Тыва ищет выход из России

На окраине страны разгорается новый очаг сепаратизма

21 сентября 2008 в 17:30, просмотров: 5695

Тыва — в полном смысле слова медвежий угол. Чтобы добраться сюда из Москвы, нужно совершить путешествие: прямые рейсы не летают, железной дороги не было отродясь. Ее обещают построить только сейчас, когда ведущие олигархи страны наперебой ринулись соревноваться за право “первой тувинской ночи”.


Политический кризис полыхает в Тыве который год; до тех пор, пока он не утихнет, республика будет прозябать в нищете.


Только это почти никому не выгодно. Ни олигархам, желающим по дешевке прибрать Тыву к рукам. Ни оппозиции, любыми путями рвущейся к власти. Ни наркомафии, снабжающей тувинской марихуаной треть российского рынка. Ни Западу.


Каждая из этих сторон разыгрывает собственную карту. Но все вместе они дружно подбрасывают поленья в занимающийся костер, грозящий закончиться печально. Вплоть до отделения Тывы от России и запуска “оранжевой революции”…

Время в Тыве опережает московское на четыре часа: когда в столице полночь, в Кызыле уже светает.

Но это — лишь видимость. В действительности все происходит ровно наоборот — это тувинское время надолго отстает от среднероссийского. И по развитию своему, и по уровню жизни республика застыла еще где-то на уровне 1990-х.

Одна из беднейших автономий обладает в то же время богатейшими запасами полезных ископаемых (чисто российский парадокс!): никель, уран, кобальт, медь. Объемы коксующегося угля занимают третье место в мире и сравнимы разве что с Кузбассом.

И при этом кругом сплошь нищета, в двух шагах от центральной площади Кызыла стоят покосившиеся деревянные хибары, а самым прибыльным занятием для населения остается сбор конопли.

Такова цена, которую эта маленькая республика платит за непрекращающуюся возню своих правителей.

После признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии группа американских неоконсерваторов, возглавляемая советником Джона Маккейна по внешней политике Рэнди Шойнеманном, призвала Вашингтон к ответным действиям. В частности признать независимость Чечни, Дагестана, Ингушетии и ряда других национальных республик, руководство которыми должно осуществляться “правительствами в изгнании”.

Финансировать эти правительства пообещал миллиардер Джордж Сорос, уже имеющий опыт спонсорства “оранжевых революций”.

В списке этом значится и Тыва.

Конечно, к заявлению неоконсерваторов можно отнестись скептически, списав их на бурную американскую фантазию. Но я лично с такими выводами бы не спешил.

Неправительственные иностранные организации уже давно проявляют странный интерес к Тыве. На все местные выборы сюда съезжаются западные наблюдатели и политтехнологи; регулярно наведываются американские дипломаты. (Скажем, второй секретарь политического отдела посольства США Сьюзен Бодуин приезжала в Тыву аж дважды, живо интересуясь социально-политической обстановкой.)

Активно действуют в Тыве протестантские миссионеры, чья деятельность негласно патронируется американскими властями; количество молельных домов давно превысило здесь число церквей и приближается к буддийским пагодам, а пропагандистская литература на тувинском языке расходится огромными тиражами.
Не забывают о Тыве и турки (тувинцы — тоже тюркоязычный народ). До недавнего времени в Кызыле работал тыва-турецкий лицей, воспитывавший подрастающее поколение в духе славных идей пантюркизма.

Плюс — китайцы, чья экспансия ощущается здесь все заметнее. Пекин до сих пор считает Тыву частью своей территории, незаконно отторгнутой русскими оккупантами; на китайских политических картах значится она как Тану-Урянхай.

Наверное, если бы речь шла о каком-то другом регионе, все это можно было бы объяснить какими-то здравыми вещами. Но Тыва! Нищая республика, отброшенная от Москвы на многие тысячи километров; да за одно то, что миссис Бодуин героически сумела сюда добраться — на перекладных, через Абакан — она уже достойна бронзовой медали ЦРУ!

События в Осетии взбудоражили и тувинскую оппозицию. Все активнее по республике ползут слухи о грядущем отделении Тывы от России. Правда, в планах этих оппозиция обвиняет не столько Запад, сколько местную власть.

— Кара-оол (глава республики. — А.Х.) — националист, — уверяет меня издатель главной оппозиционной тувинской газеты “Риск” и по совместительству помощник спикера тувинского парламента Сергей Конвиз. — Выдавливает отсюда русских. Как только республика станет богатой, она выйдет из состава России.

Этот тезис — в разных интерпретациях; вплоть до того, что тувинский лидер пытался провести железную дорогу не в Россию, а в Китай и Монголию, — я слышал и от многих других его оппонентов. По сути, это главное обвинение, которое оппозиция предъявляет Кара-оолу.

Та же газета “Риск” постоянно не устает подчеркивать, сколь мало русскоязычных в тувинском правительстве. Все шаги нынешней власти на страницах “Риска” рассматриваются исключительно через призму сепаратизма; построили новый аэропорт — значит, укрепляют связи с Китаем. Восстанавливают буддийские храмы — потому что в ущерб православным церквям.

Даже о проблемах Ингушетии и Чечни “Риск” пишет едва ли не в каждом номере, не забывая, естественно, проводить вполне прозрачные аналогии.

И вновь это можно было бы воспринять как рецидив буйной фантазии, кабы не одно “но”. Нагнетание национальных страстей и впрямь будоражит людей. Напуганные призраком сепаратизма русские все активнее начинают покидать республику. Если в конце 1980-х русскоязычное население составляло здесь 33%, то теперь осталось почти в 2 раза меньше: 18%. И число это лишь продолжает сокращаться…

Регулярно на заборе строящегося православного храма появляются надписи: “Русские, убирайтесь вон!”. Во время президентских выборов по республике распространялись листовки: “Русские — наши враги”; “Голосуя за Медведева или Зюганова, ты голосуешь против Тывы!”.

По вечерам многие стали бояться уже гулять по улицам. Время от времени неизвестными злоумышленниками проводятся здесь демонстративные акции устрашения. Незадолго до моего приезда группа тувинской молодежи с криком “смерть русским!” напала в Кызыле на русскую пару, выходящую из боулинга; мужа забили до смерти, жена отделалась переломами. Ни денег, ни ценностей преступники не взяли.

Даже один из руководителей республиканского УФСБ признался мне, что по этой причине он не решается перевезти в Кызыл свою семью (“Не хочу каждый вечер вздрагивать!”).

При этом внутри самой тувинской среды националистических настроений практически нет; давно известно: чем беднее территория, тем сильнее тяготеет она к федеральному центру. Ну а отдельные отморозки явно не могут определять здесь погоду.

Значит, кому-то такое нагнетание страстей чрезвычайно выгодно. Значит, есть какая-то неведомая сила, желающая любой ценой создать видимость резкого всплеска тувинского шовинизма и, как следствие, неспособности республиканской власти контролировать ситуацию.

Что же это за могущественная таинственная сила?

* * *

А ведь все это в Тыве уже было. Юрты на центральной площади Ленина (ныне — Арата). Шумные митинги под лозунгом “Россия херек чок!” — “Россия не нужна!”. Комитет бездомных, который заселял тувинцев в оставленные русскими квартиры.

Когда Ельцин бросил в массы свой знаменитый призыв — берите суверенитета, сколько хотите, — в Тыве (тогда называлась она еще Тувинской АССР) восприняли его с особым воодушевлением.

Национальные чувства в самой молодой российской автономии были тогда на подъеме; а их еще и усиленно подогревали извне. Технологи из Прибалтики — преимущественно Литвы, — где, собственно, и находился главный центр антисоюзного сопротивления, активно помогали своим младшим “товарищам по несчастью”.

Кстати, такую же точно поддержку прибалтийские центры оказывали и многим другим “оккупированным” народам; той же Чечне, например. Вплоть до того, что все первые программные документы вайнахских сепаратистов являли собой дословные перепечатки аналогичных бумаг прибалтийских народных фронтов, включая орфографические ошибки.

Как и вайнахи, тувинские националисты свято верили, что стоит лишь скинуть проклятое ярмо Москвы, как польются мгновенно молочные реки вдоль кисельных берегов.

Не полились. Очень показательна в этой связи история промышленного гиганта “Тувакобальт”. Когда большинство работавших на нем русских специалистов бежало, предприятие, еще вчера гремевшее на всю страну, попросту встало. Постепенно его растащили по кирпичикам, и сегодня остов бывшего флагмана цветмета чернеет памятником несбывшихся идей сепаратизма.

Угар национализма дорого обошелся Тыве. В считанные месяцы и промышленность, и сельское хозяйство приказали долго жить. Старые предприятия развалились, а новых, разумеется, никто уже не создал.

Вся тувинская экономика образца 1990-х базировалась исключительно на трех китах: торговля остатками былой роскоши (оборудованием и металлоломом), дотации из центра, наркотики. При этом оборот наркоторговли в несколько раз перекрывал — и перекрывает, кстати, до сих пор — республиканский бюджет, ибо конопля растет здесь на каждом шагу.

Шериг-оол Ооржак, многолетний хозяин Тывы, правивший республикой еще с советских времен, очень умело играл на этих чувствах. Нет, сепаратистом он, конечно, не был, но при всяком удобном поводе обязательно напоминал в высоких кабинетах, что лишь его стараниями республику удается удержать от потрясений.

В награду за это Кремль готов был закрывать глаза и на полный развал тувинской экономики, и на абсолютизм Ооржака, выдавившего из власти, как и подобает любому князьку, всех потенциальных конкурентов. Внешнее спокойствие Тувы щедро оплачивалось бюджетными трансфертами и разными уступками.

Ооржак, например, принял конституцию, по которой Республика Тыва — это государство (!) в составе России, а ее жители имеют сразу два гражданства. По конституции, управляет Тывой президент, избираемый населением на два срока. Впрочем, когда сам Ооржак решил короноваться в третий раз, он без труда поменял конституцию, заменив слово “президент” на “премьер”.

Поразительно, но все эти нормы, включая и выборность главы региона, действуют здесь по-прежнему.

Нынешний тувинский премьер Шолбан Кара-оол пытался, правда, привести конституцию в соответствие с российским законодательством, но все его усилия разбились о стену сопротивления парламента.

Между двумя ветвями власти в республике полыхает сегодня война; примерно такая же, как между Кремлем и Верховным Советом в далеком уже 1993 году. Все, что предлагает Кара-оол, автоматически воспринимается в штыки.

Минувшим летом депутаты благополучно провалили правительственные поправки в бюджет, не забыв при этом увеличить свое собственное денежное содержание. Безрезультатно закончилась и попытка главы республики огласить послание Великому хуралу — заседание попросту не дали собрать.

Все претензии депутатов к лидеру республики в действительности объясняются лишь одним — борьбой за власть, которую не первый год ведет в Тыве спикер законодательной палаты Василий Оюн. Ради того чтоб ослабить позиции Кара-оола, Оюн и его команда готовы на любые ухищрения.

— Для нас чем хуже, тем лучше, — прямо объявил мне один из активистов оппозиции — депутат Сергей Сафрин.
Совсем недавно группа из 11 депутатов во главе со спикером Оюном направила письмо Медведеву, Путину и Грызлову, в котором подвергли Кара-оола жесточайшей критике.

“Проявил себя за год работы в должности председателя правительства Тувы человеком мнительным, неспособным организовать работу правительства должным образом и контролировать политические процессы в республике”. И дальше: “Именно поэтому ситуация в республике… вновь стала ухудшаться”.

На самом деле по всем экономическим показателям ситуация за год работы Кара-оола не только не ухудшилась, а, напротив, улучшилась: в полтора раза выросли доходы бюджета. В 7 раз увеличилось финансирование сельского хозяйства. Сдано 20 новых объектов, включая аэропорт, больницу и несколько школ.

Но в лихорадке политических страстей мало кого интересуют абсолютные показатели; сволочь он — вот и весь разговор.

Кризис власти начался в Тыве не сегодня и даже не вчера. Еще когда республикой правил Ооржак, депутаты тоже слали в Москву гневные письма, требуя скорее убрать его прочь, ибо “за пятнадцать лет бессменного пребывания Ш.Д.Ооржака в должности высшего должностного лица Республики Тыва произошло практически полное разрушение в достаточной степени развитой промышленной, транспортной, сельскохозяйственной структуры, строительного комплекса республики, резкое снижение уровня жизни населения”. Нетрудно догадаться, что подписантами этой петиции являлись те же самые депутаты, ведомые спикером Оюном, которые клеймят теперь позором новую власть.

История спикера Оюна — это типичная вариация сказки про лису и зайца: была у зайца избушка лубяная, а у лисы — ледяная…

Всем своим положением бывший зоотехник Василий Оюн был обязан одному только человеку — первому президенту Тывы Ооржаку, которому доводится он родней по линии жены.

В начале 1990-х Ооржак сделал Оюна главой одного из районов, потом первым вице-премьером. Из правительства — делегировал в парламент, буквально насильно усадив Оюна в спикерское кресло (избрали его аж с 13-й попытки).

Но недаром говорится: чтобы узнать человека, надо дать ему деньги и власть. Василий Оюн испытания медными трубами не выдержал. Очень скоро со своим благодетелем он разругался вдрызг и решил занять его место, благо было понятно, что на четвертый срок Ооржака никто уже не пустит.

В качестве политической “крыши” Оюн выбрал себе Сергея Миронова; Тыва оказалась одним из немногих регионов, где мироновская Партия жизни, в принципе, сумела пройти в местный парламент. Ну а уж количество набранных РПЖ голосов — 32% — и вовсе стало рекордным. Список РПЖ, как нетрудно догадаться, возглавлял Василий Оюн.

Победа на выборах (дело было в 2006 году) принесла Оюну долгожданную возможность диктовать Кремлю свои условия. С учетом одномандатников отныне он контролировал примерно половину законодательной палаты.

Полгода парламент не мог собраться даже на первое свое заседание: люди Оюна попросту туда не ходили, а в их отсутствие кворума не получалось.

Оюн самым банальным образом шантажировал центр; в обмен на кворум он требовал низвержения премьера Ооржака и собственного назначения на его место. Однако Путин посчитал иначе. На пост тувинского главы была внесена совсем другая кандидатура — спикера парламента позапрошлого созыва Шолбана Кара-оола.

Лишь в апреле 2007-го затяжной кризис вроде бы разрешился. Стороны достигли компромисса: Оюн повторно становится спикером, Кара-оола утверждают премьером, а все комитеты в парламенте делятся поровну между “Единой Россией” (читай, Кара-оолом) и РПЖ (читай, Оюном). Эти обязательства полностью были выполнены, но Оюну и этого показалось мало.

— Он стал требовать, — вспоминает Кара-оол, — чтобы я отдал половину постов в правительстве его людям. Кого-то я действительно назначил. (Несколько вице-премьеров примыкали раньше к группе Оюна. — А.Х.) Но когда Оюн захотел, чтобы его жена возглавила республиканское казначейство, а близкий родственник стал начальником налоговой инспекции, это было уже чересчур. Кроме того, Оюн пытался продавливать через меня свои бизнес-вопросы — отдать ему те или иные предприятия, обеспечить строительными подрядами его структуры. На это я пойти не мог.

Так в Тыве началось очередное противостояние. (На выборы в городской хурал команда Оюна шла уже против “Единой России”.) Блокирующий пакет в парламенте оставался по-прежнему у Оюна. Это позволило ему заблокировать всю работу нового правительства; прикрываясь, разумеется, высокими словами об ошибках Кара-оола.

Хотя причина, конечно, совершенно в ином: вдохновленный победой над прежним режимом, Оюн надеется снести теперь и новую власть.

Собственно, активисты оппозиции особо и не таят, что главный их счет к Кара-оолу — то, что он дал хлебные места в правительстве не всем. Помощник Оюна, издатель газеты “Риск” Сергей Конвиз, поведал мне, например, как ему предложили было должность министра ЖКХ; но потом, дескать, подло обманули. В отместку он и пошел войной против Кара-оола; ради этого объединился даже с Оюном, хотя еще совсем недавно поливал его на чем свет стоит. Иначе как “Вася — 10%” газета “Риск” Оюна не величала.

(— Кара-оол — никчемный и слабый правитель, — говорит теперь профессиональный бунтарь Конвиз; когда-то он возглавлял республиканское отделение “Либеральной России”, говорят, ездил даже в Лондон к Березовскому, а на самом видном месте в его кабинете красуется диплом, подписанный лидером ОГФ Гарри Каспаровым: третье место на конкурсе оппозиционной прессы.

— А если бы вас все-таки взяли в правительство, — спрашиваю в ответ, — от этого Кара-оол перестал бы быть никчемным?

Конвиз отвечает не задумываясь:

— Сила руководителя не в том, чтобы знать все самому, а в том, чтобы подобрать себе таких вот конвизов…)
Но все это лишь видимая часть айсберга. Будь даже Василий Оюн гением политических баталий, одних только его усилий для успешной борьбы все равно недостаточно.

Тем более что в тувинском правительстве открыто заявляют: депутаты, поддерживающие Оюна, получают ежемесячно неплохую прибавку к зарплате — от 200 тысяч до полумиллиона рублей.

— В открытую это, понятно, не говорится, — свидетельствует начальник хозяйственного управления Великого хурала Алексей Монгуш, — но у нас все об этом знают. Депутаты даже обсуждают между собой, почему одним дают больше других.

Откуда у Василия Оюна деньги? Ведь и предвыборная кампания РПЖ была для Тывы сенсационно дорогой. По оценке нынешнего вице-премьера тувинского правительства Василия Урбана (кстати, прежде он тоже входил в оюновскую команду), обошлась она как минимум в 150 миллионов рублей.

Отчасти свет на происхождение этих средств пролился летом, когда в прокуратуру поступило заявление некоего гражданина Израиля Александра Бигоцкого, утверждающего, что он спонсировал выборы РПЖ. В доказательство Бигоцкий даже предъявил договоры, заключенные им с Оюном и другими кандидатами в депутаты хурала. Эти документы есть и в моем распоряжении.

Честно признаться, я не новичок в выборных кампаниях, но подобных бумаг не встречал еще никогда. По сути, это классический вариант бизнес-контракта. Одна сторона обязуется дать деньги на выборы. Другая — их отработать. Соглашение предусматривает даже штрафные санкции; если после победы депутат “откажется от принятых на себя обязательств”, он должен будет вернуть все деньги обратно — плюс 200%-ная неустойка.
(Кто не знает, российское законодательство категорически запрещает иностранцам финансировать выборы любого уровня.)

Это отнюдь не единственная претензия правоохранительных органов к Оюну. В июле СКП Тывы возбудил против него уголовное дело за превышение должностных полномочий; по указанию Оюна парламентское ХОЗУ незаконно занималось предпринимательской деятельностью — сдавало помещения и машины в аренду, продавало свое имущество; налогов никаких при этом, разумеется, не платилось.

Вообще, бизнес-интересы главного тувинского оппозиционера широки и бескрайни. Это и бензоколонки, и скот, и сельское хозяйство, и иные, менее достопочтенные способы заработка, за которые когда-то газета “Риск” и клеймила его позором.

Гендиректор строительной фирмы “Остов и компания” Валерий Акберов рассказал мне, к примеру, что в период, пока Оюн работал вице-премьером по экономике, он лично передавал ему откаты со всех полученных подрядов; такса известная — 10%. (Поскольку никаких доказательств Акберов не предъявил, оставлю эти утверждения на его совести.)

Впрочем, все эти деньги — лишь капля в море по сравнению с теми возможностями, которые открываются сегодня в Тыве. Да и израильтянин Бигоцкий на фоне нынешних доброхотов выглядит просто нищим попрошайкой…

* * *

С недавних пор в маленькой 300-тысячной Тыве наличествуют интересы едва ли не всех главных олигархов страны.

Олег Дерипаска намерен строить “КааХемский” угольный разрез. Структуры Владимира Потанина приобрели лицензию на разработку медно-никелевых залежей. Дочерняя структура “Евразметаллгрупп” выиграла конкурс на право освоения Межегейского угольного месторождения, заплатив беспрецедентную даже по российским меркам сумму — 17 миллиардов рублей.

Но глубже всего в Тыве пустил корни православный банкир Сергей Пугачев. Его структуры владеют разработкой другого угольного месторождения — Элегестского. Контролируют “Народный банк Тывы”. Ну а главное — Пугачев является сенатором от республики.

Сам Пугачев наотрез опровергает любые разговоры о своей связи с Оюном. Может, оно и так. Но — интересная деталь.

В декабре прошлого года некое ЗАО “Магнолия ИнтерКлаб” подарило Законодательной палате новенький бронированный “Мерседес-600” ценой в 22,8 миллиона рублей. По условиям договора машина эта должна использоваться исключительно для обслуживания Оюна во время его приездов в Москву.

Зачем тувинскому спикеру такая роскошь? И кто разъезжает на бронированном лимузине со спецномером А 517 МР 97 и мигалкой в отсутствие спикера?

Очевидцы, в число которых входит и глава Тывы Шолбан Кара-оол, утверждают: сенатор Пугачев.

Это, конечно, ничего еще не доказывает, но повод к определенным раздумьям все же дает…

Стабильность в Тыве крупному бизнесу не нужна. До тех пор пока властные ветви будут хлестать друг друга по мордасам, олигархи имеют возможность скупать регион за бесценок; лучше всего рыбка ловится именно в мутной воде.

Показательно, что Элегестское угольное месторождение в свое время было приобретено пугачевскими структурами всего за 100 тысяч долларов; хотя по объемам оно больше даже Межегейского. (За последнее, напомню, ЕАМ выложила уже 17 миллиардов рублей.)

Учитывая же, что скоро в Тыву придет железная дорога, а уголь, никель и медь на мировом рынке только дорожают, привлекательность республики растет на глазах. А значит, следует торопиться; то, что сегодня стоит рубль, завтра обойдется уже в сотню.

В этом смысле интересы олигархии и местной оппозиции полностью совпадают. Совпадают они и с интересами наркомафии, для которой твердая власть означает потерю сверхдоходов (неудивительно, что местные ОПГ принимали активное содействие в проведении последних выборов на стороне оппозиции, а тувинская “пехота” даже скупала у населения бюллетени). Да и соседям подобное развитие событий исключительно на руку, ибо планы по запуску мини-оранжевых революций наши “партнеры” не оставили до сих пор; практически мононациональная республика, 1300 километров границы с Монголией — лучшего полигона для отработки “оранжевых” технологий не найти.

(К слову, они уже успешно обкатываются и сегодня. По любому поводу оппозиция сгоняет к дому правительства многолюдные митинги, провоцируя власть на применение силы; один из таких пикетов был, например, обусловлен якобы запретом Кара-оола… праздновать Масленицу.)

Игра, которая ведется сегодня в Тыве, — это очень опасное занятие; раздувать пламя сепаратизма — все равно что играть со спичками на бензоколонке.

Кстати, нечто подобное происходило совсем недавно и в другом российском регионе — Ставропольском крае. Совпадения поразительные — вплоть до мельчайших деталей.

Там тоже была война между законодательной и исполнительной властью; по одну сторону — губернатор, по другую — мэр и спикер краевой Думы, пришедшие к власти под “крышей” “Справедливой России”.

Мэр со спикером тоже хотели свалить губернатора, для чего блокировали все его действия; как и в Тыве, Дума полгода не могла приступить к работе. Да и националистическую тему эксплуатировали они также вполне успешно — Ставрополь едва не стал второй Кондопогой. В мае 2007-го после убийства двух русских студентов в городе начались стихийно организованные антикавказские беспорядки, повсюду полыхали митинги и сходы, чудом не закончившиеся погромами.

Единственным официальным лицом, осмелившимся выйти к агрессивной толпе, оказался мэр Кузьмин; уже потом, при обыске, следователи найдут у него дома нацистскую символику, а также поразительной силы документ — план дестабилизации обстановки в крае. Разыгрывание национальной карты значилось в нем едва ли не главным пунктом.

Но в итоге завершилось все по другому совершенно сценарию. Больше терпеть эти бесчинства Кремль уже не мог. (Последней каплей стали тайные встречи оппозиции со 2-м секретарем американского посольства (ага!), специально приезжавшим для этого в Ставрополь.)

В регион была направлена оперативная группа МВД. Спикера посадили. Мэр, не дожидаясь ареста, сбежал за рубеж (сейчас он задержан австрийскими властями и ждет экстрадиции в Россию).

Мне доводилось встречаться с председателем ставропольской Думы Андреем Уткиным уже после его ареста; он рвал на себе последние волосы и горько сожалел, что слишком заигрался; знал бы, чем закончится, никогда б не пошел в политику.

Думаю, Василию Оюну очень полезно было бы пообщаться со своим бывшим коллегой; сделать это, правда, не так легко. Получив 2 года условно, Уткин моментально покинул страну.

Но при желании найти я его смогу.

Обращайтесь…

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

Республика Тыва — субъект Российской Федерации, расположенный в восточной части Сибири вдоль границы с Монголией. Количество жителей — 308 тысяч человек. Плотность населения — 1,8 чел. на 1 квадратный километр. Основные религии — буддизм, шаманизм, православие.

До 1914 г. Тыва входила в состав Китая, затем вступила под российский протекторат как Урянхайский край. В 1920-х годах была преобразована в независимую де-юре Тувинскую народную республику, полностью подконтрольную Москве. В 1944 г. официально вошла в состав СССР на правах автономии. Столица Тывы — г. Кызыл.

Москва—Абакан—Москва.



    Партнеры