Танго для сильных мужчин

На Чеховском фестивале показали настоящее аргентинское танго

22 мая 2015 в 18:22, просмотров: 5040

Такого пожара чувств, какой полыхает в этом танце, пожалуй, нет ни в одном другом. Его пытались запрещать, с ним боролись и считали таким же непристойным, как теперь танец тверк… В 1914 году папа Пий X даже осудил его как безнравственный, а в России запрещалось само упоминание этого названия. Ничего не помогло… Речь идет, конечно, о танго.

Танго для сильных мужчин
Фото: пресс-служба Чеховского фестиваля

Каких только видов этого танца не существует — и это важно понимать. Есть уругвайское танго, есть аргентинское. Есть даже финское. Но основное разграничение — танго социальное и танго бальное (американского и международного стиля). Аргентинское и уругвайское и рассматривается как «социальное» и «аутентичное». Именно они сейчас ближе всего к «изначальному» танго, как раз к тому, каким его танцевали там, где этот танец зародился: в Аргентине и Уругвае. И именно такое «аутентично-уличное» танго и привезла на Чеховский фестиваль труппа из Буэнос-Айреса «Танго Метрополис Данс Компани».

На сцене Театра Моссовета кирпичная стена. Ударные отбивают жесткий ритм. Под барабанный бой выходят пять мужчин в плащах. Затем появляются дамы в вечерних платьях. Потом главная пара… Пилар Альварес и Клаудио Хоффманн… Они женаты уже 25 лет и знают друг друга до кончиков пальцев.

— Что такое танго? — спрашивает себя Клаудио в нашем разговоре после спектакля и сам же отвечает: — Это общение между мужчиной и женщиной без слов, и, конечно, если мы друг друга знаем от мизинца до последнего волоска, это коммуникация между нами, это наше единение. Конечно, нам это помогает.

— Есть пространство сцены, а есть пространство пары, и это объятия, объятия партнера, — подключается к разговору Пилар. — У Клаудио потрясающие совершенно объятия, и когда я выхожу на сцену, абсолютно ему доверяю. Я ему отдаюсь, потому что я уверена в нем. Как будто бы я закрываю глаза и сажусь в карусель. Закружилась. В этом пространстве я чувствую себя абсолютно спокойно.

Именно этой паре и принадлежит идея, постановка и хореография спектакля под романтическим названием «Танго и ночь». Клаудио еще и художественный руководитель труппы. Танго исполняет квинтет музыкантов, расположившихся на сцене: фортепиано, гитара, контрабас, скрипка и, конечно же, бандонеон. Этот музыкальный инструмент — похожий на наш баян, только миниатюрный — называют «душой танго».

 — Аргентина — страна эмигрантов, и бандонеон имеет настроение ностальгическое, потому что это инструмент эмигранта, человека, который покинул свою родину, и здесь есть момент грусти, — говорит мне человек, который ловко управляет этой самой «душой танго», а заодно и всем квинтетом — Даниэль Бинелли, музыкальный руководитель «Танго Метрополис Данс Компани». Музыка, сочиненная им, помимо сочинений других авторов звучит и в спектакле «Танго и ночь». Да и вообще он человек весьма незаурядный, работал с самим Астором Пьяццоллой — признанным королем этого направления (его музыка в «Танго и ночи», естественно, тоже используется).

— Танго — это встреча мужчины и женщины. Пара встречается, танцует, и буквально через три минуты становится ясно, могут они танцевать дальше или они не подходят друг другу абсолютно. В спектакле собраны картинки, композиции разных форм танго, и вы увидите, что каждая пара не похожа одна на другую. Каждая имеет свою индивидуальность, но в любом случае это всегда встреча женщины и мужчины. Этот танец на сто процентов чувственный…

Интересно, что танго в этом спектакле совсем не похоже на то, каким мы привыкли его видеть в исполнении спортивных пар. Такого танго в Аргентине и не увидишь, пожалуй. Там это все-таки, как ни крути, не спорт…

А в спектакле между тем чередуются сцены. Вот кабаре — столики с бутылками вина и бокалами. Пьяная публика. Мужчины танцуют танго друг с другом. Затем один из них приглашает даму…

Над розовым морем вставала луна,

Во льду зеленела бутылка вина,

И томно кружились влюбленные пары

Под жалобный рокот гавайской гитары.

Вспоминается песня-танго Вертинского на замечательные стихи Георгия Иванова. И певец, и поэт тоже эмигранты…

И этот спектакль не только о мужчине и женщине — он об истории их чувства. А еще — об истории танго. Действительно, танец этот рождался в мрачных портовых кварталах и борделях Буэнос-Айреса поначалу как одиночный и мужской. Нищие эмигранты, охотники за удачей, авантюристы и изгои вступали в танец, соревнуясь в мужественности, красуясь перед девицами, словно петухи… Как в бой, который может закончиться поножовщиной… Эротика и чувственность пришли в танго потом, когда в нем появилась женщина…

— Дело в том, что танго начиналось как танец мужчин, потому что танцевалось танго в таких местах, куда женщины не ходили. Это была страна эмигрантов, и мужчины просто тренировались между собой, чтобы потом с женщиной получилось хорошо. Чтобы завоевать женщину, нужно сначала потренироваться с друзьями, — объясняет мне альтернативную точку зрения на происхождение танго Клаудио Хоффманн.

Между тем сценки в этом театрализованном шоу мелькают одна за другой. И названия у них соответствующие — наверное, это название музыки, под которую танго и танцуют: «Поверхность луны», «Хирург», «Цыпленок»… Звучит композиция под названием «Уже уходит поезд». На сцене вокзал с часами, дым от прибывшего поезда, осветившего сцену своим прожектором, провожающие и встречающие, пассажиры с чемоданами, носильщики. Знойное танго заезжей красотки-знаменитости с вокзальным служащим…

Всего таких сцен двадцать восемь. И двадцать восемь разных историй, которые пары танцуют то отдельно, а то сразу пять пар образуют круг, держа друг друга за руки. Заканчиваются эти истории, когда все пять тангеро, занятых в спектакле, выходят на бис с этническими барабанами-тамборами… И это опять же «воспоминание» о корнях танго. Ведь и само слово «танго» имеет африканское происхождение, его возводят к языку нигерийского народа ибибио, где оно значило «танец под звук барабана». К тому же получил первоначальное распространение танец от африканских сообществ Буэнос-Айреса на основе древних танцевальных форм.

— Как вы готовитесь к спектаклю, как происходит ваш тренаж? — продолжаю разговор с Клаудио Хоффманном.

 — Это целая программа упражнений на основные движения. Тут нет уникального единого метода, системы подготовки. У каждой пары, у каждого танцовщика что-то свое.

— То есть как в балетном классе, у палки, вы так не занимаетесь?

— Иногда и так тоже делаем. Просто есть люди, которые пришли в танго из балета. Но это совсем не то что в классическом балете. Главное тут связь пары. Потому что важно, чтобы пара воспринималась как один единый танцовщик.



    Партнеры