Новогодний шик дней великой депрессии

Режиссер “Новогодней ночи на Первом канале” Михаил Хлебородов: “Кризис спас Голливуд и спасет наш шоу-бизнес”

25 декабря 2008 в 16:24, просмотров: 1826

В новогоднюю ночь Первый канал намерен, по устоявшейся традиции, устроить в эфире не просто праздник, а ПРАЗДНИК-ПРАЗДНИК. Развлекать и веселить народ брошены лучшие силы отечественного шоу-бизнеса — от гримеров, костюмеров и артистов до продюсеров, художников и сценаристов.

Главнокомандующим увеселительной атаки стал Михаил Хлебородов, не просто режиссер экстра-класса, а пионер отечественной видео-музыкальной режиссуры. Напряженно наводя в монтажной комнате последний лоск на уникальные сюжеты новогоднего фильма, маэстро все-таки нашел время, чтобы познакомить читателей “ЗД” с тем, что ожидает всех в самую главную ночь года, и заодно поделился мыслями о непростом текущем моменте в жизни и творчестве.

За двадцать насыщенных лет творческой карьеры г-н Хлебородов не устает удивлять публику не только затейливыми клипами и нарядными постановками. Недавно вот “наследил” в “большом” кинематографе громким блокбастером “Параграф 78”, а в начале 90-х, когда вершиной совершенства считались примитивные студийные ролики “Утренней почты”, он на пару со своим другом и оператором Сергеем Козловым снял для Игоря Саруханова первый англоязычный клип Barber. Это был стильный черно-белый ролик, и никто не верил, что он сделан русскими и в России. “Англичане, наверное, какие-нибудь?” — говорили все. Фактически с этой работы в нашей стране началась эпоха профессионального и осмысленного клипмейкерства. Впрочем, сам Михаил поправляет:

— Первым настоящим клипом — не то что у нас, а вообще в мире — был все-таки утесовский “Пароход” из фильма “Веселые ребята” 30-х годов. Тогда и термина такого не существовало, но это был, наверное, первый настоящий клип, сделанный по всем законам жанра — четко, под песню, под музыку, да еще на пленке смонтированный. А сейчас именно пленочный, а не цифровой монтаж считается высшим классом.

— Новогодними программами ты начал заниматься недавно. Это, собственно, твой второй фильм. Не мелковата ли тема для именитого мастера?

— Я не грешу заниженной самооценкой, у меня много чего есть в послужном списке — и клипы, и кино, и фестивали. Но этот новогодний фильм для меня лично — важная веха. Не точка, конечно, но большая запятая именно в карьере музыкального режиссера. О таком проекте именно на Первом канале, где с тобой работает высокопрофессиональная и креативная команда, может мечтать любой человек с нормальными творческими амбициями.

— Хотел, кстати, узнать: а это правильно, что клипмейкеры у нас с некоторых пор табуном пасутся в киноогороде? На Западе ведь это разные профессии? Не стало ли наше кино от этого простым полнометражным клипом?

— Ситуация плачевна не только в кино. Она коснулась многих сфер жизни, в том числе и шоу-бизнеса. Однако суть не в том, что кто-то занят якобы не своим делом. Ридли Скотт тоже снимает и клипы, и рекламу, и при этом он кинорежиссер. Превосходный Финчер — и тот начал снимать рекламу. Хороший кинорежиссер может сделать хороший клип. Если же алгоритм обратный — уже сложнее, но возможно. Однако у нас корень проблемы в другом. Когда мы начинали снимать клипы — это было делом нашей души. Сперва — студенческое хобби, потом — любимая профессия.

Сколько раз меня выгоняли из института, а я продолжал снимать! Из-за съемок пропустил даже защиту диплома. Так и хожу без диплома. Но был осознанный выбор и безоглядное упоение. А сейчас у многих осталась одна лишь страсть — банальная и примитивная нажива. Все превратилось даже не в бизнес — потому что в бизнесе все-таки надо сделать и продать высококачественный профессиональный продукт, — а в обычную кормушку. Единицы делают кино так, чтобы на нем действительно заработать за счет качества. Остальные, потея, “осваивают бюджеты”. Главное — хапнуть и сделать так, чтобы по голове не дали. Вот движущая сила современного шоу-бизнеса. К высокому искусству это не имеет никакого отношения. Пропадает то самое “горение”, которое очень важно в творчестве, даже если творчество является объектом бизнеса.

— А клипы?

— Клипы — производное от музыки. А музыка же у нас в такой заднице сейчас сидит...

— И Земфира?

— Ну а что Земфира? В начале 90-х вокруг сколько имен было! Один восторг — и тот, и этот, и третий, и десятый. А сейчас, получается, одна Земфира? Хлипковато.

— А “Мумий Тролль”?

— Ну и “Мумий Тролль”. Хотя и он тоже — из стадионной, глобальной, большой группы, собиравшей стадионы в турах, превратился в клубную группу.

— А кто у нас сейчас собирает стадионы?! Кризис ведь на дворе…

— Дело не в кризисе, а в том, что прерваны традиции и преемственность школы. А в Голливуде, например, никогда не нарушалась эта преемственность. И в Великую депрессию у них пошел не спад, а бум, взрыв того же кинематографа. И до сих пор они передают эту школу — от звезды к звезде, от артиста к артисту, от режиссера к режиссеру, от продюсера к продюсеру, от фильма к фильму. Я не понимаю истерии по поводу кризиса — мол, ах, кино в заднице, шоу-бизнес на грани краха! Замечательно, что 200 фильмов закрылось! Не будет дерьма! Выйдет десять, но все хорошие. И начнется нормальное возрождение.

— Кстати, киноаллюзиями, в том числе с известными голливудскими блокбастерами — от бродвейской классики Вуди Алена до зубодробительных “Мистера и миссис Смит” — нашпигована вся “Новогодняя ночь на Первом”. Это от тоски по хорошему кино?

— Этот прием не я придумал. Эти “фишки” использовались многими раньше. Я долго на это смотрел со стороны и очень хотел сам сделать такую историю, потому что она абсолютно моя. Это уже второй новогодний фильм, и, честно говоря, я получаю от работы колоссальное удовольствие.

— Номера и впрямь безумно интересные. Это увлекательно — угадывать известные киносюжеты в исполнении наших поп-звезд. Вы не думали устроить какую-нибудь “угадайку” для телезрителей и приз победителю — абонемент на “Евровидение”, скажем?

— Честно говоря, не думали. Идея неплохая. Надо предложить ее продюсеру.

— Понятно, что свое детище - всё родное, но, может, есть отдельные любимые сюжеты?

— Ты прав, выделить что-то очень сложно. Во все сюжеты вложена и фантазия, и душа. Но на съемках случались откровения, которые для меня, например, оказались крайне неожиданными. Например, Дмитрий Нагиев никогда в жизни до этого не пел, а тут и мысль, и посыл донес не просто актерским, а настоящим исполнительским мастерством.

Меня поражает, как щепетильна в своей работе Людмила Гурченко. Восхищение режиссерское и человеческое вызывали Эдита Пьеха, София Ротару, Михаил Боярский. Борис Моисеев, конечно, совершенно замечательный! Он один из самых позитивных людей, которых я встречал в жизни. Он настолько открыт, ярок, у него столько внутренней энергии, что с его личности можно полотна писать, и я считаю, что его потенциал до конца еще никто не раскрыл. Хотя, казалось бы, уже столько лет на сцене. Нашим молодым звездам есть у кого учиться, но у них почему-то не всегда это получается…

— А мне очень понравилась Заворотнюк. Роль у нее была маленькая, но сыграла она ее, на мой взгляд, блистательно…

— Она очень хорошая актриса. Многие актеры, например, не могут повторить дубль — играют, может, и хорошо, но повторить уже сыгранное не могут, делают все по-другому. А Настя как встала, так и сделала 5 дублей, и можно было один на другой накладывать, как под кальку. Высочайшее мастерство!

— Доволен результатом?

— Очень! На мой взгляд, у нас получилось снять самые сливки поп-жанра. Хорошее настроение в Новый год я гарантирую.



Партнеры