Внучка знаменитого архитектора Екатерина Каринская забаррикадировалась в Доме Мельникова

Культурный объект пытаются взять штурмом

14 августа 2014 в 21:31, просмотров: 6319

Битва за шедевр конструктивизма, возведенный легендарным архитектором Константином Мельниковым в конце 20-х годов прошлого века в Кривоарбатском переулке, продолжается многие годы, но, кажется, именно сейчас она входит в решающую стадию. 13 августа Музей Архитекторы имени Щусева (МА), в оперативное управление которому передана половина здания, объявил, что уже в этом году «круглый дом» откроется для публики, а параллельно будет проведен конкурс на реставрацию памятника. И в тот же вечер музейщики (руками сотрудников ЧОП) попытались захватить здание, где многие годы живет внучка архитектора, хранительница дома Екатерина Каринская. Пока она находилась за городом, а ее муж в больнице, замки в доме были взломаны, а у здания выставлена охрана...

Внучка знаменитого архитектора Екатерина Каринская забаррикадировалась в Доме Мельникова
фото: Кирилл Искольдский

...Каринская вернулась поздно вечером, вызвала участкового и в итоге ей удалось попасть в домой. А вот ее мужу, приехавшему чуть раньше, пришлось вернуться назад, в больницу. На следующий день в Доме Мельникова опять было не спокойно. Утром сотрудники МА пришли, чтобы провести опись имущества, однако в попытке провраться в дом было разбито окно у входа.

- Это бандиты и вандалы! - срывающимся голосом заявила «МК» Екатерина Каринская. - Они кувалдой разбили дверную историческую раму, чтобы влезть в дом, к содержимому которого они не имеют отношения. Я сказала, пусть покажут документ, который подтверждает права музея на это имущество и они ушли, потому что такого документа нет!

Документ вообще-то есть, только составлен он самим музеем, и, по мнению Екатерины Каринской, не имеет юридической силы. В приказе №52-13 от 23 ноября 2013 года, подписанном 1-м замдиректора Павлом Кузнецовым, значится, что «в связи с подготовкой к созданию государственного музея Константина и Виктора Мельниковых в соответствие с завещанием В.К. Мельникова от 03.08.2005 г приказывают создать комиссию по составлению описи мемориального обстановочного комплекса Дома Мельникова».

Справка МК

Сын Константина Мельникова, художник Виктор Мельников, незадолго до смерти заподозрил одну из двух своих дочерей, Елену, в том, что она обманом вынудила его подписать дарственную на дом — к концу жизни художник плохо видел. В присутствии прессы он исключил младшую дочь из завещания, а своей душеприказчицей назначил старшую дочь Екатерину Каринскую. Однако в 2005 году изменил завещание — и наказал передать здание государству, тем самым лишив обеих дочерей наследства, но с условием, что в доме будет создан музей, посвященный его отцу и ему самому. Однако Виктор Мельников был не единственным собственником дома — ему принадлежала лишь половина шедевра русского авангарда. Другая половина находилась в собственности его племянника Алексея Ильганаева. Тот в 2006 году продал свою часть предпринимателю и политику Сергею Гордееву. В 2010 году Гордеев передал свою половину в дар государству в лице Музея Архитекторы. Все эти годы наследники выясняли отношения в суде.

Мы связались с Павлом Кузнецовым, чтобы разобраться в ситуации.

- Вчера начала работу мемориальная комиссия музея по описи обстановки, которая является неотъемлемой частью дома. Без нее дом показывать не возможно — это признают искусствоведы и суд. Потому это необходимый шаг. В качестве куратора мемориальной экспозиции выступает Елена Викторовна Мельникова — у нее договор с музеем. И когда наши сотрудники вошли во внутрь, они были в шоке от того, сколько всего было утрачено и нарушено. Предстоит много работы. В Доме много лишних вещей, не имеющих отношения к мемориальной обстановке.

- Но ведь в доме живет Екатерина Каринская, естественно, у нее там личные вещи...

- Она самовольно захватила дом!... Она не вступила в права наследства, и более того — решение суда признало, что ни она, ни Елена никогда не получит собственность в натуре. В соответствие с завещанием Виктора Мельникова им будет выплачена компенсация из бюджета РФ. О собственности речи не идет. Она не прописана в доме — в 15 марта 1996 году ее прописку, которая была сделана в октябре 1993-го, аннулировал Пресненский суд.

- Куда она должна переехать?

- На улицу генерала Тюленева, откуда и приехала. Дом завален ее личными вещами, и невозможно показывать дом, где бардак. В комиссия должна провести опись, отделить мемориальное от не мемориального. После этого составят списки и того, и другого, а потом она должна в разумные сроки забрать свои вещи. Все всё понимают и никто никого выбрасывать не собирается. Квартира на улице Тюленева приватизирована на имя ее мужа. Так что не надо притворяться, что ей негде жить — это смешная уловка, которая легко раскрывается.

Екатерина Каринская однако имеет совсем иную точку зрения:

- Пока не будет постановления Правительства о учреждение музея Мельникова, я никуда не поеду, - сказала она «МК». - Раз государство вступило в наследство, оно должно охранять дом, а не наоборот. И он должен быть не филиалом какого-то другого музея, а отдельным музеем. Так завещал мой отец, Виктор Мельников, и пока я не буду уверена, что его завещание будет верно исполнено, никуда не уеду. Тем более, что мне должны предоставить жилье — на улицу Тюленева я уехать не могу. Я что, там на головах своих детей и внуков буду жить? У нас большая семья, там нет места.

- В Музее Щусева заявляют, что ваша прописка не действительна. Так ли это?

- Моя прописка была признана недействительной в 1996 году, но это решение не было исполнено по обоюдному согласию с отцом. Тогда дом был в лесах и его нужно было охранять.

- Музей Архитектуры, как и вы, хочет провести соответствующие исследования, а затем реставрацию, в которой давно нуждается здание. Возможен ли какой-то компромисс?

- Нужно, чтобы была создана квалифицированная комиссия, которая составит акт технического состояния дома с конкретным описанием каждого дефекта, причиной его происхождения и каким образом он может быть устранен. Без этой бумаги ни о какой реставрации быть речи не может. Не та фигня, которую они написали — все стены в трещинах, все плохо — необходимо подробное описание.

Правда, чтобы составить такое описание специалисты должны войти в здание и провести исследования. Но Екатерина Каринская их пускает — ее можно понять, ведь когда в твое отсутствие вламываются в дом, где ты живешь, вряд ли захочется идти на встречу незваным гостям.

Тем не менее, Музей Архитектуры не теряет надежды воплотить в жизнь задуманное — а именно открыть Дом Мельникова для публики в ноябре-декабре этого года (2-3 группы по 5-7 человек с экскурсоводом в день), провести опись мемориального имущества и открытый конкурс на реставрацию.

А пока продолжается многолетняя война за памятник архитектуры, почитателям гения Константина Мельникова остается только надеяться, что враждующие стороны придут к согласию раньше, чем шедевр конструктивизма превратится в руины.



    Партнеры