МАСТЕР С НЕБУЛГАКОВСКИМ КОНЦОМ

8 мая 1999 в 00:00, просмотров: 504

Обстановка "Театрального ресторана актеров Москвы" скорее располагала к любовному свиданию, чем к деловой встрече. Отказавшись от выпивки и зализывая край очередной самокрутки, князь Шадурский вопросительно смотрит на меня: — Есть будем? Судьба Мастера определена Еще с институтской скамьи его прозвали Мастером. Одни говорят, что за умение влюблять в себя людей, другие — за актерский талант. Телезрители помнят его как князя Шадурского из сериала "Петербургские тайны". Подростки знают его как Бивиса и Бат-Хеда, которых он озвучивает на МТV. В действительности же он — Сергей Чонишвили. Родом Сергей из Омска. Его родители — известные омские актеры — привили сыну любовь к театру. Своей грузинской фамилией он обязан деду. — Мой дедушка по отцовской линии был профессиональным революционером-меньшевиком. Большую часть своей жизни он провел в тюрьмах. Закончил жизнь простым бухгалтером. До последнего дня носил на работу теплые вещи, ждал, что за ним придут. От расстрела его спасла только случайность. Вообще у меня много кровей: русская, польская, грузинская, немецкая, французская, шведская. Не найдя в своем родном городе театрального вуза, Сергей отправился в Москву. В Щукинском, куда он попал, Сергей не пропускал ни одной лекции, а пить и курить начал только на четвертом курсе. — Это не потому, что я такой правильный. Просто красный диплом давал возможность свободного распределения и повышенной стипендии, что для меня, немосквича, было очень большим плюсом. Окончив училище, Чонишвили сразу оказался у Марка Захарова. — Сначала меня брали в "Сатиру", но там не дали штатную единицу. Следующий театр, где я показался, был "Ленком". В то время было два кумирных спектакля: "Жестокие игры" и "Оптимистическая трагедия", где я тут же получил роль со сло-ва-ми (иронично. — М.В.). Кстати, последний я до сих пор считаю лучшим спектаклем Захарова. Автоматически я попал в "Юнону" и "Звезду", поэтому пробоваться куда-то еще не имело смысла. Проработав в "Ленкоме" 13 лет, Сергей Чонишвили тем не менее получил широкую известность только после отечественного телесериала "Петербургские тайны". До этого его актерский талант могли оценить только заядлые театралы, посмотревшие "Мудреца", "Варвара и еретика", "Старый квартал", "Игру в жмурики", "Королевские игры"... Сергей, по его собственному утверждению, романтик и оптимист. "Правда, — говорит он, — возраст для активной романтики уже неподходящий". (Летом ему исполнится 34 года.) — Помимо своего театра ты работаешь в "Табакерке". "Ленком" ревнует? — Нам нечего там делить. Я не занимаю ничье место. Была однажды форс-мажорная ситуация: Дима Бродецкий ввелся на мою работу в "Психе". Три года до этого играл я один. А тогда мне нужно было играть в двух спектаклях одновременно. Понадобился срочный ввод. Говорят, что Дима сыграл хорошо, я, к сожалению, не видел. "Мистификация" — Это моя последняя работа, и потому любимая. Как последний ребенок. С ней у меня произошел какой-то прорыв. Плюс, что для меня очень важно, замечательный репетиционный процесс. Обычно это дело муторное, тяжелое и малорадостное. Роль начинается только на каком-то этапе. А тут как-то так сложилось, что все получили удовольствие от работы. — Твой Ноздрев просто покорил театральную Москву. Как тебе далась эта роль? — Я вообще на вопрос о ролях обычно отвечаю: "Приходите и посмотрите". — Говорят, что каждый журналист мечтает написать книгу, а каждый актер — сыграть Гамлета. У тебя есть роль-мечта? — Опять примета: если я произнесу вслух эти роли, то точно их не сыграю. Могу сказать только, кого не сыграю уже никогда — Ромео. Возраст уже не тот. Еще не сыграю Палиевского. Мне очень понравилась эта роль, когда я читал сценарий "Сибирского цирюльника". Знаешь, бывают попадания такие, я уже видел, как его сделать. Но мне сказали, что я старый для этого варианта. Меньшиков там единственный юнкер, которому больше 25. Вообще, у меня профессия зависимая — что дают, то и играю. Пытаюсь из маленьких ролей выжать все что можно в профессиональном плане. Я ведь не снимаюсь с 95-го года. Ну вот три раза прокрутили "Тайны". Есть конкретные предложения? Честно — были. От каких-то пришлось отказаться, а в чем-то такая конкуренция. — Кому из режиссеров ты бы не смог отказать? — Отечественных? Никите Михалкову. Я считаю, что Никита Сергеевич — тот человек, который делает свое дело, и делает его хорошо. Его фильмы качественны и конкурентноспособны. Поэтому плохими уже быть не могут. Когда кто-то говорит: "Дайте мне 40 миллионов, я сниму такой же фильм" — я не верю. Московские тайны Будучи уже однажды женатым, к семейной жизни Сергей относится очень серьезно. Говорит, что настоящая семья — это когда люди, придя домой, закрываются и отключают телефон. — Те женщины, которых я любил, были всегда талантливы. Я люблю свою мать за то, что она действительно замечательная артистка и еще умудряется создавать уют в доме, будучи занятой 24 часа. Я бы не хотел, чтобы моя жена сидела дома. Рано или поздно я получу бомбу замедленного действия. — Ты говоришь, как знающий человек. У тебя есть дети? — Я бы не хотел отвечать на этот вопрос. — Значит, есть. Иначе ты бы ответил по-другому. — Понимаешь, есть люди, которые никогда не говорят о своих детях, а потом вдруг выясняется, что они у них есть. — То есть ты сам не знаешь, есть ли они? — Я-то знаю. — Ты создаешь впечатление человека влюбчивого. А романы с партнершами у тебя были? — Я, конечно, не бесчувственный чурбан, но в театре предпочитаю работать, а не заниматься устройством семейной жизни (она у меня, кстати, до сих пор не устроена). — Это так мешает работе? — Это не то что мешает работе, это противопоказано работе! Если два человека, которые живут совместной жизнью, выходят на сцену и им играть нечего, это ужасно. — Но ведь есть прекрасные семейные дуэты. — Это исключение из правил. — Ты сам хотел бы иметь жену-актрису? — Может быть, актрису, но из другого театра. — Ты часто играешь злодеев и соблазнителей. Как девушки на это реагируют? — Боятся они меня или нет, я не знаю. Я знаком в основном с теми людьми, с которыми работаю. Девушки, которые меня будут ассоциировать с моими персонажами, меня вряд ли заинтересуют. — Какой романтический поступок совершал ради девушки? — Мог сорваться в другой город. Однажды по отвесной стене залез на второй этаж, пробил головой форточку и залез в квартиру к девушке. Правда, выглядело это не очень романтично, потому что я в той форточке застрял. (Смеется.) — И что же, девушка тебя вытаскивала? — Да нет, я сам вылез. Самое главное, чтобы романтика не мешала другим людям жить. Сегодня у меня уже разум преобладает над романтическими позывами. — Ты очень не любишь говорить о своей личной жизни. Но публичная профессия подразумевает сплетни. — Меня всегда настораживают и раздражают сплетни. Человек, который занимается моей профессией, то есть открыт окружающим, не должен ничего говорить о своей личной жизни, иначе он теряет собственное лицо. Есть большая разница между Чонишвили, играющим Шадурского или Ноздрева, Чонишвили, пишущим стихи и прозу, и Чонишвили, стирающим свои рубашки. Что изменится от того, что кто-то узнает, с кем я живу? Это что, повлияет на профессиональные качества? Например, узнали, что Элтон Джон — голубой. Он же не стал от этого хуже петь. — Кстати, о голубых. Как ты относишься к людям с нетрадиционной ориентацией? — Нормально, если они не воинствующие. Потому что когда это касается меня непосредственно, я могу и по роже дать. — А что, были попытки? — Были. Например, такой забавный случай. Это было еще в студенческие годы. Стоял декабрь. Я возвращался домой. Иду по дворам. Вдруг передо мной возникают два амбала. Один хватает меня сзади и пытается стянуть с меня штаны. А второй в это время расстегивает ширинку. У меня 10-секундный шок. Тут я чувствую, что тот, который меня держит, не может справиться с молнией на моих штанах, локтем бью его во что-то. Второго сбиваю с ног и делаю такую пробежку! Надо сказать, что так быстро я больше никогда не бегал. Но это еще не все. Пробежав какое-то расстояние, я выскакиваю на дорогу, торможу первую машину, сажусь и заикаясь говорю: "П-п-поле-жаевская". Водитель, внимательно посмотрев на меня, участливо спрашивает: "Что, от чужого мужа убегал?" — Ты влюблялся в известных женщин? — Я был влюблен в Настю Вертинскую после "Гамлета". — Она об этом знала? — Она даже не знала о моем существовании. Еще я влюблялся в Ширли Макклейн. Она гениальная актриса. Раньше мне нравилась Шарон Стоун. Когда я узнал, что у нее еще и один из самых высоких коэффициент ов интеллекта, понял, что не ошибся. Стакан "воды" — Как ты отдыхаешь? — На это нет времени. Последний раз выбрался в Ригу к друзьям на три дня. Проспал целые сутки. Они мне говорят: "Слушай, ты что, отдыхать сюда приехал?" Оставшиеся двое суток я никому не давал спать. Мы веселились так, что меня уже выгоняли обратно домой. Есть такая точка зрения, что артисты — люди богемные. По вечерам сидят в ресторанах, рассказывают друг другу всякие байки, выпивают. Поздно встают, вечером влегкую играют спектакль и получают при этом большие деньги. Конечно, уровень некоторого позерства у актеров существует. Однажды мне нужно было ехать на важные переговоры, а денег не было. Не было даже пиджака. Я одолжил его у друга. Доехал на метро, постаравшись не помять и не испачкать брюки. Вышел на одну остановку раньше, поймал такси и подъехал на нем к месту встречи. Таким образом я потратил двухдневный паек, но это могло оправдать затраты. — Ты веселый человек? — Уровень юмора подразумевает большое пояснение к программке. Одни смеются над чем-то, другие — нет. Самый забавный случай был у меня на съемках фильма "Дезертир" в Одессе. У меня там была сцена с партнером, которую снимали осенью, в одесском трамвае. Партнера на съемках не было, и у меня на плече вместо его руки лежала рука дублера. Сцену партнера снимали в Питере, зимой. И вместо меня из трамвая выходил дублер. Когда я прилетел на озвучание, партнер как раз уехал. Получилось, что мы сыграли сцену, так друг друга и не увидев. Смешно? Еще был случай, когда меня провожали в армию, я играл спектакль "Жестокие игры". На сцене — день рождения. На улице май. Я по сценарию наливаю стакан воды, выпиваю, а там водка... Допивали мы уже после спектакля... Поединок между актером и поэтом — Прочти что-нибудь из своих стихов. — Сейчас, подожди минутку. (Уходит. Возвращается с небольшой тетрадкой.) Вот, почитай, у меня тут поэмка есть небольшая. — Мне бы что-нибудь поменьше. — Ну, ты пока почитай, а я тебе накропаю несколько в блокнот. Листаю тетрадь, всю исписанную твердым неразборчивым почерком. Обманывать себя, вкушая комплименты, Впадая тут же в состояние экстаза, — Достойный труд для человека-унитаза, Чей смысл жизни только экскременты. Ах, как удобно, сидя на карнизе, Плевать на головы толпящихся плебеев. И ничего на свете нет милее Тупого ожидания иллюзий. (То есть их воплощения в реальность.) — А о чем твой роман? — Это не объяснишь. Нужно читать. Могу только сказать, что в нем три действующих лица, которые никак друг с другом не пересекаются. — Говорят, что американский театр в упадке. На современные авангардные постановки никто не ходит, а классические уже почти не ставят. Ты был в Штатах, каково твое впечатление? — Не знаю, ходят или нет, во всяком случае, ежегодные шекспировские спектакли в Центральном парке под открытым небом собирают колоссальное количество зрителей. Можно сказать, что и наш театр в упадке, это не значит, что ничего нового не будет происходить. Театр вообще живая вещь, которая развивается по своим определенным законам. У нас замечательные артисты с большим потенциалом. Я думаю, что ни в одной стране мира не найдется такого количества людей, которые за такую зарплату будут с такой любовью относиться к сохранению культуры. Если такие люди есть, значит, страна будет существовать. Звоню Сергею после интервью, чтобы завизировать текст. — Я тут сравнила тебя с булгаковским Мастером, а самое главное спросить забыла. Ты уже нашел свою Маргариту? — Знаешь, пусть это останется со мной. Я не люблю, когда люди пытаются залезть ко мне в постель. Так и напиши. Тем более что свою собственную кровать я еще не купил. А насчет Мастера, это ты зря. Я не закончу, как он.



Партнеры