Золушка — мать сказочной демократии

Премьера бродвейского мюзикла в Москве

4 октября 2016 в 16:23, просмотров: 2482

В театре «Россия» прошла премьера мюзикла «Золушка», созданного культовыми бродвейскими авторами прошлого века Роджерсом и Хаммерстайном. Спектакль, который увидели москвичи, не является калькой бродвейского шоу: оригинальная версия создавалась специально для московского проката. В очередной раз компания Stage Entertainment, осуществившая постановку, преодолела высочайшую планку в реализации самого технологичного из театральных жанров, требующего от создателей и артистов владения фигурами высшего пилотажа.

Золушка — мать сказочной демократии

История «Золушки» настолько древняя, что бессмысленно искать ее истоки. Упомяну пару занятных фактов: первая французская Золушка, которую звали Сендрильона, была обута не в хрустальные башмачки, а в меховые. Причиной путаницы стало сходство в произнесении французских слов «стекло» (verre) и «мех» (vair). Героиня сказки Шарля Перро уже теряла хрустальную туфельку, а первую русскую Золушку звали Замарашкой — с подачи Ивана Сергеевича Тургенева.

Но все это — далекое прошлое. Современная Золушка, обосновавшаяся в Голливуде и на Бродвее, — воплощение американской мечты. Девушка, которая «сама себя сделала» — из служанок в принцессы. Не без помощи феи, разумеется.

Музыка и стихи бродвейских классиков Рожерса и Хаммерстайна тоже написаны очень давно — в 1957-м, причем для телевидения. История явно нуждалась в апгрейде. И он наступил: три года назад на Бродвее появился театральный мюзикл, сюжет которого был остроумно и смело скорректирован Дугласом Картером Бином, написавшим фактически новую пьесу. Три года спустя «Золушка» с новой режиссурой Линдсея Поснера, сценографией Дэвида Галло, костюмами Татьяны Ногиновой, хореографией Ирины Кашубы, аранжировкой и адаптацией музыки Евгения Загота, текстом Алексея Иващенко и полностью российским кастом стартовала в театре «Россия».

В спектакле канонические стандарты мифа о Золушке забавным образом сочетаются с нововведениями. Золушка — служанка у мачехи и двух ее родных дочерей? Да. Она ходит в чепчике и оборванном платьице? Тоже да. Она едет на бал в карете, которая в полночь превратится в тыкву? Снова да. Она теряет хрустальный башмачок? А вот тут — нет!

Удивлены? Шокированы? А как насчет того, что именно Золушка становится проводником демократических идей и лоббистом либеральных реформ, которые инфантильный поначалу принц внедряет в систему своего правления? К счастью, она не одинока: с ней действуют некто Жан-Мишель, революционно настроенный юноша в длинной шинели и очках, смахивающий на Троцкого, и одна из сводных сестер — Габриэлла, боевая подруга Жан-Мишеля, напоминающая суфражистку прошлого века. На фоне этой буржуазной революции было бы просто смешно полагаться на волю слепого случая. А потому Золушка вовсе не теряет свой башмачок — она целенаправленно оставляет его на ступеньках лестницы, дабы не сразу определившийся в своей гражданской позиции принц имел шанс ее найти.

Каст в спектакле очень сильный. Золушка — Юля Ива, блеснувшая прекрасным вокалом и мастерским тэп-дансом в «Поющих под дождем», — добрая, но отнюдь не кроткая, нежная, но не слабая. Это очень решительная девушка, способная составить счастье не только себе, но и всему сказочному народу.

Принц Тофер в исполнении Павла Левкина — нестандартное сочетание лиризма и комичности. Тофер — это укороченное от Кристофер. На самом деле у принца множество мудреных имен, среди которых вдруг проскакивает неожиданное «Гена», что всех повергает в изумление. Роман Аптекарь — Жан-Мишель — как обычно, демонстрирует великолепное актерское дарование, пластичность, вокал — словом, все, что входит в обойму навыков и талантов «синтетического» артиста мюзикла. Очень удачна работа Екатерины Варковой (Габриэлла): ее героиня мила, романтична и весьма практична. Ну а Татьяна Кулакова в роле Шарлотты — пример прекрасной буффонады актрисы, которая не боится быть смешной толстушкой, грубоватой и неуклюжей, но при этом очень симпатичной и обаятельной. На своем месте Алена Хмельницкая (Мачеха, или Мадам, как ее здесь почему-то называют), злодейства которой не выходят за рамки допустимого в спектакле для семейного просмотра.

Отметим и коварного интригана Себастьяна в исполнении Петра Таренкова, и Лорда Пинклотона в исполнении Игоря Портного. Кстати, замечательный голос Портного еще раз напоминает нам о том, что в мюзикле иногда второстепенный персонаж может обладать гораздо более сильным вокалом, чем главный герой. Просто потому что этого требуют правила игры в данном конкретном шоу. Ну и, конечно, Елена Чарквиани в роли Феи показывает сильные стороны своей актерской индивидуальности: позитивная энергетика, чуткая работа с партнером и точность попадания в образ.

Ансамблевые сцены в мюзикле — динамичны и эффектны. Действие вообще разворачивается стремительно, не тормозя на ариях и дуэтах, которые хоть и не тянут на стопроцентные хиты, как, скажем, в «Звуках музыки», но все же чрезвычайно мелодичны, красивы и индивидуальны по стилистике.

Нельзя забывать и о трюках — их здесь предостаточно. Великолепен полет настоящей светящейся кареты, в которую впряжены волшебные анимационные лошадки.

Но самое эффектное — мгновенное превращение нарядов на Золушке: легким движением руки лохмотья превращаются... превращаются лохмотья... в элегантное бальное платье!

Формат семейного спектакля предполагает наличие разных смысловых пластов, которые удовлетворяют вкусы разновозрастной аудитории. Здесь это сделано мастерски: социальная сатира для взрослых, любовь для молодежи, сказка для детей. И абсолютно для всех — свадьба в финале. Потому что нет ни одного человека, который бы не мечтал о таком хеппи-энде с финальным поцелуем. Если он, конечно, нормальный человек.



    Партнеры