Гурцкая раздора

Слепая певица заплутала в коридорах власти.

10 апреля 2008 в 17:06, просмотров: 1511

“МК” разведал удивительные подробности интриг в коридорах власти. Выборы певицы Дианы Гурцкой на конкурс “Евровидение-2008” от Грузии чуть не вылились в очередной российско-грузинский скандал.

Песня “Peace Will Come” в исполнении Дианы Гурцкой будет представлять Грузию на “Евровидении–2008” в Белграде. “ЗД” еще месяц назад обнаружила в этой балладе потенциал для большого успеха.

В западных еврочартах песню пока не очень оценили, зато читатели “МК” всего за одну неделю работы нашего чарта-прогноза признали за Дианой и ее балладой безусловное лидерство.

Когда Диана объявила о намерении выставить свою кандидатуру на национальный отборочный евротур в Грузии, многие посчитали, что у нее уже “все схвачено” и обо всем со всеми “договорено”. Тбилиси бурлил слухами, что президент Саакашвили лично одобрил ее кандидатуру. Возможно, так и было. Но Грузия — не Белоруссия, и личная симпатия президента — не указ свободолюбивому народу, а больше и скорее — красная тряпка для быка. Из-за этих слухов Диана в Грузии подверглась настоящей обструкции и боролась за победу на отборочном туре в окружении интриг и враждебно-косых взглядов. Отовсюду только и доносилось злобное шипение: “Понаехали тут из своей Москвы со своими миллионами, купили всё…”

Г-н Саакашвили, в свою очередь, изящно разыгрывал собственную карту и на одном большом сборном концерте в Тбилиси специально задержал Диану на сцене, чтобы вдвоем с ней обязательно попасть в телевизионные картинки. Картинки показали и в России, и обмороки с инфарктами начались уже здесь. Особо впечатлительные граждане, которым год назад показывали Путина в Кремле, который присуждал Гурцкой звание Заслуженной артистки России, вручал цветы и нежно ее расцеловывал, завопили: “Как же так?! Ей — звание, а она с врагами якшается?!” Ситуация накалилась до такой степени, что сердобольный Сергей Миронов, спикер Совета Федерации и тоже большой поклонник таланта Дианы, вынужден был лично обзванивать руководство крупнейших телеканалов и извещал их о том, что “у России к Гурцкой претензий нет”.

У нее такая судьба: ее очень любят президенты. Ее трогательный образ и нежная музыка, видимо, размягчают огрубевшие в жестоких схватках большой политики души. Не только Путин, Саакашвили и Миронов нежны к Диане. Под ее песни прилюдно смахивал слезу с глаз казахский президент Нурсултан Назарбаев, а в Туркмении певица была главной поп-иконой у Туркменбаши (царствие ему небесное!) и остается таковой у нынешнего вождя Бердымухаммедова.

Нежна к Диане и Алла Пугачева. Полюбила она ее давно — и за трогательные песни, и за чувство юмора. Примадонна очень смеялась, когда Диана рассказывала ей, как люди, общаясь с ней, начинают говорить громче обычного, и девушке часто приходится их осаждать: “Вы не кричите — если я не вижу, то это не значит, что я и не слышу”.

Алла дала грузинскому телевидению большое интервью, в котором поддержала кандидатуру Гурцкой на “Евровидение”.

— Иногда бывают такие моменты, — говорила Алла, — когда политика очень отдаляется от народа. Ну, вот они там сами разберутся, а мы — сами по себе. Что нам надо? Дружба, веселье, стол. Чтобы еще что-то на столе было. И, конечно же, взаимопонимание. У нас-то это есть… Вся Европа услышит твой голос и не забудет тебя после этого никогда. Вот это главное! И правильно, что ты, Дианочка, едешь от Грузии, от этой прекрасной, гостеприимной, плодородной страны…

Не столько слухи о поддержке со стороны президента, сколько публичная поддержка от Пугачевой сыграли решающую роль, когда грузины голосовали за своего посланца на “Евровидение”. Хотя, конечно, и тут шептались: сколько ж Гурцкая отвалила Примадонне за пиар? Испорченное время, испорченные люди. Не привыкать, однако. Киркоров тоже везде трубит, как продюсер Билана Яна Рудковская заказывает статьи в “ЗД”. А ветер носит и носит…

Диана Гурцкая выкроила буквально крохи времени из своего напряженного графика, чтобы самолично рассказать сегодня читателям “ЗД” о своих переживаниях и ощущениях перед поездкой на “Евровидение”.

* * *


— Диана, в этом году на “Евровидении” все так сложно. Целых два полуфинала. А вдруг не выберешься? Не страшно?

— Участие в конкурсе такого уровня — уже большое дело и большой шаг. Я уже счастлива и совершенно не беспокоюсь о месте, которое займу, хотя мои близкие меня за это ругают. Говорят: ну как же, Дианочка, не важно, какое место? Да, отвечаю, не важно. Мое дело — спеть красиво, хорошо, донести свой крик души. Благодаря композитору Киму Брейтбургу и поэту Карену Кавалеряну есть очень хорошая песня, в которой каждая строчка и каждая эмоция полностью соответствуют моему состоянию души и моим мыслям. Это очень важно. И моя задача теперь — все сделать красиво и достойно. На фестивале “Ялта–транзит” в 1995 году (а это было мое первое выступление на большом конкурсе) я ведь вообще не заняла никакого места. Тогда Игорь Николаев из жалости — мол, нельзя же обидеть слепую девочку — вручил мне спецприз от жюри. А Алла Борисовна, у которой я недавно была в гостях на радио, вспомнила, что я тогда на сцене что-то вышивала, и она запомнила меня благодаря этому номеру, который придумал блистательный режиссер Александр Ревзин. Представляешь, а ведь столько лет уже прошло! И люди меня тогда действительно запомнили и приняли. Это и есть настоящая награда. Артист поет не для места, а для людей. Это — главное.

— Читатели “МК” тем не менее отдают тебе пока уверенное первое место в нашем чарте-прогнозе о том, как Россия, возможно, проголосует на “Евровидении”…

— Я и говорю, что это — огромное счастье, когда публика признает творческого человека. Я благодарна и больше ничего не могу сказать. Значит, я не зря что-то делала и делаю в своей жизни.

— Кто тебе представляется наиболее сильным и опасным конкурентом на “Евровидении”?

— Я еще не успела отслушать всех участников. Не потому что боюсь, нервничаю или что-то еще. Просто времени нет. Когда я бываю дома, то хочу все время находиться с ребенком, я наслаждаюсь энергетикой общения с моим малышом. Просто я не так часто бываю дома, много езжу: работа, концерты, гастроли, репетиции. Поэтому каждая минута с ребенком для меня на вес золота. А чтобы спокойно и вдумчиво послушать всех 42 участников, надо потратить как минимум два часа. Получается пока урывками, фрагментами, еще нет представления об общей картине. Вчера вот послушала Шарлотту Перрелли из Швеции. Я помню ее, когда она победила на “Евровидении” в 1999 году. Хорошо. Но они всегда хорошо поют.

— Главное — “евроформатно”. Иногда даже чересчур, не так ли?

— Может быть. У многих такая ситуация. На “Евровидении” часто стараются петь не столько от души, сколько из расчета: угадать, просчитать, что надо спеть, чтобы выиграть. На самом деле это очень изнурительно: сидеть, считать — и, главное, это вредит искренности, эмоциональной и энергетической связи с публикой. Я ведь могла тоже балладу в стиле Марии Шерифович сделать, потому что она, мол, победила в прошлом году.

— У нее же, Дианочка, была лесбийская баллада…

— Вот это я не говорила. Я имела в виду — по музыкальному стилю. Я могла сделать, но я не сделала. Почему? Потому что все, кто пытается продолжить дело победителя, выстреливают второй раз мимо. Если ты обратил внимание, так было и после победы Русланы, и после Папаризу, и после тех же Lordi. Последователи были, но второй раз войти в ту же воду не смогли. Наоборот, этот конкурс настолько неразгаданный, и никто не знает, что и кто победит в очередной раз. Поэтому надо не считать и гадать, а прислушиваться к себе, к своей душе, к своей музыке.

— А из “наших”, так сказать, коллег-конкурентов ты уже всех оценила?

— Это на самом деле забавно, что “Евровидение” местами напоминает уже сборный концерт отечественной эстрады в Кремле. Но конкурентами я их не хочу называть — ни Диму Билана, ни Руслана Алехно, ни Ани Лорак с Филиппом Киркоровым, ни Сирушо из Армении, ни других наших, кто будет на этом конкурсе. Я к ним отношусь именно как к коллегам, как к добрым товарищам и друзьям. Надеюсь, и они ко мне относятся так же. Мы делаем одно дело на сцене, мы — одна команда. Я говорю это от души и уверена, что мы все будем друг за друга переживать, и всем желаю только успеха.

— Тем не менее хотелось бы заострить внимание на Билане. Его тут многие пинают за то, что, второй раз полез, дорогу никому не дал, и все равно выше второго места, которое уже было, ему, мол, не дадут…

— А что же тогда делать той же Перрелли? Она-то вообще едет после первого места, выше которого уж точно ничего нет. Я считаю, что, когда люди решаются на такой ответственный шаг, то, значит, они уверены в себе и в своих силах. Поэтому я никого не осуждаю. Наоборот, могу только сказать: молодцы! Очень смело! Мы же с Димкой — сокурсники по ГИТИСу! Уже несколько лет на третьем курсе сидим! Ха-ха-ха! Он всегда на гастролях, а я — то рожала, то теперь тоже на гастролях… Димка — классный, он певец, он профессионал, он не раз доказывал это. Я уверена, что докажет и теперь, сделает все, чтобы Россия выступила достойно.

— Удачи и до встречи в Белграде!



    Партнеры