Александр Анатольевич и Ярослав:

"Мы те еще балбесы"

27 июля 2006 в 00:00, просмотров: 5202

Знакомьтесь, Белоногов Александр Анатольевич. По имени-отчеству зовется чуть ли не с самого своего рождения. Виджей российского MTV, ветеран. Строганов Ярослав Александрович, ласкательно — Ярик. Виджей российского МТV, дебютант. Пока еще не столь популярный. Что между ними общего? Маленький пустячок — это отец и сын. Вот пусть друг за друга и отвечают. Вместе они в эфире уже два сезона. Ярик появился, когда канал захотел еще одного ведущего — такого же, как Анатольевич, но помоложе. И отец, недолго думая, привел сына.


— Ярославу с папашей страшно вместе работать? Ведь чуть что, тут же, наверное, подзатыльник?

Отец: — До рукоприкладства еще не доходило. Да ты посмотри на него: с ним свяжешься, как же…

— Сань, а сколько тебе лет? Ты же мужик, тебе не пристало скрывать свой возраст.

— А я и не скрываю. Мне 42.

— Да, ты уже стар. Ты суперстар.

— По возрасту — нет, не стар. А уж суперстар ли я, это пусть другие считают.

— Будешь на MTV до пенсии?

— Я не знаю, что будет завтра, что будет через год. Пока все хорошо, все получается, и солнышко светит.

— Может, ты хочешь войти в Книгу рекордов Гиннесса по возрасту — “самый старый человек на MTV”?

— Почему нет? Я люблю бить рекорды.

— В Америке на MTV есть подобные старички?

— Никто не говорит, сколько человеку лет, но это всемирно известная фигура, которая работает там с первого дня. Он старше меня, причем значительно. Но он профессионал и на своем месте. Его зовут Курт Лодер. И все счастливы от того, что он делает. Он просто незаменим. Кто сказал, что незаменимых людей нет? Это бред. Каждый человек уникален.

— В чем твоя уникальность? Не стесняйся, скажи.

— Я работоспособен и оптимистичен. Но реалист и не ношу розовых очков. Я знаю все минусы свои и других людей. Но я все равно знаю, что все будет хорошо. И стараюсь быть лучше.

— Сань, в последний раз, когда мы встречались, ты был слишком правильным и гладким, и мне это не понравилось.

Отец: — Да какой я правильный! Я далеко не подарок.

— И в чем ты не подарок?

— В том, что я говорю все как есть. Что хочу, то и говорю. А в остальном со мной можно всегда обо всем договориться.

— Ну а ты, Ярослав, тоже, как папа, сто лет будешь на MTV зажигать?

Сын: — В мои 19 лет мне нужно мечтать обо всем подряд и потом что-то выбрать.

— Но ты уже на MTV, разве этого мало?

— Много. Но потом, может, у меня будет музыкальная группа или кино снимать буду. А пока мне здесь нравится.

— Ярослав, а ты можешь за что-нибудь покритиковать отца?

— Но это же смешно. Мне кажется, критикуют только те, кто сам ничего не знает. Вот сидят они с толстыми животами у телевизора, смотрят футбол и говорят: да куда он пас-то дает?! Это глупо. А если я вижу в ком-то недостатки, это лишь значит, что они есть и во мне.

— Сань, а ты понимаешь поколение, к которому принадлежит твой сын?

Отец: — Понимаю, а если чего-то не догоняю, то это моя проблема. Хорошая формула — вспомни себя в этом возрасте. Ярослав мне в любое время может сказать — пап, ты чего, в 19 лет был святой, ты что, все всегда понимал? И я не имею права ему ничего сказать, потому что в 19 каждый был балбесом.

Прости, но твой сын на балбеса совсем не похож.

— Это так кажется. Я тоже не очень похож на балбеса. Мы балбесы еще те, кстати.

— Тогда расскажи, какой ты балбес?

— Надо с нами пообщаться чуть подольше, и ты все поймешь. Мы классные балбесы: с нами весело, хорошо, но мы очень ответственны. Мы можем заниматься чем угодно, но всегда вовремя сделаем то, что обязаны сделать.

— Вы какие-то неправильные балбесы. Сань, я так понимаю, вы с Ярославом вместе не живете?

— Нет. Мы никогда не жили вместе.

— Ярослав, папа всегда был такой? Он никогда не менялся?

Сын: — Да, всегда только таким его и помню.

— Скажи, а мажором назвать нельзя?

— Я не очень понимаю, что такое “мажор”.

Отец: — Он и в дыню может дать за такое.

Сын: — А вдруг это какое-то обзывательство?

Отец: — Какой он мажор — учится, зарабатывает на учебу, на какие-то радости. У него все есть, но он не сидит сложа руки...

— Ярослав, что тебе не хватает?

Сын: — Мне кажется, когда люди говорят: я хочу квартиру, машину, а еще жениться, а еще поехать туда-сюда… это выглядит глупо.

Отец: — Он — романтик, видишь?

— Последний?

— Ой, слава богу, далеко не последний.

— Как и ты?

— Я — законченный романтик. И всегда таким был. Это просто оздоровительный момент. Это свобода от комплексов, от штампов, легкость мысли, взгляда и походки.

Сын: — А я другого состояния вообще не знаю.

Отец: — Он еще и влюбчивый. Да, Ярик?

Сын: — Не то слово.

— И ты влюбчивый, Сань?

Отец: — Да, конечно. Но знаешь, я уже повнимательнее стал.

— Извини, а ты сейчас женат?

— Нет.

— Но ведь всякое может случиться?

— Вряд ли это уже возможно, как было. А было это пару раз.

— Ярослав — это результат первого брака?

— Если тебе совсем интересно, это вообще не брак.

— Саш, какое ты самое доброе дело в жизни сделал? Кроме Ярослава, конечно?

— Я однажды человека спас. Он тонул, а я его спас. Вытащил из воды, и он пришел в себя. Не то что я такой герой, но это было полезное дело.

— А ты, Ярослав?

Сын: — Я пока никого не спасал. Может быть, и не придется. Но хорошее дело что-то не вспоминается.

Отец: — Ну конечно, все твои хорошие дела еще впереди. Так же как и мои.




Партнеры