Премьера "Женитьбы" в Театре Наций: "особенный" Виторган и робеющая Собчак

Известная супружеская пара дебютировала на сцене

15 марта 2015 в 12:25, просмотров: 19282

Все-таки Ксения Собчак не настолько нахально-ярка, как говорят. Тому оказалось немало свидетелей, пришедших в субботний вечерок в театр Наций на премьеру. Давали «Женитьбу» Гоголя в постановке молодого режиссера Филиппа Григоряна. На сцене Ксения Анатольевна была робка, особенно поначалу. Ещё бы - это все-таки не политический театр и здесь требуются таланты иного свойства. О талантах известных и робеющих - обозреватель "МК".

Премьера
фото: Михаил Гутерман

Эммануил Виторган с супругой Ириной проходят в зал и по его сдержанности видно, что глава семейства в некотором волнении: все-таки сын Максим в главной роли, а невестка Ксения, хоть и на вторых ролях, но у нее дебют, который нельзя рассматривать просто как первый выход на сцену, да еще в таком театре! Надо согласиться с тем, что это тот случай, когда ни о какой объективности не может быть и речи: как бы Собчак не сыграла сваху Феклу Ивановну, актерский дебют будет восприниматься только в контексте ее деятельности ( прежде всего политической) и конечно, неоднозначном отношении к ней публики. Нравится Собчак - значит, похвалят, ну а уж если терпеть не могут - пиши пропали: и она, и её муж, да и сама премьера.

Но мы все-таки в театре, где дают все-таки классику, и никакой другой бэкграунд, кроме театрального нас интересовать не может.

фото: Михаил Гутерман

Тем более, что режиссер Григорян предложил совсем неожиданное решение. В стиле комикса по Гоголю, по тексту не измененного вовсе ( чуть сокращен), но вызывающе ярко разрисованного и определенного самим Григоряном как "токсичный китч".

Его Гоголевский китч начинается с премилого инфантилизма: большой мальчик - Иван Кузьмич Подколесин - сидя на розовом диване, видит яркие, прямо-таки радужные сны, проецируемые на экране - Нью-Йорк, Тадж Махал, Москва златоглавая (вид с Софийской набережной), а совсем даже не Питер, где случается "Женитьба". Сам Иван Кузьмич в исполнении Максима Виторгана - дитя дитем ( "киндер, что с него взять") - в полосатой пижамке встречает свой 45-й год рождения. Ему дарят тортик и плюшевого мишку, ярко красного цвета. Мишка бегает по сцене как живой и со временем становится мишкой для битья в самые драматические моменты на пути к нежеланной для Ивана Кузьмича женитьбе.

фото: Михаил Гутерман

Здесь подают авто внушительных размером разных марок - профили «Кадиллака», автобуса с надписью "в парк". Готовят шаурму, размер которой превосходит все имеющиеся образцы массового " деликатеса" в столичных лавках... Чем еще поражает Филипп Григорян? Гротеском во всем: скажем, дозы наркотиков, которыми пользуется Кочкарев (Виталий Хаев): кокс - мешками, марихуана - кочанами, таблетки - шайбами. Повсеместные чудачества в костюмах Галины Солодовниковой и в гриме. А вот еще женихи - три ярчайших персонажа: полицмейстер-шар (Яичница), Фантомас с зеленым лицом ( Анучкин) и ветеран космического движения (Жевакин). Подколесин среди них - такой милый инфантильный клоун ( щеки красные, вокруг глаз - зеленое). Цветные проекции в стиле поп-арта в кислотных тонах и блестки , щедро посыпаемые свахой по делу и без, кстати, также одетой в блестящие костюмы и палящей из пистолета - все баллы складывается в безумное Гоголь- шоу, которое можно бы было таковым считать, если бы ... не музыка. А вот её психоделический характер - поперек видеоряда и проявляет отнюдь не комедийный характер постановки.

Но прежде чем говорить о смыслах, тайных и явных, которые усмотрели в спектакле зрители и энтузиасты соцсетей, стоит сказать об актерах, поставленных режиссером в весьма рискованное положение. Неожиданно удивил Виторган: очень точный рисунок роли выдержан от начала до конца и задача "быть особенным среди прочих" выполнена. В общем, папа из зала не зря гордился сыном. Невеста его - Агафья Тихоновна в исполнении Анны Уколовой просто превосходна: и голос, и стать и особенность натуральность существования выделяют её , похожую на одуревшая гусыню, героиню в забавной истории сватовства. Дурак все-таки этот Иван Кузьмич, что не женился на такой, а сиганул в окно.

фото: Михаил Гутерман

Что до Феклы Ивановны, то есть Ксении Собчак, то она очень старается. Первую сцену, безжалостно выставленную прямо на авансцену, провела в мандраже, но потом разошлась и как амбициозная перфекционистка старалась не оплошать среди профессионалов, показавших класс - Анны Галиновой, Виталия Хаева, Антона Ескина. Но именно за Ксенией режиссер оставил последнее слово, которое Собчак уверенно (потому что привычно) произнесла с экрана, снимая грим.

Никакой политики и социальности в "Женитьбе" я не обнаружила, несмотря на наличие невежливых людей в омоновский камуфляже - совершенно лишних. Осчастливить против желания нельзя, стать счастливым по чьей-то воле не возможно - такая концепция представляется более мне убедительной, в доказательство чего из рук анимационного Ивана Кузьмича по экрану летит земной шарик - голубой с зеленым.

Нет, публика не дура и на поклонах активно приветствовала не медийных лиц, а спутника Подколесина - красненького медвежонка, известного в Москве артиста маленького роста Вано Мироняна.



Партнеры