Александр Минаков:

28 августа 2003 в 00:00, просмотров: 2112

Александр Минаков был кадровым военным. Пять лет оттрубил в Новосибирском военном округе. А в 30 лет в нем проснулся журналист. Конечно же, военный. Чечня, Афган, Сербия, Косово, Пакистан, опять Чечня, Ирак. В эфире “Вестей” канала “Россия” он первым из журналистов объявил о начале войны против Саддама. Сейчас он вновь в Ираке. Он рассказывает, что изменилось в этой стране после свержения Хусейна с точки зрения тележурналиста. В этом году он номинируется на ТЭФИ.


— Чем отличается Багдад нынешний от того, каким вы видели его в последний раз?

— Мне было очень непривычно увидеть Багдад без многочисленных памятников и портретов Саддама. Ведь раньше все стены были обклеены этими портретами. И еще я никогда не видел иракцев такими беспомощными и безнадежными. Сейчас на их лицах вообще нет улыбок. В 6—7 часов вечера люди стараются расходиться по домам, потому что очень много бандитов, мародеров, а американцы контролировать это просто не могут.

— Не могут или не хотят и умывают руки?

— Американцы очень наэлектризованны. Распустив иракскую армию, они создали для себя большую проблему. Офицеры остались совсем без зарплаты, и это для них стало большим оскорблением. Теперь многие из них занимаются грабежами, разбоем или ушли в отряды, которые постоянно нападают на американцев. Но и сами американцы тоже хороши. Мы видели, как штатовские солдаты ходят с бамбуковыми палками вокруг очереди иракцев и бьют ими людей, то есть обращаются с ними, как со скотом.

— Что для иракцев хуже — Хусейн или американцы?

— Абсолютное большинство радовалось, что Саддама Хусейна больше нет. Но сейчас пошли другие настроения, говорят, что при Саддаме было спокойней, ночью гуляли, а преступников почти не было. Но зато через границу хлынули как новые, так и подержанные иномарки. Люди могут говорить что хотят и ездить куда хотят.

— Как изменился быт по сравнению с вашим последним пребыванием в Багдаде?

— Жить стало тяжелее. Цены выросли в несколько раз. Очень много безработных. Это прежде всего бывшие военные, полицейские, служащие.

— Но кто-то же делает бизнес на этой ситуации?

— Прежде всего торговцы оружием. Недавно мужчина, отец большого семейства, никогда ранее не имевший оружия, хвастался мне, что приобрел “калашников” за 50 долларов. А еще после всех запретов иракцы очень интересуются эротическими журналами.

— А проституция в Багдаде есть?

— Она была даже при Саддаме. Есть улица Аль-Арасат. Там очень много ресторанчиков, где вечерами собирается местная и иностранная богема. Здесь всегда девушки шли нарасхват, а сейчас вообще нет проблем ни с наркотиками, ни с проституцией. Свобода.

— Вы общались с американскими солдатами? Какое у них настроение?

— Видно, что они очень устали. Во многом, конечно, от неимоверной жары, ведь им приходится ходить в тяжеленных касках и бронежилетах. Около ста человек заболели воспалением легких: попьют холодной водички — и все, каюк. Когда они вошли в Багдад, их чуть ли не на руках носили, а теперь стали потихоньку уничтожать. Поэтому американцы, конечно, обескуражены. Но мы сами видели, как штатовские солдаты избивали иракца просто потому, что он им не понравился. Хотя потом и извинились. А знаете, какие у них зачистки? Нашим солдатам в Чечне до них далеко.

— Каков ваш распорядок дня в Ираке?

— Мы постарались взять с собой как можно больше продуктов. Часть закупили в Москве, что-то в Омане и Иордании. Консервы, супы, воду, здесь она довольно дорогая. Живем в маленькой частной очень уютной гостинице, в которой имеется свой генератор. Везде света нет, а у нас есть. Есть холодильник, помыться можно без проблем. Мы стараемся делать всю работу в первой половине дня, пока еще не так жарко. Встаем в 7 утра — и на работу. Но так живем не только мы — все иракцы. Город бурлит уже с 5 утра, сразу после окончания комендантского часа. Ну а в 23 начинается комендантский час. Шаг влево, шаг вправо — американцы стреляют. Сначала вверх.

— Как проводите свободное время?

— Мы же не на отдых приехали. По вечерам встречаюсь с нужными людьми, которые могут дать информацию. Для телекомпании это дорогостоящая командировка, и я должен ее оправдать. Тем хоть отбавляй.

— Иракцы пьющий народ?

— Нет, в большинстве своем они непьющие, ну разве только те из них попивают, кто с европейцами общается. Вообще, их организм не принимает крепкие напитки. А пить в такую жару смерти подобно. У иракцев есть свой способ расслабления — кальян. Ну и гашиш, марихуана...

— Уже ходят в Багдаде анекдоты про Саддама?

— Анекдотов не слышал, но есть байка, что многочисленные мужчины, похожие на Хусейна, сейчас стараются изменить внешность и сбривают усы, чтобы кто-нибудь из американцев по ошибке их не застрелил. Зато в родном городе Хусейна Аль-Тикрите есть человек, похожий на Саддама, он работает на бензозаправке. И вот там он настоящий герой.




    Партнеры