Правда о прахе Советского Союза

Обнародован проект коммунистического Пантеона

29 октября 2008 в 16:51, просмотров: 1525

Ленинский Мавзолей без саркофага, вереница раскопанных могил за ним, “выпотрошенные” ниши в Кремлевской стене, лишенные мемориальных табличек…

Такую картину полного опустошения знаменитого погоста на Красной площади можно было бы наблюдать полвека назад — если бы тогда, в середине 1950-х, реализовали проект создания грандиозного Пантеона под условным названием “Народ — вождям”.

Один из вариантов этого сооружения москвичи могут увидеть в новой экспозиции, открывшейся недавно в Выставочном зале федеральных архивов.

Построить Пантеон решили уже на следующий день после смерти “отца всех народов”, 6 марта 1953 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦК КПСС И СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР

О сооружении Пантеона — памятника вечной славы великих людей Советской страны

В целях увековечения памяти великих вождей Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина, а также выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных на Красной площади у Кремлевской стены, соорудить в Москве монументальное здание — Пантеон — памятник вечной славы великих людей Советской страны.

По окончании сооружения Пантеона перенести в него саркофаг с телом В.И.Ленина и саркофаг с телом И.В.Сталина, а также останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлевской стены, и открыть доступ в Пантеон для широких масс трудящихся.

“Верхи” приняли вполне практичное решение: в Мавзолее даже для двух саркофагов места маловато, территория погоста за ним невелика, Кремлевская стена, выходящая на Красную площадь, тоже имеет очень ограниченную длину — куда же, спрашивается, класть следующие поколения умерших советских вождей? Тут лучшего варианта, чем “подсмотренные” в Риме и Париже Пантеоны, не придумаешь! А столь привычный уже всем Мавзолей, признанный одним из памятников советского зодчества, пусть останется на Красной площади — выполнять роль трибуны для руководителей страны во время парадов и праздничных демонстраций.

Тогда же, весной 1953-го, был объявлен открытый конкурс на лучший проект грандиозной усыпальницы. Срок подачи работ ограничили 1 ноября. За это время в центральные органы власти поступило несколько десятков предложений — не только от профессиональных архитекторов, но и от простых граждан.

Вот, например, вариант учителя черчения В.Железняка, описанный им в письме, адресованном самому Хрущеву: на огромной квадратной площадке, “символизирующей четыре стороны света”, возвышается цоколь пятигранной формы (по числу частей света); на его главном фасаде — шесть полуколонн-пилястров (“символизирующих 6 союзных республик, составлявших СССР на заре его существования”), пилястры венчает мощная плита с надписью “Ленин — Сталин” и барельефами вождей. Над цоколем поднимается 60-гранный корпус (“символ народностей 60 национальностей, составляющих СССР”). А вместо купола — огромный глобус!

Один из конкурентов учителя предложил выполнить Пантеон в виде этакого огромного яйца, поставленного “на попа”. Другой соискатель конкурсной победы нагромоздил в своем эскизе целый лес островерхих башен…

Но самым сногсшибательным был вариант какого-то слесаря, приславшего в родной обком “для передачи в комиссию ЦК КПСС” школьную тетрадку, в которой придуманный им Пантеон выглядел так: две исполинские фигуры — Ленин и Сталин, взявшиеся за руки и призывно указывающие свободными руками вперед (видимо, в светлое будущее), — а в боках этих скульптур понаделано множество углублений для урн с прахом “заслуженных людей Страны Советов” (судя по перспективам, через некоторое время одежда монументальных Ильича и Виссарионыча оказалась бы сплошь покрыта “заплатками” мемориальных плит, закрывающих эти ниши).

Любопытно, что во многих проектах рядом с саркофагами Ленина и Сталина было зарезервировано место и для других тел. Видимо, наши сограждане уже усвоили идею об обязательной мумификации каждого очередного усопшего вождя страны — так что места должно хватить для всех! (Довелось слышать, что один из работяг, по простоте душевной ввязавшийся в конкурс, так и написал в пояснениях к своему рисунку: мол, вот здесь, по соседству с Владимиром Ильичом и Иосифом Виссарионовичем, я предусмотрел площадку для саркофага с забальзамированным телом нашего великого вождя и верного сталинца Никиты Сергеевича Хрущева. За такую трогательную заботу о благополучно здравствующем лидере страны этого бедолагу якобы без промедления упекли в кутузку, где им всерьез занялись органы госбезопасности.)

Место расположения будущего мемориального комплекса поначалу никак не конкретизировалось. Существовал, например, вариант расположения Пантеона за рекой напротив Кремля — в районе Софийской набережной. Лишь позднее Исполком Моссовета своим решением уточнил, что Пантеон должен появиться в районе Ленинских гор, в 3,5 км южнее высотного здания МГУ. Несколько лет спустя газета “Советская Россия” опубликовала статью о перспективах развития юго-запада столицы, которая сопровождалась подробной схемой размещения новых кварталов вблизи университета. Обозначен был в том числе и большой парк с контурами предполагаемого Пантеона посреди него.

Однако идея сооружения суперусыпальницы как-то незаметно сошла на нет. Из газет и журналов вовсе исчезли всякие упоминания о проекте “Народ — вождям”. Это не могло пройти незамеченным. В одной из своих дневниковых записей, датированной апрелем 1955-го, Александр Твардовский с явным одобрением заметил, что пресловутый Пантеон “как будто канул в забвение среди насущных дел”. Причины подобного охлаждения властей к идее создания “памятника вечной славы великих людей Советской страны” понятны: при Хрущеве начались тотальная борьба с “архитектурными излишествами” и связанное с этим сворачивание масштабных архитектурных проектов сталинского времени. А еще через некоторое время грянули ХХ съезд, осуждение культа личности, вынос мумии Сталина из Мавзолея… Какой уж тут Пантеон!

Впрочем, хоть это и кажется парадоксом,  само Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 6 марта 1953 г. оставалось в силе на протяжении более 20 лет! Формально его дезавуировал лишь Совет Министров РСФСР, утвердив в декабре 1974 г. решение, согласно которому были взяты под госохрану — как исторические памятники — Мавзолей Ленина и некрополь у Кремлевской стены.

Со старого проекта “усыпальницы советских вождей” неожиданно стряхнули пыль уже в нынешнее время: на протяжении 1990—2000-х годов в СМИ несколько раз поднимался вопрос о создании Пантеона согласно постановлению 1953 г. — это было бы, по мнению некоторых общественных деятелей, самым безболезненным решением проблемы ликвидации “большевистского кладбища”, существующего в самом центре российской столицы.




Партнеры