В Театре Наций сыграли уникальный проект

В стране слепых бегать разрешается

22 апреля 2015 в 19:18, просмотров: 3994

Есть люди слепые — их окружает тьма. Есть глухие — живут в безмолвии. А есть среди нас слепоглухие, и их черную без единого звука жизнь представить невозможно. Тем не менее именно они стали героями спектакля «Прикасаемые», который показал Театр Наций. Идея его создания принадлежит Евгению Миронову, худруку Театра Наций, проект осуществлен при участии фонда поддержки слепоглухих «Со-единение».

В Театре Наций сыграли уникальный проект
Фото Предоставлено Театром

Малая сцена. Трибуны для зрителей установлены бифронтально, друг напротив друга. На сцене-помосте семь венских стульев с одной стороны и семь простых табуреток. Мужчина в очках похож на выпускника консерватории (жилет поверх розовой рубашки, модная бабочка), отгоняет газетой назойливых мух. За его спиной этих самых мух озвучивают актеры: «з‑з‑з». В это время женщина с волосами сиреневого цвета и юбке такого же тона снимает на фотоаппарат все, что видит: например зрителей, артиста Анатолия Белого, который сидит перед пюпитром с текстом. А напротив него — Ингеборга Дапкунайте, и тоже перед пюпитром. Но вот спектакль начинается. И он производит очень необычное впечатление. Семь артистов на семеро слепоглухих людей.

История этого проекта началась 9 месяцев назад. Материал (настоящие истории из жизни) собирали в интернате для слепоглухих под Сергиевым Посадом — автор инсценировки Марина Крапивина и художница Екатерина Джагарова даже жили там. В результате обработки режиссеру Руслану Маликову достался сжатый, стройно структурированный текст с сильным эмоциональным подтекстом. Его как раз по очереди читают Белый и Дапкунайте. Попытка передать ощущения людей, которые, заболев еще в детстве, узнали, что такое обрушившаяся слепота или глухота. Или то и другое одновременно. Страшно.

Конечно, какой-то серьезной игры от слепоглухих людей никто не ждет, да и задача такая не ставилась. Режиссер Маликов выстроил действие очень осторожно, в прямом смысле как бы на ощупь. Жизнь на ощупь, контакт с миром — тоже. У каждого незрячего и неслышащего свой верный поводырь — актер. И контакт между ними удивительный. Как ангел-хранитель, он ведет человека по пространству сцены без слов (все одно — они бессмысленны), лишь легкое пожатие руки и перебор пальцами — это их язык.

Масштабный проект выполняет очень важную миссию как для тех, кто вышел на суд зрителя, так и для зрителя самого. Первые, преодолев смущение и явное волнение, держатся все смелее, а в какой-то момент, взявшись за руки, вместе с артистами бегут с одного края сцены на другой. И этот забег — как отчаянный прорыв в другой мир, как второе дыхание и новая жизнь. Зрители сначала пугаются — как бы не упал кто (реж. по пластике — Евгений Кулагин). Наблюдая это, каждый из зрителей пытается представить, что это значит — жить в темноте и абсолютной глухоте, — и сжимается от ужаса. Но примерять на себя ситуацию абсолютно бессмысленно. Последние слова Анатолия Белого именно об этом: «Ваше представление о нашей жизни не имеет ничего общего с реальностью». А Ингеборга Дапкунайте читает от имени женщины, которая единственная среди слепоглухих защитила докторскую диссертацию, стала крупнейшим дефектологом.

После спектакля, когда зрители не хлопали, а стучали каблуками об пол (только вибрация позволяет глухим «слышать» аплодисменты), когда сделали снимки на память о первом спектакле, я беседую с Ингеборгой о ее участии в проекте.

— Мне хватило одного дня, чтобы привыкнуть и понять, что есть кто-то другой, не такой, как ты, — говорит она. — Я знаю каждого теперь из них по имени. Все актеры, которые работают в паре со слепоглухими людьми, просто молодцы.

— Лично вам, не как актрисе, а прежде всего как человеку, что дал этот контакт? Есть какое-то открытие?

— У меня расширились понятия о том, что люди очень разные. Многие же не знают и даже не думают, что рядом живут другие люди.

— Вы будете приезжать на этот спектакль?

— Не знаю. Пока мы поедем со спектаклем в Петербург, он пойдет на Новой сцене Александринского театра.

Актриса, удивительная певица фольклора Ольга Лапшина работает со слепоглухими непосредственно на сцене, и вот ее взгляд, как говорится, изнутри:

— У наших партнеров многому можно научиться. Например, у них феноменальная память на последовательность действий. Для нас, актеров, это такая школа дисциплины… Ведь зрячий человек полагается на свою память, расслаблен, а у них выхода нет — надо все фиксировать и четко запоминать, иначе смерть. Так попал под машину один из героев спектакля.

— Как вы технически взаимодействовали? Ведь эти семеро ничего не видят и не слышат.

— Во-первых, у нас были переводчики. Актеры почти все быстро освоили язык дактиль — это когда на ладони ты пишешь буквы, и люди очень бегло их читают. Я еще не до конца овладела этим языком. Кстати, среди переводчиков есть студенты или выпускники факультета дефектологии, у которых родители слепоглухие, их жизнь заставила овладеть дактилем.

Лично меня этот проект научил одному очень важному качеству — не бояться вступать в контакт с неизвестными людьми. Иной раз мы боимся, что не поймем чужого языка, зажимаемся — и нам не хватает переводчика. А здесь человек, который ничего не видит и не слышит. Хотя когда перед спектаклем они делают этюды, зрители думают, что люди видят и слышат — все разучивалось как по нотам, такая обманка для зрителей, которые должны подумать, что перед ними вполне адекватные. Так что смело надо вступать в контакт с человеком, который не слышит и не видит. Он всегда сможет передать тебе свои чувства и ощущения. Да и для них этот спектакль — преодоление. Они понимают, что можно бегать, насколько это возможно, дышать полной грудью. Кстати, если они кладут руку тебе на горло, то «слышат» звуки.

Есть такая икона — Умягчение злых сердец. Вот этот спектакль для зрячих и слышащих — умягчение сердец людей здоровых.

Как сложится судьба этого проекта? Как часто его будут ставить в репертуар? — вопрос остается открытым. Но то, что его играть надо и это нужно больше нормальным, чем нездоровым людям, обществу, — факт.



Партнеры