ТВ в Центре

Александр Пономарев: “Хотим быть нужными и полезными”

9 июня 2007 в 00:00, просмотров: 565

  10 лет — первая круглая дата, первый юбилей. “ТВ Центр” — канал молодой, да ранний. У него, безусловно, есть свое лицо, свой стиль, своя манера. Он не падок до чернухи, не пытается завлечь зрителя любой ценой. “ТВ Центр” действительно не любит крайностей, но стремится к хорошему вкусу. Поздравляем!
     
     Александр Пономарев возглавил “ТВ Центр” полтора года назад. У гендиректора и у канала уже были свои, временем отмеченные репутации: “ТВ Центр” считался окультуренным, промэрским и не слишком высокорейтинговым, ну а г-н Пономарев — профессионалом, хорошим телеполитиком и человеком тонкого вкуса. На том и сошлись. Теперь они вместе, новый гендиректор и ТВ-компания взаимно дополняют друг друга.
     — Вы себя уже почувствовали на “ТВ Центре” своим человеком?
     
— Я иду на работу с хорошим чувством. А вообще, для такого большого коллектива, как наш, “руководитель — свой человек”, по-моему, звучит странно. Я благодарен всем, кто работает на канале. Меня встретили доброжелательно, никакого отторжения я не чувствовал и не чувствую.
     — Прошлым летом с вашим приходом на канал появилось слово “ребрендинг”. То есть вы резко изменили формат, сделав его общепотребительским. Но люди тогда не переключились на третью кнопку, потому что на федеральных каналах было то же самое, только лучше.
     
— Во-первых, не согласен, что люди не переключились, достаточно посмотреть цифры. “ТВ Центр”, безусловно, в отличие, например, от “Культуры” — канал, рассчитанный на массового зрителя не только московского, но и общероссийского. У нас есть и были (!) фильмы, сериалы, ток-шоу, и мы стараемся, чтобы предлагаемый нами продукт был не только не хуже, но и во многом лучше, чем на других каналах.
     — Но с вашим приходом поначалу на ТВЦ появилось много развлекательных программ.
     
— Очередной миф! Их осталось гораздо меньше, чем было.
     — Это шпилька в сторону Олега Попцова?
     
— Никаких шпилек! На самом деле мы последовательно развиваем идею социально ориентированного канала.
     — Но вы готовы признать, что ваш первый опыт по изменению сетки канала не удался?
     
— Конечно, хотелось бы получить больший эффект от приложенных усилий. Но я категорически не согласен, что наши первые шаги можно назвать неудачей. Да, были программы, которые не привлекли ожидаемого нами внимания, но появились и популярные передачи.
     — Давайте конкретно. С прошлой осени у вас шла программа “Ключевой момент”, которую вела популярная актриса Ольга Кабо. Было много шума, а теперь ее практически нет. А ведь передача получилась позитивной, соединяла людей. Она не вписывается в вашу новую концепцию?
     
— Во-первых, она есть в нашей сетке, просто не так часто. Программа абсолютно вписывается в нашу новую концепцию, и я согласен с вами в оценке этой передачи. Я тоже убежден, что “Ключевой момент” выполняет важную социальную функцию. Я знаю, что у “Ключевого момента” и у Ольги Кабо появились верные, очень преданные зрители, и все же не могу причислить эту передачу к нашим очевидным победам.
     — Почему, как вы думаете?
     
— Очевидно, мы не нашли той формы, при которой московский зритель воспринимал бы эту передачу еще и как увлекательную. Мне чрезвычайно жаль, что широкая публика не приняла эту программу, там же не было ни одной придуманной истории!
     — Да какие проблемы! Сделали бы ток-шоу вроде программы “Окна” — и весь зритель лежал бы у ваших ног.
     
— Я пришел на канал, у которого были чрезвычайно уважаемые мною принципы. ТВЦ никогда не опускался до того, чтобы рассматривать свою потенциальную публику как зверинец!
     — Но рейтинг, как и деньги, не пахнет.
     
— Задача в том, чтобы и рейтинг поднимать, и не опускаться ниже заданной нравственной планки. Хотя, конечно, делать это непросто, но тем интереснее. О канале “Культура”, где я имел счастье работать, в свое время тоже говорили, что это резервация для культурных пенсионеров. Надо отдать должное коллективу канала — он продолжал работать в выбранном направлении, и сегодня огромное количество людей называет “Культуру” одним из лучших каналов на нашем телевидении. Внимательный взгляд обнаружит, что у нас на “ТВ Центре” стало больше и документального кино, и публицистики, при этом рейтинги вовсе не падают, а наоборот, растут. Мне кажется, что и программы-долгожители получили второе дыхание. Я, например, считаю, что программа “Постскриптум” явно набирает обороты.
     — Вы нашли управу на Алексея Пушкова? Но у него стало меньше драйва.
     
— Категорически не согласен по поводу драйва. Что же касается Пушкова, то я считаю его одним из немногих серьезных аналитиков на отечественном телевидении, имеющим и отстаивающим собственную позицию. Рады за зрительский успех вечернего шоу “Скандальная жизнь с Ольгой Б.”
     — Это очень хорошая программа. Вытянуть социалку на такую энергетику — это надо уметь.
     
— С удовольствием вновь соглашусь с вами.
     — Но это следствие уже вашего второго ребрендинга. Только и здесь есть опасность. Если раньше вы упирались в большие каналы, то теперь чем-то напоминаете “Культуру”. У вас даже и классическая музыка в ночи появилась. Это ваша интеллигентская сущность не дает спать спокойно или вы сознательно играете на чужом поле?
     
— Поле, которое вы имеете в виду, чрезвычайно обширное, там хватит места всем. В отличие от “Культуры” мы в этом направлении вещания гораздо более демократичны, мы позволяем себе размещать популярные музыкальные классические произведения и при этом комментировать их. У меня есть надежда, что рубрика “Собрание сочинений” со временем обретет по-настоящему массового зрителя.
     — Насколько вы сейчас зависите от бюджетных вливаний московского правительства?
     
— Пока в достаточно сильной степени. Но наши рекламные доходы растут, и мы не намерены увеличивать нагрузку на бюджет.
     — Когда вы пришли на канал, то заявили, что хотите серьезно омолодить аудиторию “ТВ Центра”. И как успехи?
     
— Да, мы наметили, чтобы средний возраст нашей аудитории был 45 лет. Наша аудитория молодеет, но постепенно. А происходит это омоложение за счет более энергичной подачи новостей, появления новых ток-шоу, интонаций и жанров.
     — А еще у вас была программа “Бойцовский клуб”. Но после трех выпусков ее почему-то прикрыли. Или, как объяснили официально, отправили на доработку. Вы испугались неформатности этого молодежного дискуссионного шоу?
     
— Мы не собираемся отказываться от идеи молодежного дискуссионного политического клуба, но не хотим ни навязывать свои правила, ни играть по чужим.
     — Вам сверху позвонили?
     
— Вы знаете, мне ежедневно звонит множество людей, и каждый дает более или менее категорическую оценку тех программ, которые у нас выходят.
     — У вас есть очень хорошая публицистическая программа “Народ хочет знать”. Но известно, что выпуск с участием Владимира Рыжкова не вышел в эфир. Это потому, что г-н Рыжков находится в “черном списке” и показывать его было нельзя?
     
— Я уже устал отвечать на вопросы по поводу каких-либо “черных списков”. Я, как генеральный директор и главный редактор, иногда вынужден принимать решения, в том числе по поводу невыдачи в эфир неудавшихся программ. Упомянутая вами программа не единственная в этом ряду.
     — На “ТВ Центре” есть прекрасная программа “Сто вопросов взрослому”. По-моему, это одна из лучших программ на всем нашем ТВ.
     
— Приятно слышать. Создателям программы удалось удержать внимание публики в течение всего сезона, а это очень непросто. Если мы возьмем любой подобный формат, где приглашаются гости, то эти гости быстро заканчиваются и начинают ходить по второму, третьему, а то и четвертому кругу — и передача умирает. Самое ценное в этой программе — это ее атмосфера, которая задает камертон откровенности. А еще у нас есть “История государства Российского” и изменившееся “Времечко”, утреннее “Настроение” и очень важные социальные программы “Улица твоей судьбы” и “Солнечный круг”, вечная детская “АБВГДЕЙКа” и еще много интересного. Мы хотим быть нужными и полезными москвичам, а не только столичной богеме.
     
      Яна Поплавская, ведущая программы “Новое времечко”:
     — Это было в ночь на 8 марта. Я вела эфир вместе с Максимом Василенко. И вот конец передачи, Макс крупным планом, он прощается и говорит следующее: “С праздником вас, дорогие женщины, люби вам и тепа”. Пауза. Потом он исправляется: “Дорогие женщины, тепа вам и люби”. Это уже был полный отпад. Программа закончилась, пошли титры, а за ними мы — ведущие, которые ржали не переставая.
     
      Олег Попцов, президент ТВЦ в 2000—2005 гг.:
     — Первый главный вывод, который я сделал, работая на ТВ: все истинное не входит в формат, а формат — это конвейер, ну а конвейер — это ширпотреб. Второй вывод: самое страшное, когда идея значительнее и масштабнее их исполнителей. Идеи бывают прекрасные, а исполнение ужасное. Это часто губит телевидение. Такие разочарования меня постигали нередко. И еще: превращать телевидение в спортивный снаряд для эксплуатации — значит погубить его. У ТВ должно быть собственное производство, и если мы его уничтожаем, то уничтожаем школу телевидения. А таким образом уничтожается профессия режиссера, сценариста, художника. И последнее: если я, как начальник, что-то запрещаю, то снимаю с себя ответственность, если разрешаю — беру ответственность на себя. Когда мне говорили: почему вы не вмешиваетесь, я отвечал: творчество не требует вмешательства, иначе его просто не будет. И еще: для меня всегда было важно оставаться самим собой и говорить то, что я считаю нужным. Юрий Лужков, с которым я проработал вместе много лет, давал мне эту возможность. Лужков никогда не вмешивался в процесс нашей работы.
     
      Леонид Млечин, автор и ведущий документальных программ:
     — Для меня самыми волнующими были истории с работой в прямом эфире, когда случалось что-то ужасное. Страшный был эпизод с захватом “Норд-Оста”, когда я провел в “Останкино” всю ночь, читал новости, разговаривал со зрителями. Когда началась война в Ираке, меня рано утром разбудил наш главный редактор новостей. Я все сразу понял и первые сутки войны без всякой подготовки, без бумажки отработал в прямом эфире. Это были мои самые главные профессиональные переживания за 10 лет работы на “ТВ Центре”.
     
      Ольга Кабо, ведущая программы “Ключевой момент”:
     — Я благодарна каналу за то, что приобрела новый, ничем не заменимый опыт общения с людьми. После записи приглашаю своих героев в театр, и они постоянно ходят на мои спектакли, дарят цветы, и там мы с ними продолжаем незаконченный разговор. Я рада, что за время выхода программы удалось соединить очень много родных и неродных людей, подарить им надежду.
     
      Дарья Майорова, ведущая утреннего канала “Настроение”:
     — Мы всегда работаем в прямом эфире. И вот однажды в 6 часов утра вдруг вырубился свет. Как в такое время найти электрика — непонятно. Но выход был найден быстро: вокруг студии поставили свечи и стали дальше вести программу. Наконец минут через 20 прибежал электрик, все быстро починил. “А что это было?” — спросила я его. “Весна”, — был ответ.
     
      Михаил Дегтярь, руководитель программы “Репортер”, трижды лауреат ТЭФИ:
     — Я очень благодарен “ТВ Центру” за то, что и раньше, и сейчас могу позволить себе снимать то, что хочу. Как-то я был в Таиланде, и местные журналисты стали брать у меня интервью. “На каком канале вы работаете?” — спросили они. “ТВ Центр”, — ответил я. А по-английски это переводится как центр TV, то есть Центральное телевидение. “Как? СССР уже давно нет, а Центральное телевидение у вас осталось?” — сделали большие глаза журналисты. Потом мне всю поездку пришлось оправдываться, что это не так.
     
      Оксана Подрига, ведущая программы “События”:
     — Десять лет я работаю в информации, а это — болезнь. В какой точке света я бы ни находилась, тут же бегу смотреть новости. Когда случилась “Дубровка”, я была в Осло и не знала, что предпринять: ведь случилась трагедия, а меня нет в Москве, в студии. Но вот я нашла телевизор, посмотрела норвежские новости, и мой приятель-музыкант все понял и спросил жалеючи: “Ну что, укололась?”
     Главный смысл работы в информации — я всегда ощущаю свою нужность.
     
      Анна Прохорова, ведущая воскресной программы “В центре событий”:
     — Это было 1 апреля. Я читала подводку к следующему сюжету. Вдруг на словах “хочется чего-то необычного” за мной выключается свет. Полностью. Гаснет декорация, вырубаются софиты. Остается только свет, направленный точно на меня. Я с каменным лицом дочитываю подводку, и уже на самом сюжете мы начинаем выяснять, что случилось. Оказалось — сбой в компьютерной программе осветителей. Мы уже готовились к серьезной беседе с ОТК и начальством в понедельник… Но никто ничего не заметил! Решили, что так и задумывалось. А нам понравилось, и с тех пор мы используем такой свет на одном из планов.
     
      Борис Ноткин, ведущий программы “Приглашает Борис Ноткин”:
     — Мы записывали программу с директором Cлужбы внешней разведки генералом армии Лебедевым. Для начала, в первом кадре, ему и мне нужно было спуститься по лестнице. И это как раз никак не получалось: мы то и дело наталкивались друг на друга. В результате ради такого пустяка пришлось делать аж семь дублей. После окончания записи я спросил генерала: “Почему же вы ни разу не понервничали, даже слова в упрек съемочной группе не сказали?” “Это я из чувства долга старался, — ответил директор Cлужбы внешней разведки. — Но не для себя, а для вас”.



Партнеры