится к конференции в честь 70-летия своей жизни в советско-российском и мировом театре. Это его ответ на 50-летний юбилей театра. А юбилей этот хуже похорон.

Начало декабря. Впервые православные активисты во время спектакля «Идеальный муж» прорываются на сцену МХТ и пытаются его сорвать. Они инициируют запросы в РПЦ на предмет проверки спектакля, где священнослужители показаны в непристойном и неуважительном свете. В этой истории очень жалко Табакова, который сильно нездоров. А сам виновник спровоцированного им «торжества» мракобесия — Константин Богомолов — отсиживается в Польше, на постановке.

Декабрь. После ровной череды осенних премьер совершенно неожиданно возник спектакль, который четко обозначает другой полюс художественных исканий — «Лада или радость» Молодежного театра. Единственную прозу Кибирова ставит Марина Брусникина, режиссер высокой сценической культуры, которую, несмотря на повальное увлечение провокациями, еще никто не отменял. Жизнь как она есть, с горячим, обжигающим дыханием, лопоухая, нежная и страшноватая. Блестящий актерский ансамбль на сцене. Однако за громкими скандалами, пустыми и лживыми, она проходит как-то тихо, хотя имеет самый восторженный прием у публики.

Декабрь. «Синдромом Богомолова» зачем-то заболеет Кирилл Серебренников, который прежде осудит фейсбучный выпад Богомолова против Табакова. Но на своей же странице он публикует переписку с министром культуры Москвы и непосредственным начальником Капковым, который просит режиссера не устраивать в госучреждении, коим пока является Гоголь-центр, показ документального фильма про «Пусси Райот» с участием его героинь. Ответ Капкова превосходит остроумием истерику своего корреспондента: уже на своей странице он размещает ролик песни «Нам не жить друг без друга». Большинство пользователей ему аплодируют, тем более понимая — если бы не защита Капкова, Серебренникова давно бы «съели».

Весь год. Роль социальных сетей в истории России вообще и театральной в частности приобретает гремучие, неприглядные и крайние формы, временами напоминая бытовое стукачество. Эти посты вошли в моду, тиражируются и становятся пропуском кому в оппозицию, а кому-то во власть. Ни авторов постов, ни аудиторию не интересует— насколько это морально, прилично и порядочно Почему-то в России все хорошее именно так и кончается — любого рода достижения и технического прогресса оборачиваются злом или крайностями.

Декабрь, самый конец, — приходит Гамлет. Точнее, «Гамлет/Коллаж», который выпускает гениальный Лепаж в Театре Наций. Непривычное сценическое пространство, опасное и коварное, в котором затертая и затасканная веками трагедия Шекспира звучит и смотрится очень сегодняшней. Один артист на всех ролях: женских, мужских — всего 13, — Евгений Миронов. И окончательно становится ясно, что сегодня он артист №1: только он один мог справиться со сложнейшими техническими и психологическими задачами. Техническая революция, устроенная Лепажем в мировом театре, рано или поздно приведет к революции художественной. Удивительно, но находятся люди, после просмотра спектакля на полном серьезе уверяющие, что это всего лишь «трюк». Такие заявления можно делать только от удушающе невыносимой зависти. Ну пожалуйста, сделайте хоть один подобный трюк.

Январь. Еще один успех — на этот раз у Владимира Машкова с его «Номером 13» в МХТ. Это вторая версия легендарного спектакля, что десять лет шел на одних аншлагах, исправно и сытно кормил театр. На старте Машков психует: второй раз в одну и ту же воду войти можно, но нужно ли? Но новый «Номер 13» — по виду тот, да совсем не тот. Изменившееся за окном время, спрыгнувшие с плюса на минус ценности и скорости проживания чувств впечатываются в машковский спектакль, и вот уже мхатовская чаечка пролетает по миру, чтобы приземлиться в Камергерском переулке на родном занавесе.

Середина февраля. События, начавшиеся на Украине, резко изменяют ситуацию в России, в мире и как эхо — в театральной жизни. Майдан, а потом и Крым окончательно раскалывают и без того расколотое российское общество и неравноценную художественную интеллигенцию. Напряжение и агрессия по отношению друг к другу возрастает — кто за/против? «Крымнаш/ненаш»?

Февраль. Конец. Но и в ужасной действительности чудо, оказывается, возможно. Иначе не назовешь то, что случается в Вахтанговском. А именно — актриса Галина Коновалова 98 (!!!) лет от роду после трехмесячной болезни выходит на сцену в знаменитом спектакле «Пристань» Римаса Туминаса. До этого у нее: две больницы, две реанимации и общее озвученно-неозвученное убеждение: «Коновалова уходит». Как после всего она будет работать в «Пристани», где у нее монолог почти на полчаса? Все сбиваются в кулисах, и каждый готов в любой момент выскочить и подхватить на руки такую ле-е-егонькую как перышко старую артистку, с такими то-о-оненькими ручками. К сцене идет еле-еле, но на сцене не сбивается, не садится. За кулисами после, когда ей читают выдержку из газет, где про нее же написано «после болезни», усмехнувшись, спрашивает: «Надеюсь, написали, что больна сифилисом?»

Март — масла в огонь подливает тот, кто должен огонь тушить, — Министерство культуры. Именно оно инициирует письма от имени деятелей культуры с грифом «поддерживаем/осуждаем». А потом изо дня в день на своем сайте с гордостью пионера-отличника рапортует: «подписало 100, 300, 3000 человек». От таких писем всем очевидный вред — президенту, Украине, самим деятелям культуры, которые как дети ведутся на советский инструментарий в виде писем «одобрямс». Эти письма приводят к одному — подписанты выступают против антиподписантов, соцсети разрывает от злобы и непримиримости людей, полагающих себя культурными и интеллигентными. И мало кто из них говорит или думает: «А ведь борьба меня разрушает».

В марте все громче и веселее заявляет о себе большой детский театр на Серпуховке — Терезы Дуровой. Она предъявляет публике лучший сезон фестиваля «Гаврош» — голландский, выпускает шлягер за шлягером для сцены больше чем на тысячу мест, последний — «Принц и нищий» по Марку Твену. Существуя в тени равнодушия театрального сообщества к детскому театру, Дурова превращает свой театр в высокотехнологичный и качественный семейный — не формально, а по-настоящему. Тот, где с одинаковым азартом и чувством за сценой следят дети и взрослые: отцы не спят, мамы не пишут эсэмэски.

Март—апрель. Минкульт резко меняет состав своих экспертных советов. И это свидетельствует о том, что борьба за министерские деньги между двумя группировками — западников и патриотов — приобретает ярко выраженный характер. Многие используют политическую ситуацию в карьерных целях. Все громче раздаются голоса: «почему критика системы и художественные извращения делаются за счет государственных средств?»

Ротацию экспертов необходимо производить хотя бы для того, чтобы в современном искусстве не господствовала одна точка зрения (тому свидетельство — результаты нацпремии «Золотая маска» за последние годы). Но правда в том, что многие из новых экспертов либо конченые карьеристы, или далеко не молоды и не имеющие каких-либо интересных художественных результатов деятели. Но у всех риторика имперская — надутая и допотопная.

Апрель — первая постановка, которая передает имперский дух, — «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Евгения Писарева в Пушкинском (бывш. Камерном) театре. Конъюнктурной ее никак нельзя назвать — пьесу Бомарше взяли за полгода до событий на Украине, но совпадение по времени удивительное. «Фигаро» — большая, роскошная, почти оперная постановка в драме.

Май — резкое обострение вопроса — материться или не материться на сцене. Ожесточенный спор прогрессистов (от мата польза, потому что естественное состояние языка) и консерваторов (мерзость, запретить, несмотря ни на что) приведет к тому, что материться у нас начнут уже с детского садика.

Май—июнь. Между театрами разворачивается борьба за получение президентских грантов. Две попытки поломать старую систему (когда получателями были несколько «крупняков»), предпринятых на коллегиях Минкульта сначала в Москве, потом в Петербурге, ни к чему не приводят. Одни доказывают, что к «кормушке» стоит допустить еще несколько достойных, но критерии «достойных» никому не понятны. Другие уверяют, что доплаты к актерским заработкам в театре могут иметь только объекты национального достояния. Может быть, вообще стоит отменить «лакомый театральный кусочек» от президента, чтобы одни не зажирели окончательно, а другие не озверели при виде чужого дармового куска?

Май—июнь. «Евгений Онегин» Римаса Туминаса продолжает свое мировое турне. Судя по кассе, прессе, эмоциональному состоянию публики, русский театр пока что востребован. Но не в своем современном виде. Примечательно, что именно на «Евгении Онегине» в США у актера Алексея Гуськова, заменившего Сергея Маковецкого, в этом сезоне происходит театральный прорыв.

Июнь. Первый выпуск в колледже Табакова. 18 из 24 ребят получают дипломы уникального среднего специального учебного заведения, построенного Мастером. На выпускном, не скрывая слез, они выпускают в небо 18 белых голубей. Но кто из них самих куда прилетит и каких высот достигнет? Хотя его «цыплята» уже разобраны по театрам, но им явно непросто там придется после тепличных условий, которые существуют в заведении, — полный пансион с четырехразовым бесплатным питанием и культ личности каждого.

Июнь. В «Гоголь-центре» Кирилл Серебренников открывает историческую выставку «Запрещенный театр». Никаких художеств — все на одних документах, отчего становится не по себе. Как показывают последние события, такая история в любой момент может стать остро современной.

Июнь, середина, — популярная актриса Нонна Гришаева неожиданно становится во главе Областного театра юного зрителя. К чему приведет назначение артистов на руководящие посты, покажет время.

Июль. Не спится депутатам и политикам. Сами в театр не особо ходят, но про детей думают — что детям показывать на сцене, а что запретить. Судя по заседанию в Мосгордуме совета политических партий, настойчиво рекомендуется театрам перейти к патриотической тематике и ставить, например, «Как закалялась сталь» про Павку Корчагина. Эти патриоты, конечно, смешны и находятся вне контекста — времени, жизни, нового поколения. Но ведь найдутся мастера (и всегда находились), которые правильно воспримут правильные установки партии. А что будет, если все 68 московских театров за один сезон разом поставят про «Сталь»? Депутаты подавятся или успокоятся?

Как и весь год. Депутаты не спешат лоббировать и принимать закон о меценатстве. Реальная картина такова: театр (одна из немногочисленных козырных карт в колоде России) все меньше входит в сферу интересов олигархов и крупных корпораций. Все чаще они «кидают» даже самых именитых артистов.

Сезон 2013/2014

ТЕАТРАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ «МК»

МЭТРЫ

1. Лучшая мужская роль — Борис Клюев (Арбенин, «Маскарад», Малый театр)

фото: Михаил Гутерман

2. Лучшая женская роль второго плана — Светлана Немоляева (Анна-Регина, «Кант», Театр им. Маяковского)

фото: Михаил Гутерман

3. Лучшая мужская роль второго плана — Виктор Сухоруков (Анвер Розенталь, «Улыбнись нам, Господи», Театр им. Вахтангова)

фото: Михаил Гутерман

4. Лучший спектакль большой сцены — «Игра в джин» (реж. Галина Волчек, театр «Современник»)

фото: Михаил Гутерман

5. Лучший спектакль малой сцены — «Спасти камер-юнкера Пушкина» (реж. Иосиф Райхельгауз, Школа современной пьесы)

ПОЛУМЭТРЫ

1. Лучшая женская роль — Татьяна Орлова (Рахиль, «Бердичев», Театр им. Маяковского)

фото: Михаил Гутерман

2. Лучшая мужская роль — Константин Хабенский (Соло на контрабасе, «Контрабас», МХТ им. Чехова)

фото: Михаил Гутерман

3. Лучшая женская роль второго плана — Татьяна Аугшкап (Злота, «Бердичев», Театр им. Маяковского)

4. Лучшая мужская роль второго плана — Игорь Верник (Ричард Уилли, «Номер 13D», МХТ им. Чехова)

фото: Михаил Гутерман

5. Лучший спектакль большой формы — «Номер 13» (реж. Владимир Машков, МХТ им. Чехова)

6. Лучший спектакль малой формы — «Лада или радость» (реж. Марина Брусникина, РАМТ)

НАЧИНАЮЩИЕ

1. Лучшая женская роль — Надежда Лумпова (Машенька, «Машенька», Театр им. Моссовета)

2. Лучшая мужская роль — Иван Янковский (Максудов, «Записка покойника», Студия театрального искусства)

3. Лучшая женская роль второго плана — Паулина Андреева (секретарша, «Номер 13D», МХТ им. Чехова)

4. Лучшая мужская роль второго плана — Виктор Добронравов (Хлойне-Генех, «Улыбнись нам, Господи», Театр им. Вахтангова)

5. Лучший спектакль большой формы — «Бердичев» (реж. Никита Кобелев, Театр им. Маяковского)

6. Лучший спектакль малой формы — «Машенька» (реж. Иван Орлов, Театр им. «Моссовета»

ДРУГИЕ НОМИНАЦИИ

1. Проект года — «Гамлет/ Коллаж» (Театр Наций, реж. Робер Лепаж)

2. Актер года —Евений Миронов

фото: Геннадий Черкасов

3. Учебный спектакль — «Кухня» (театральное училище им. Щукина, реж. Кирилл Пирогов); «Пастух и пастушка» (колледж Табакова, реж. Виталий Егоров)

4. Ансамбль — «Лада или радость» (реж. Марина Брусникина, РАМТ)

5. Акция года — «Бросить легко» (реж. Руслан Маликов, Театр Наций)

6. Сценография — Адомас Яцовскис, («Улыбнись нам, Господи», Театр им. Вахтангова), Алексей Трегубов («Убить камер-юнкера Пушкина», Школа современной пьесы)

7. Лучший пластический спектакль — «Демон» (хореограф Сергей Землянский, Театр им. Ермоловой)

8. Постановочная часть — «Гамлет/ Коллаж» (Тетр Наций )



Партнеры