Хроника событий Украинская полиция пройдет обучение в Турции Горбачев не собирается в Украину, которая может закрыть ему въезд Порошенко рассказал, как мир оказался на грани войны из-за России В переименованном Днепропетровске снесут стелу с названием города Музыкант Скрипка заявил, что верит в объединение Украины и Белоруссии

«Еда Франкенштейна», или биотехнологическая война с Украиной

Генно-модифицированная продукция в Незалежной не контролируется

23 октября 2014 в 15:16, просмотров: 10108

Два дня назад Россия запретила импорт и транзит растительной продукции с территории Украины. При этом власти честно признали, что руководствуются не только заботой о здоровье потребителей.

А прежде всего — тем, что соседи под видом своих гонят сюда без маркировки европейские фрукты-овощи, находящиеся, как известно, под санкциями. Вроде бы чистая политика.

Но насколько действительно безопасна украинская сельхозпродукция, особенно в плане ГМО?

Беседуя с журналистами, заместитель министра сельского хозяйства Андрей Волков как-то публично заметил, что Украина является лидером по неконтролируемому распространению ГМ-культур, и Крым играл в этом не последнюю роль.

Теперь Крым — наш.

В России сеять генно-модифицированные семена, как известно, не разрешено.

В Крыму, как теперь выясняется, земли с ГМО были. Вот только найти их и обезвредить на самом деле не так уж и просто...

«Еда Франкенштейна», или биотехнологическая война с Украиной
фото: Александр Астафьев
Путин наложил вето на постановление правительства Медведева о разрешении ГМО.

Где тут поля с ядом?

«Для производства комбикормов дорого куплю у сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств Крыма сою. Показатели качества согласно ГОСТу…» — выдержка из одного лишь объявления в Интернете. Таких объявлений здесь — десятки.

Примерно 80% процентов всей выращиваемой в мире сои — трансгенные.

В то, что именно в этом объявлении идет речь о 20% оставшейся в мире «девственной» сои, как-то не очень верится.

Картошка, кукуруза, помидоры, подсолнечник — да почти все культуры, которыми богаты закрома Крыма, вполне себе могут оказаться с трансгенными вставками в геноме.

С 2015 года на территории Крыма нельзя будет использовать ГМ-семена, бодро отрапортовали российские чиновники.

«С января 2015 года мы будем действовать по нашим правилам. С осени текущего года российские профильные органы власти в Крыму начнут контролировать процесс сева. И ГМО-семян там уже не будет», — опять процитируем слова заместителя министра сельского хозяйства РФ Андрея Волкова.

Запретить выращивать трансгены в Крыму, конечно, возможно. Но вот как очистить поле от остатков ГМО-культур, которые росли на нем прежде?

Вопрос отнюдь не праздный. Известно, что высеивание трансгенных сортов полностью меняет всю агроэкосистему, начиная от уничтожения почвообразующих организмов, обеднения структуры почвы и заканчивая гибелью полезных насекомых, включенных в пищевые цепочки позвоночных животных. «Эффект бабочки» в действии!

И даже если на следующий год поле засадят генетически чистыми семенами, земля все равно останется «зараженной». «Ее сделали наркоманкой, а наркоманы здоровых не рожают», — такую метафору привел для сравнения один расспрашиваемый мною биолог.

Это не просто слова. Когда я поинтересовалась у одного из российских профильных чиновников, станут ли рекультивировать крымские земли после посевов ГМО, он не задумываясь переспросил: «Обеззараживать, что ли?..»

Во Франции и Сербии были случаи, когда фермеры полностью выжигали свои поля, если на них находили запрещенные к распространению ГМ-зерна. Настоящие биотехнологические войны XXI века, оставляющие после себя голую пустыню.

«Влияние ГМО-кормов на животных изучают, проводятся эксперименты, — говорит Елена Шаройкина, директор Общенациональной ассоциации генетической безопасности. — На крысах, на свиньях, на хомяках — к примеру, мы вместе с Институтом проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцева, который входит в большую Академию наук, проводили такие опыты еще в 2010 году, и уже второе поколение хомяков оказалось бесплодным… Но по поводу того, как нужно рекультивировать поля после ГМО, очищать почву, сказать сложно, так как у человечества нет еще подобной практики…»

— Чем плохи ГМО-культуры? Вряд ли я здесь открою Америку, — улыбается Александр Баранов, эксперт Общественной палаты РФ, старший научный сотрудник Института биологии развития имени Н.К.Кольцова РАН. — Одно из правил гласит, что на поле с посевами ГМО должен собираться весь урожай. Обыватели понимают под урожаем только корнеплоды, зерно, початки, а на самом деле на таком поле все должно быть выхолощено. Нельзя оставлять ничего! Потому что одна неуничтоженная былинка или листочек в каждой своей клеточке содержит трансгенную вставку, несущую ген, вырабатывающий яд, и эти остатки ГМ-растений сохраняются в земле, не гниют десятки и сотни лет, поскольку микрофлора, которая перерабатывает органику в почве, не станет их разлагать.

Что же получается: присоединяли здравницу и житницу, а получим бомбу замедленного действия под генетическую безопасность России?..

С Америкой дружат, а ГМО — врозь

Общенациональная Ассоциация Генетической Безопасности создана в марте 2004 года. В состав входят ученые и специалисты в области молекулярной, популяционной и медицинской генетики, физиологии и биохимии растений, диетологии, аллергологи, эко-активисты. Как утверждают руководители организации, ее создание «продиктовано насущной необходимостью мобилизации общества на решение проблем защиты человека как биологического вида от негативного воздействия факторов среды обитания, приводящих к необратимым изменениям в его генофонде» — вот так все сложно.

Елену Шаройкину, директора ОАГБ, мой вопрос о генно-модифицированных полях в Крыму, если честно, застал врасплох.

— Я все-таки не уверена, что на Украине выращивали ГМО в коммерческих масштабах, — успокаивает меня она. — Нужно признать, что законодательство Украины, несмотря на особые отношения этой страны с Америкой, где в большинстве штатов ГМО-продукцию даже не маркируют, в этом вопросе гораздо больше схоже с нашим, российским. Официально на Украине разрешено высеивать ГМО только в научных целях на специальных полигонах. Это экспериментальные поля. Мое мнение, это не так уж и плохо — проводить подобные исследования, так как из-за того, что в России это не делается, мы очень серьезно отстаем от мировой науки в этом направлении.

…Кстати, вспоминаю уже я, пару лет назад на той же Украине, как рассказывают, случился скандал: одна американская фирма завезла несколько тонн модифицированного картофеля в какой-то НИИ для опытов. Наверное, чтобы высаживать его на те самые экспериментальные поля, двигать науку. Клубни кучей сгрузили на склад и… забыли. Те благополучно сгнили. Про это даже в газетах писали.

— Может, нам лучше в каменном веке остаться, только чтобы вторая голова от мутаций не выросла?..

— Тут есть тонкий нюанс, — продолжает Елена Шаройкина. — Не развивая генную инженерию, мы не имеем возможности и создавать собственные системы контроля. Мы можем определить ГМО в продукте, лишь имея на руках так называемые маркеры — образцы уже разрешенных ГМ-линий. И пользуемся при этом западными методиками. Но ведь существуют ГМ-линии, которые разрешены на Западе, но не разрешены в России, — как следствие, у нас просто нет определяющих их маркеров. Такие ГМ-вставки невозможно выявить…

Впрочем, как выяснил «МК», как раз в этом направлении у нас все не так уж печально. В одном из подразделений Россельхознадзора (той самой организации, запретившей импорт украинских фруктов) — научном институте ВГНКИ — как раз и проводится мониторинг импортной продукции, содержащей ГМО. При этом разработанные нашими специалистами методы позволяют определить как зарегистрированные, так и не зарегистрированные в РФ ГМ-линии даже на уровне от 0% до 5%. Здесь готовы тестировать до 250 проб ежедневно.

Маркировать же продукцию, содержащую ГМО, на той же Украине начали всего несколько лет назад. Именно в Крыму был открыт аккредитованный испытательный центр. Но наказание, если этого не сделать, как говорят, по-прежнему чисто номинальное. «В основном продукцию к нам приносили производители, — рассказывал тогда же украинским журналистам начальник центра. — Правда, таких было единицы, ведь анализ на ГМО стоит недешево — 580 гривен. За весь период работы генно-модифицированные организмы были обнаружены в 44 случаях. Зачастую заводы просто не знают, кто из поставщиков дает им сырье, содержащее ГМО».

В России — и это тоже повод для гордости — ситуация, когда производители не знают, из какого сырья и что они производят, а покупатели не ведают, что покупают, невозможна. Попытаться скрыть, что в колбасу напихана трансгенная соя, конечно, можно... До первой проверки.

Но на Украине, как говорят, с этим проще. Случается и веселое, как в случае с забытой в подвале трансгенной картошкой. И — страшное.

Еще Янукович подписал с китайцами договор, согласно которому отдал крымские земли в аренду, китайцы (одни из основных лидеров по производству ГМО в мире) вроде бы хотели на них выращивать зерновые и кукурузу. «Я хотел писать и звонить везде и всюду! — возмущается эксперт Александр Баранов. — Этот «грандиозный проект» по многим причинам был способен нарушить всю экологию полуострова. Мы уже встречались с подобным хозяйствованием в той же Сибири, где китайцы, взяв в аренду земли, строят временные теплицы и начинают немеренно сыпать пестициды и гербициды, стимуляторы роста, собирают по три урожая, а затем, когда земля «изнасилована» и высосана, уходят с территории. Сейчас из-за проблем на Украине безумный проект в Крыму, насколько я знаю, притормозили».

«В вопросах посевов ГМО наши еще до войны партизанили, — поведал мне еще одну страшную тайну один украинский (не крымский) аграрий. — Вроде как сажать модифицированную картошку у нас не разрешено, но если ты ее все-таки вырастил — а ведь она по своим свойствам и устойчивости к тому же колораду, то есть… к колорадскому жуку, гораздо лучше натуральной, — так вот если собрал урожай — продавать можно, не поймают».

Законом «О биологической безопасности» здесь действительно запрещено производить сельскохозяйственную ГМ-продукцию. Но все остается исключительно на совести того, кто сажает. И поэтому отследить, где именно, в каких объемах и когда высеивались в том же Крыму те или иные ГМ-культуры (чаще всего — соя), попросту невозможно. «Могу только сказать, что таких полей за последний год стало в разы меньше», — анонимно прокомментировал «МК» источник на полуострове.

Он же подтвердил, что проверяющие из России, которые планировали исследовать крымские пахоты на предмет ГМО, к ним тоже пока не доехали.

— Да, мы не знаем, что сеют на Украине, в Крыму, но ведь и ситуации в Центральной России не знаем тоже, — продолжает Елена Шаройкина. — Хотелось бы уточнить: когда в перечень госуслуг вставят обязательную проверку полей на трансгенность в той же России? Есть же методики, которые позволяют за две минуты определить это. Поля страны проверяют на паразитов, на болезни, но проверки на возможность генетического заражения нет! В прошлом году мы начали общественный ГМ-мониторинг, проверяли поля в Белгородской области при поддержке губернатора Савченко. Проверили порядка десяти сортов кукурузы, четыре сорта сои. Все чисто. Но Белгородская область с 2004 года принимает серьезные меры для этого. В 2011 году там даже приняли закон о биологизации сельского хозяйства, чтобы минимизировать еще и химию на полях. А в других регионах России как?

Миру — еда

На законодательном уровне высаживать ГМ-культуры в России не разрешено. Но и… не запрещено. Существует процедура получения разрешения на их высадку в различных целях — его может выдать специальная комиссия по экологической экспертизе при Министерстве природных ресурсов РФ. Так вот, эта госкомиссия не пропустила ни одного ГМ-сорта на наши поля. Во всем мире знают: тут играет огромную роль персональная позиция Путина против ГМО, и только его лично, о чем он говорил неоднократно.

Дело в том, что 1 июля 2014 года должно было начать действовать уже подписанное Дмитрием Медведевым (кстати, официально декларирующим себя противником ГМО) Постановление Правительства Российской Федерации «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы». Этот документ легализовывал разведение и выращивание на территории Российской Федерации модифицированных растений и животных.

Путин наложил на него вето. Мораторий на три года. «Я была в Лондоне на парламентских слушаниях по глифосату, где присутствовали эксперты из разных стран мира, когда услышала об этом решении. Большинство участников были серьезно удивлены и воодушевлены такой новостью. На самом деле это большая смелость, говорили нам, пойти одному против мировых биотехнологических корпораций», — повторяет Елена Шаройкина, глава Общенациональной ассоциации генетической безопасности.

Продажа семян. Роялти владельцам ГМ-франшиз. Прибыль превыше всего.

А за всем этим — массовые самоубийства индийских фермеров, выяснивших через год после высадки ГМ-хлопчатника, что им надо заново закупать зерна, так как предыдущие, из генно-модифицированного урожая, не дали потомства, и так каждый год, до конца жизни, а проценты по кредитам, взятым для покупки этих семян, все растут — круг замкнулся.

За этим — неминуемое уничтожение продовольственной независимости стран, подсевших на ГМО.

Войны стали другими. На Украине, вполне возможно, мы видим уже уходящий тип вооруженного конфликта. Когда стреляют и убивают по-настоящему, открыто.

Страшно, когда целые континенты будут подчиняться диктату миллиардных корпораций, готовых каждый год предоставлять человечеству новые ГМ-линии.

А кто станет контролировать трафик продовольствия, тот будет и владеть миром. Если мир к этому моменту, конечно, не умрет от голода или не превратится в мутировавших монстров…

— Дискуссия в отношении использования ГМО не утихает по сегодняшний день. Одни считают, что производство ГМО-продукции является оправданным шагом, другие утверждают, что ГМО является «едой Франкенштейна», — говорит Ярослав Федосов, начальник отдела международного взаимодействия в системе ВТО и других международных организаций ФГБУ «ВГНКИ». — Пока Европа и США, а вместе с ними и большая часть развитых стран продолжают спорить о положительных и негативных воздействиях ГМО на организм человека и биосферу, Россия четко определила свой курс: продукция безопасная — это продукция без ГМО.

Одним из наиболее эффективных способов контроля за ГМО-технологиями и теми рисками, которые они потенциально несут в себе, являются создание национальной научной базы, проведение мониторинга и совершенствование методик лабораторного контроля, позволяющих провести оценку рисков, а также возможных экономических последствий от использования ГМО.

По итогам совещания Совета безопасности Российской Федерации «О состоянии и проблемах обеспечения национальной безопасности в связи с использованием генетически модифицированных организмов» в России планируют создавать зоны, свободные от ГМО, для продвижения российской экологически чистой сельскохозяйственной и пищевой продукции на мировой рынок.

Последние европейские тенденции говорят о том же. Совет ЕС по окружающей среде рассматривает возможность государств-членов на национальном уровне ограничивать или запрещать ГМО в своих странах, даже если те разрешены на уровне ЕС.

На данный момент на территории Европейского союза более 160 регионов, а также тысячи фермерских хозяйств объявили себя свободными от ГМО. Правовой базой для этого послужили декларации фермеров, местных властей, организаций или гражданских сообществ.

По данным ВЦИОМ, каждый второй россиянин признался, что не купил бы продукты, которые содержат ГМО; среди жителей крупных городов данный показатель еще выше — 79%. Кроме того, три четверти россиян скорее купят продукт без ГМО, даже если его генетически модифицированный аналог будет стоить значительно дешевле.

По опросам, большинство населения развитых стран — против ГМО. Люди не просто хотят знать, чем их кормят, но и иметь право выбора.

* * *

Вернемся к Крыму. Сейчас, конечно, урожай там уже собран. «Но на будущий год можно совершенно спокойно поехать и проверить, остались ли на полях ГМО-культуры, — предлагает Елена Шаройкина. — Зимой можно еще проверить озимые. Я думаю, что руководство автономной республики будет не против, — я встречалась с Сергеем Аксеновым, и он обещал оказывать всяческую поддержку для обеспечения генетической и биологической безопасности полуострова».

 

Украинский кризис. Хроника событий


Партнеры