На «Золотой маске» обошлись без скандалов

В Москве назвали лауреатов театральной премии

17 апреля 2016 в 18:18, просмотров: 16206

XXII церемонию вручения театральной премии «Золотая маска» ждали всем миром — скандальные обсуждения, интриги и недопонимания, ссоры и разборки между членами экспертного совета за последние месяцы были вынесены далеко за пределы театрального сообщества. Каковы будут итоги сезона-2014/2015 и какие сюрпризы — приятные и не очень — преподнесет «ЗМ» в этот раз? С подробностями — корреспонденты «МК».

На «Золотой маске» обошлись без скандалов
«Сон в летнюю ночь» — лучшая постановка большой формы. Фото:Сергей Киселев / Агн «Москва»

На сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко цирковой выход: алый круг арены, клоуны в ярких костюмах, лилипут, девочка на шаре, акробаты и… повторяющаяся мелодия Нино Роты из «8 с половиной». Режиссер-постановщик Евгений Писарев решил придать церемонии задор и веселье, снизить градус серьезности и примирить недовольных. «Держите лицо!» — в шутку советовали ведущие вечера Юлия Пересильд и Павел Акимкин, обращаясь то ли к публике в целом, то ли к номинантам «Маски». Вопрос «кто же победил?» напряженно завис в воздухе. Но напряжение, предваряющее церемонию, не оправдалось, да и скандала в этом году не случилось. Вечер прошел мирно и без происшествий. Министр культуры Владимир Мединский приехать не решился (видимо, ему с лихвой хватило неприятного инцидента с «Тангейзером» в прошлом году), предусмотрительно послал вместо себя своего заместителя Александра Журавского, который миролюбиво порассуждал о важности театра.

Объявление лауреатов «ЗМ» в номинациях музыкального театра в этом году продемонстрировало гораздо большую принципиальность, последовательность и компетентность жюри в сравнении с экспертным советом, выбор которого в некоторых случаях вызывал недоумение. В оперетте-мюзикле безоговорочную победу над «русским мюзиклом» одержал качественный американско-европейский продукт. И не важно, что «Рождество О'Генри» — оригинальный спектакль Алексея Франдетти. Но материал — американский. И поставил Алексей спектакль в соответствии с бродвейским, вернее, офф-бродвейским, а не российским стандартом. За что и был по заслугам награжден за лучшую режиссуру. Ну а «Голливудская дива» Санкт-Петербургской музкомедии, ставшая лучшим спектаклем, и вовсе «не наша». Ее мастерски сделала интернациональная команда во главе с голландцем Корнелиусом Балтусом. Премия за лучшую мужскую роль досталась «призраку оперы» — Дмитрию Ермаку, который блистательно сочетал все необходимые бродвейские технологии исполнения партии в классическом мюзикле с глубокой актерской природой и приемами русского психологического театра. Ну а маска дирижера Мариам Барской в том же «Призраке» и вовсе заставляет признать, что это шоу, конечно же, было лучшим в сезоне. Просто согласно абсурдному пункту в положении о «ЗМ» — кальки в жанре мюзикла не подлежат номинированию. Русскому мюзиклу «Все о Золушке» Театра Михаила Швыдкого, который многим казался фаворитом, пришлось удовлетвориться премией за лучшую женскую роль, которую вполне заслуженно получила Оксана Костецкая.

В опере все оказалось не менее логичным и честным. Лучшим спектаклем стала «Хованщина» музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. Этот театр получил и другие премии: лучшим режиссером назван Александр Титель, а лучшей актрисой — бесподобная Хибла Герзмава. Обе — за «Медею». И для замечательной «Сатьяграхи» Екатеринбургского театра оперы и балета нашелся приз — его присудили критики (в связи с изменениями положений о «Маске» они вручали в этом году «Маску» в последний раз). Ну а великолепная работа «Новой оперы» «Ромео и Джульетта», весьма традиционная и академичная, была отмечена «Масками» дирижеру Андрею Лебедеву и исполнителю лучшей мужской роли Алексею Татаринцеву.

Лауреат "Золотой маски" Илья Демуцкий. Фото:Сергей Киселев / Агн «Москва»

Не удивляет, что «Золотую маску» присудили композитору Илье Демуцкому. Балет «Герой нашего времени» назван лучшим спектаклем в этом жанре. Музыка не только важнейший и главнейший элемент, организующий пространство этого балета, но и его главная удача. Однако музыке здесь очень помогают еще и адекватная хореография Юрия Посохова и, главное, не всегда однозначные, порой спорные режиссерские подпорки Кирилла Серебренникова. Собственно, то, что маску сразу в трех номинациях присудили именно этому балету (помимо «Лучшего спектакля» и «Лучшей работы композитора» «Маску» получил и Саймон Донжер, еще один участник команды «Героя» как лучший художник по свету в музыкальном театре), — большая неожиданность, при том весьма консервативном музыкальном жюри, которое судило в этом году. Более того, по слухам, борьба за «Героя» между одиозными представителями консервативного крыла в жюри и «либералами» шла нешуточная, отзвуки ее — явно компромиссное решение в номинации «Работа балетмейстера-хореографа». По этой позиции «Маску» получил работающий в Штутгарте англичанин Дуглас Ли за безликую, стандартную хореографию к балету, поставленному для Пермского театра, «Когда падал снег». За такой выбор жюри было неловко еще и потому, что в зале в качестве номинанта находился живой классик и хореографический гений Джон Ноймайер. Да, его балет «Татьяна» по пушкинскому «Евгению Онегину» — работа спорная, но нужно обладать большой смелостью, чтобы предпочесть ей мало чем примечательную одноактовку Дугласа Ли. Впрочем, столь же вопиющей представляется и оценка работы дирижера. Тут Юрий Кочнев с балетом «Стальной скок» (Саратовский театр оперы и балета) обошел самого маэстро Теодора Курентзиса и доселе неизвестную оперу-балет Шостаковича «Оранго. Условно убитый» (Пермский театр оперы и балета).

Главным же триумфатором «Золотой маски» по праву стал Борис Эйфман и его спектакль «Up & Down» — роскошный, как всегда, поражающий изобретательными движениями и поддержками, красотой танца и режиссерской выдумкой, выстроенностью, драйвом и фонтанированием идей. «Маски» за лучшую мужскую и женскую роли в балете жюри также присудило его артистам — Олегу Габышеву (это уже вторая «Маска» танцовщика) и Любови Андреевой, и с этим выбором жюри трудно не согласиться. Сам же Борис Эйфман, как известно, отказался претендовать на «Маску» в качестве хореографа, оставив эту забаву более молодым коллегам. Свою «Маску» всемирно известный балетмейстер по праву получил «за выдающийся вклад в развитие театрального искусства».

Лауреат "Золотой маски" Борис Эйфман. Фото:Сергей Киселев / Агн «Москва»

Объявлять результаты и награждать лауреатов драмы вышли Виктор Рыжаков и эффектная Елизавета Боярская. Юрий Бутусов, соревнующийся сам с собой как лучший режиссер в двух спектаклях («Бег» в театре Вахтангова и «Кабаре Брехт» в театре им. Ленсовета), «Маску» не получил. Его обошел Андрей Могучий. Не получили наград Богомолов с Серебренниковым, также не отметили работу мастера европейского театра Ромео Кастеллуччи и таких режиссеров, как Кама Гинкас, Сергей Женовач, Андрий Жолдак, Алексей Бородин, номинированных на звание лучшего драматического режиссера.

Руководитель Большого драматического театра им. Товстоногова Андрей Могучий в дни проведения «Золотой маски» подвергся показательной общественной порке, прошел через издевательское шоу с возможной отставкой, устроенное Минкультом, но сохранил свой пост. Так что награду герою многие рассматривают как знак поддержки коллег. «Завтра обязательно в прессе начнутся разговоры, — резонно заметил Лев Додин, вручавший приз. — Поздравляю и сочувствую». Эти слова можно было отнести в адрес многих лауреатов. Как бы то ни было, но спорный и смелый для академической сцены спектакль «Пьяные» по «нехорошей» пьесе Ивана Вырыпаева отмечен еще и за актерский ансамбль. А индивидуальную «Золотую маску» за актерскую работу в драме получила талантливая молодая актриса Мария Смольникова за роль Людмилы в спектакле «О-й. Поздняя любовь». Из привычного ангелочка она превратилось в девушку с брежневскими бровями, которой папаша дал мужскую закалку. Эта награда породила некоторое недовольство. А все потому, что на «Маске» была представлена еще и Наталья Тенякова в «Юбилее ювелира» Константина Богомолова в МХТ — актриса совсем другого толка, сыгравшая ярко и мощно. И лучшим драматическим актером признан 22-летний Сергей Волков — студент Юрия Бутусова за роль Бертольда Брехта в спектакле Санкт-Петербургского театра им. Ленсовета «Кабаре Брехт». В Москве прошел он неважно, закончился исходом зрителей и критиков. Волков — актер способный и перспективный, но все-таки тягаться силами с таким тяжеловесом, как Олег Табаков в «Юбилее ювелира», ему сложно. Да и неожиданно появившийся на театральной сцене Алексей Агранович, занимающийся по жизни совсем другого рода деятельностью, вдруг открылся в «Обыкновенной истории» Кирилла Серебренникова как актер. Помимо этого Волкову удалось обойти таких серьезных конкурентов, как Петр Семак («Маскарад. Воспоминания будущего») и Виктор Добронравов («Бег»).

Лучшей постановкой большой формы стал «Сон в летнюю ночь» Ивана Поповски в «Мастерской Петра Фоменко», которая в отсутствие своего Мастера умудряется все так же тонко плести кружева, чувствовать и передавать нам трагическую радость бытия.

Худрук Александринского театра Валерий Фокин представил на «Золотой маске» «Маскарад. Воспоминания будущего» — историко-документальную попытку реконструкции знаменитого спектакля Всеволода Мейерхольда 1917 года. Костюмы и бутафорию воспроизвели по эскизам Александра Головина. За сценографию и отметили «Маской» Семена Пастуха. Обладателем второй «Маски» в этом спектакле за роль второго плана стал Николай Мартон — грандиозный актер старшего поколения и классической выучки, сыгравший Неизвестного. Башкирский театр драмы им. М.Гафури из Уфы за спектакль «Черноликие» по повести башкирского классика Мажита Гафури удостоен премии за работу художника по костюмам. Ее получил Альберт Нестеров, который еще и как сценограф тщательно воспроизвел традиционный облик и быт своего народа.

В богатой коллекции спектаклей малой формы жюри под руководством режиссера и руководителя Воронежского камерного театра Михаила Бычкова выбрало «О-й. Поздняя любовь» «Школы драматического искусства» в постановке Дмитрия Крымова. Он создает уникальный авторский театр, а спектакль получился хулиганский, лихо переводящий Островского в современную плоскость. Жаль, что остался в тени спектакль малой формы «Месяц в деревне», поставленный Евгением Марчелли как откровенная комедия в ярославском театре драмы им. Ф.Волкова. Это один из самых новаторских спектаклей с непредсказуемо смелой Анастасией Светловой в роли Натальи Петровны.

Две кукольные «Маски» — у петербургского театра «Karlsson Haus». Звание лучшего режиссера-кукольника получил Алексей Лелявский, поблагодарив театр «за свободу свободно выразиться». Его маленький рукотворный спектакль «Ваня» московские зрители с трудом разглядели, поскольку сыгран он был в чужом и не вполне продуманном пространстве. Отметили и молодого актера Михаила Шеломенцева, управившегося на крыле самолета с крошечными планшетными куклами во главе с Ваней. Лучшим кукольным спектаклем стала «Толстая тетрадь» из Перми в постановке Александра Янушкевича, основанная на антивоенном романе Аготы Кристоф. Наградили за нее и художника Татьяну Нерсисян.

«За выдающийся вклад в развитие театрального искусства» кроме Бориса Эйфмана СТД наградили актрису Римму Белякову из Саратова и Клару Кисенкову из Южно-Сахалинска, Бориса Мессерера, Юрия Соломина, Льва Додина, актеров Рината Тазетдинова из Казани и Ростислава Янковского из Минска.

Неожиданно теплый трехчасовой вечер подошел к концу: результаты известны и наверняка еще будут обсуждаться. Так что иронические слова ведущих «Господа, держите лицо!» не простые — напутственные.




Партнеры