Египтолог — о скандале с маской Тутанхамона: «Борода откололась, муж завотделом приклеил эпоксидкой»

Российский ученый рассказал обо всех подробностях происшедшего в каирском музее

22 января 2015 в 14:30, просмотров: 72358

Нет нужды говорить, что золотая 10-килограммовая маска фараона Тутанхамона является главным символом Египта и одним из десяти самых значительных символов человеческой цивилизации вообще, наравне с Джокондой, «Троицей» Андрея Рублева, портретом Нефертити. Случилась невообразимая вещь: маска, пережив в целости и сохранности все войны и революции (с момента своего открытия в 1922 году), была преднамеренно и необратимо испорчена руками самих же музейных сотрудников, что повергло в шок всё историческое сообщество. О подробностях беспрецедентного происшествия нам поведал известный египтолог Виктор Солкин, узнающий последнюю информацию из своих источников.

Египтолог — о скандале с маской Тутанхамона: «Борода откололась, муж завотделом приклеил эпоксидкой»
Маска Тутанхамона до инцидента.

— Виктор, когда это всё случилось?

— Ситуация очень сложная, — начинает рассказ г-н Солкин, — Египетский музей в Каире (тот самый, знаменитый, на площади Тахрир) с сентября начал масштабную реставрацию залов, витрин, экспонатов, касающихся жизни фараона Тутанхамона (на что были выделены международные гранты), то есть намерения были вполне благие. Примерно в конце декабря группа молодых реставраторов неожиданно заявила о том, что были повреждены вещи в момент перестановки витрин. Внутри музея сразу начались репрессии: пятерых сотрудников вышвырнули на улицу...

Борода после "реставрации".

— Из-за того, что была информационная утечка?

— Конечно. Египет в этом плане очень консервативен. Итак, ребят уволили, но тут же в арабских информагентствах появились доказательства того, что произошло в действительности. Представьте себе главный золотой зал Египетского музея. В центре стоит в витрине маска Тутанхамона. По сторонам — его же золотые саркофаги. У маски (весит 10 кг 230 гр чистого золота) есть длинная ритуальная борода, которая тоже сделана из золота, причем, инкрустирована серо-зеленым фаянсом. Так вот, реставраторы эту маску уронили...

— А кто конкретно и как?

— Известно лишь, что к этому имеет прямое отношение старшая заведующая отделом Тутанхамона г-жа Эльхан Абдельрахман (многие сотрудники с сомнением говорят о ее квалификации: понятно, что в хранилище Тутанхамона назначают людей близких к вышестоящим кругам). Так вот, они провели все необходимые работы внутри витрины, а когда ставили маску обратно — ее уронили, маска упала внутри витрины, и борода откололась. В древности она отсоединялась — держалась с маской на крошечной золотой втулке. В панике г-жа Абдельрахман, вместо того, чтобы срочно обратиться в Реставрационный совет (а у них там реставраторы высочайшего уровня, причем с европейским образованием), так вот госпожа обратилась к собственному супругу, который также является одним из реставраторов в музее.

— И что он сделал?

— Он взял и приклеил бороду к маске Тутанхамона на эпоксидный, необратимый клей. Эпоксидная смола нерастворима! Речь идет о том, что подбородок древней маски загублен. Клея он не жалел. Поэтому с одной стороны клей потек. И дальше полузастывший клей «реставратор» стал соскребать скальпелем! Это невообразимо. Это все равно, что скальпелем почистить Мону Лизу. В итоге мы имеем серьезные царапины на подбородке и большой слой жуткой желтой массы (все видно на фото) между маской и бородой. Мало того — приклеили бороду под другим углом! Археологи в страшном сне не могли представить, что маска XIV века до новой эры, дожив до наших дней, пострадает из-за двух неквалифицированных людей, которые испугались выговора. Эта маска решением Парламента запрещена даже к вывозу из Египта, это главный культурный символ.

— Что сейчас?

— Начато уголовное преследование, да и то только потому, что уже вмешалась пресса. И все это невозможно замалчивать. Буквально в эти часы в присутствии премьер-министра идет расследование; виновникам грозит небольшой срок — от года до пяти, но даже самое жесткое решение не успокоит мировое музейное и историческое сообщество. Реликвии это не поможет. Как хорошо прокомментировала Анна Мутина (ведущий реставратор Музея истории религии в Санкт-Петербурге), — эпоксидную смолу можно удалить только со слоем металла.

— Насколько толст слой металла?

— Это кованое золото, оно достаточно плотное, но маска совершенно фантастически была отполирована — это же лицо, самая видная область. И эти царапины уже не удалить, полировать заново такой памятник уже никто, конечно, не будет, это повредит его еще больше. Вот так. То есть эти двое, решив уйти от ответственности, так и выставили маску с приклеенной бородой — авось никто не заметит. Сначала пытались замолчать (даже Министерство по делам древностей), но не получилось — это главная вещь страны.

— Мы видим — как борода присоединена изначально, — неужели нельзя было чем-то изнутри ее зацепить?

— Нет, там маленькая металлическая втулка, вроде штива. Ведь борода отдельно присоединялась к маске. И даже когда англичанин Говард Картер (чья экспедиция нашла маску) отчищал реликвию от бальзамировочных смол, он отсоединял бороду. Есть старые фотографии маски в момент открытия гробницы, где она вообще без бороды. Но когда маска упала внутри витрины, основная втулка, видимо, была повреждена, и восстановить ее «на коленке» не представлялось возможным. По законам музея после такого форсмажора требуется обратиться в Реставрационный совет... в течение 2-3 дней это бы поправили, и маске бы ничего не угрожало. Ведь мои источники сообщили, что сама она из витрины не выпадала — ее чудом успели подхватить.

— Да, ведь на лбу у фараона тоже «сидит» очень хрупкая змея с головой грифа... могла бы отколоться.

— Змея — символ Нижнего Египта, гриф — символ Верхнего, это царские регалии. Нет, они не пострадали. Мои европейские коллеги очень бурно обсуждают тему в закрытом профессиональном сообществе, и они просто не возьмут в толк: как это возможно — скрести скальпелем по кованому железу? Такого просто не бывает даже в страшных фантазиях! Но реальность оказалась страшнее каких бы то ни было фантазий.

— Местные реставраторы справятся с проблемой или надо будет вывозить маску в Европу?

— Ее не вывезут в Европу, в 70-х годах прошлого века уже было знаменитое турне Тутанхамона по миру (в том числе, и в Союз приезжала — в 1973 году маска стояла в Пушкинском музее), так вот турне закончилось печально, потому что в 1978 году в Германии один из бесценных предметов — золотой ковчег для царских внутренностей — попытались стащить. Попытка оказалась неудачной, но ковчег, вынимая из витрины, повредили. С тех пор был принят закон о запрете вывоза фараоновых вещей, и маски тем более. Так что, скорее всего, какие-то знаменитые реставраторы из Европы в случае необходимости сами приедут в Египет, но, повторяю, у них есть и свои прекрасные, проверенные годами кадры. Они уже спасали поврежденные вещи из Каирского музея после 2011 года — после попыток ограбления. Я видел эти отреставрированные вещи только что — это потрясающая работа, на уровне Лувра или музея «Метрополитен».

— Но тут — необратимый химический процесс?

— Совершенно верно. Удастся ли хоть как-то улучшить ситуацию — большой вопрос. Никто никаких перспектив сейчас не дает. Царапины останутся навсегда, повторяю, перешлифовку делать категорически нельзя. А борода... боюсь, и это все так и останется, как есть. Прямо с эпоксидной смолой.



Партнеры