Почему «Мистраль» непригоден для российского флота

«Наши вертолеты никак не входили в проем лифта»

30 октября 2014 в 13:08, просмотров: 316010

Рособоронэкспорт получил приглашение в Сен-Назер на 14 ноября на церемонию передачи заказчику первого вертолетоносца «Владивосток» типа «Мистраль» - об этом заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин. Возможно, он несколько поторопился, так как в Елисейском дворце в Париже подтвердить дату пока отказались.

Почему «Мистраль» непригоден для российского флота
фото: Алексей Меринов

Видимо, так вот сразу заявлять о намеченных торжествах со стороны Парижа было бы неэтично, ведь буквально накануне министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан утверждал, что с передачей корабля придется немного подождать. В оправдание он процитировал своего президента, который якобы сказал, что «в случае, если политические условия не изменятся, он не станет давать разрешения на передачу «Мистраля», после чего в истории с «Мистралем» повисла очередная непонятная пауза. Тем более, что в четверг (а Рогозин выступил в среду) выступил Мишель Сапен, министр финансов Франции. Он полагает, что на данный момент у его страны нет возможности выполнить договор и передать России первый вертолетоносец типа «Мистраль». Поскольку условия, которые выдвинула Франция российской стороне (а это все те самые «политические условия»), пока «не выполнены».

Впрочем, пауза в ситуации не такая уж и непонятная. Ведь вполне ясно, что решать, когда «изменятся политические условия», будут не в Париже, и уж тем более не в Сен-Назере, откуда Рособоронэкспорту пришло приглашение. «Мистраль» сегодня – это козырь в большой политике. И тут важно, кто кого с его помощью дожмет: Штаты Европу, или все же Россия?

За этой сделкой тянется такой огромный политический шлейф, что все уже забыли, для чего на самом деле России нужны были эти натовские корабли. Если вообще нужны...

То, что их покупка - точно не инициатива наших военных, было понятно с самого начала. Вы бы видели лица флотоводцев, когда журналисты поначалу их пытали: где и как они собираются использовать эти дорогущие посудины? Адмиралы долго не могли придумать хоть каких-то разумных военных обоснований. На них просто жалко было смотреть: они мычали что-то о «выполнении задач по предназначению», при этом то опуская, то закатывая глаза к небу, словно прося там кого-то: «Ну, подскажи, наконец, что говорить про эти французские железяки!»

И только бывший начальник Генштаба Макаров с энтузиазмом вещал, что «Мистраль» потребляет в 2-3 раза меньше топлива, чем наши десантные корабли, что французы совершили глобальный прорыв в корабельной энергетике, что у них КПД энергетической установки в 2-3 раза выше, чем у кораблей других стран, и теперь все эти новинки окажутся у нас.

Его аргументы у специалистов флота вызывали гомерический хохот и одновременно стоны отчаяния, ибо было понятно, что за «профессионалы» решают судьбы флота. Хотя лично мне генерала Макарова было даже жалко, так как я была уверена, что его роль в этой истории незавидная – типа «чего изволите?»

Вряд ли человек в погонах с большими звездами не понимал, что с такой покупкой у России будет масса проблем. К примеру, если на «Мистрале» полетит его хваленая энергетическая установка, то без производителей уже не обойтись. Трудно представить, что специалисты НАТО все бросят и тут же примчатся на помощь, особенно если «Мистраль» в этот момент будет участвовать в какой-нибудь операции против одной из западных стран.

фото: Ольга Божьева
В Севастополе во время учений большой десантный корабль «Цезарь Кунников» подошел вплотную к самому берегу, раскрыл носовые ворота и аппарель, откуда одна за другой на песок выезжали боевые машины с десантом, даже не замочив колес.
фото: ru.wikipedia.org
«Мистраль» этого не может. Высадку десанта с тяжелой техникой на необорудованное побережье он может провести лишь с помощью танкодесантных плашкоутов. Процедура долгая и нудная — на нее уходит несколько часов.

А как быть с запчастями для импортного корабля, принципиально отличающегося всеми стандартами от наших? Сколько миллиардов потребуется добавить к сумме сделки в €1,2 млрд. для создания под него новой инфраструктуры и постройки специальных причалов?

Ладно, допустим, Генштаб не обязан уметь хорошо считать, но стратегически мыслить-то он обязан? Однако он так и не ответил на основной вопрос: зачем российскому флоту эта большая (21 тыс. тонн водоизмещения) и дорогая игрушка?

Предназначение такого корабля – высадки морских десантов у далеких от страны берегов. Интересно, в нашем случае, каких именно? Разве у России есть планы захвата чужих территорий? Ни морская, ни военная доктрина страны таких действий, насколько я знаю, не предусматривают. Так для чего весь сыр-бор с «Мистралями», если с обычной выброской десанта свои российские корабли справляются даже лучше? «Мистраль» даже не вписывается в концепцию боевого применения российской морской пехоты, так как не приспособлен для проведения классических десантных операций.

Наши корабли выбрасывают десант, подходя непосредственно к береговой линии. Как-то мне пришлось наблюдать это в Севастополе во время учений. Удивительно быстро и легко большой десантный корабль «Цезарь Кунников» подошел вплотную к самому берегу, и как сказочная рыба-кит раскрыл «пасть» (носовые ворота и аппарель), откуда одна за другой на песок выезжали боевые машины с десантом, даже не замочив колес.

- «Мистраль» этого не может! - с жаром объяснял мне потом один морской офицер. – Он предназначен исключительно для доставки десантных средств, при этом сам десантным средством «Мистраль» не является. Высадку десанта с тяжёлой техникой на необорудованное побережье он может провести лишь с помощью танко-десантных плашкоутов. Процедура долгая и нудная: сначала док-камеры заполняются водой, затем из них выводятся плашкоуты, на что уходит несколько часов. И все это время, пока корабль стоит с заполненной док-камерой, он очень уязвим. Хотя, конечно, десантников можно перебросить на берег и вертолетами – это быстро. Но делать это придется без тяжёлого вооружения и бронетехники.

Кроме того, как в один голос заявляют специалисты, для прикрытия столь большого корабля необходим эскорт из кораблей охранения. Но у нас их не хватает даже авианосцу «Адмирал Кузнецов» и атомному ракетному крейсеру «Петр Великий». «Мистраль» же без такой поддержки – лишь удобная мишень даже для очень небольших кораблей противника. Тем более, что его серьезный недостаток – слабое вооружение, которое не обеспечивает ему необходимую самооборону.

Правда, тут надо признать, что, когда генерал Макаров расхваливал «Мистраль», он не делал особый акцент на его десантные возможности, считая их вторичными, он больше упирал на его многофункциональность, особо подчеркивая возможности с точки зрения «штабного потенциала»: высокая автоматизация, наличие разветвленных средств связи и боевого управления, в том числе разнородными силами. Для этого на французском «Мистрале» имеется боевая информационно-управляющая система «SENIT 9», новейшая натовская система обмена данными и управления разнородными силами «SIC-21».

Россия в качестве ключевого требования поначалу выдвинула продажу корабля с этой электронной «начинкой». И нас уверяли, что именно так и будет. Но вскоре выяснилось, подобные решения принимаются опять-таки, не в Париже. А в Пентагоне дураков оказалось меньше, чем этого кому-то хотелось бы у нас. И уже после подписания контракта французский президент, в то время им был Саркози, сообщил: «Мистраль» — это вертолётоносец, который мы будем создавать для России без военного оборудования, если эти корабли и будут проданы, то без электронных и компьютерных систем».

Фактически нас поставили в известность: за свои миллиарды мы получаем пустую железную коробку с ходовой частью – нечто среднее между грузовиком и нефтяным танкером. Такую же, но в десятки раз дешевле могли бы сварить и наши корабелы. Но их об этом не попросили: когда Минобороны объявляло тендер, их даже не пригласили к участию.

Позже выяснилось, что у «Мистраля» масса и других проблем: не лучшие технические характеристики, избыточная парусность, малая скорость хода (18 узлов по сравнению с 22–24 узлами у десантных кораблей США и Испании). Топливо для заправки вертолётов подается из цистерн в корме корабля, стоящих ниже ватерлинии, и потому топливные магистрали тянутся через весь корабль. А чтобы он не вспыхнул, как спичка, систему заправки надо либо переделать, либо вместо российских вертолетов купить Eurocopter, которые используют топливо с более низкой температурой вспышки.

Вообще российская военная техника ну никак не хотела совпадать с габаритами «Мистраля». Вертолёты Ка-52 и Ка-27 не входили в проем лифта, и их невозможно было опустить в вертолётный ангар. Десантные катера на воздушной подушке «Мурена» и «Кальмар» не проходили по высоте в ворота доковой камеры. Вес каждой боевой единицы не должен был превышать 32 тонн, а значит – никаких танков на нижней палубе. В общем, оказалось, что все предстоит доделывать, дорабатывать, довооружать… И как вы думаете: за чей счет?

Получилось, что «Мистраль» по всем статьям – самая дорогая и бессмысленная покупка для российской армии за все постсоветские годы. И выгодна она исключительно Франции. Если бы не эта сделка, Париж был бы вынужден прекратить строительство таких кораблей, так как многочисленные попытки продать «Мистрали» на мировом рынке вооружений ни разу не увенчались успехом.

Для себя Франция построила лишь два «Мистраля», на сем и остановилась. Затем попыталась предложить его Австралии. Но австралийцы на тендере выбрали испанский вариант, оценив «Мистраль» как «слишком сложный, имеющий проблемы с мореходностью и очень дорогой». В результате чего верфям в Сен-Назере грозило закрытие, но тут как раз подвернулась Россия…

И Франция – член НАТО – не просто согласилась на продажу тяжелого десантного вертолётоносца «Мистраль» России (потенциальному противнику), но и стала всячески подталкивать ее к этой сделке.

Штаты постоянно намекали, что им все это не нравится, в чем я лично сомневаюсь. Разве плохо подцепить на крючок и российский флот, и ВПК, заставив выложить за это €1,2 млрд., не поделившись при этом никакими серьезными технологиями? А потом еще регулярно за этот крючок дергать: сделаем два корабля, или нет – только один; отдадим ваш заказ, а может, и не отдадим «если политические условия не изменятся»…

И вот теперь после всего этого мы еще радуемся: нас соизволили пригласить на церемонию передачи собственного же «Мистраля» в Сен-Назер – какое счастье! Хотя даже это еще не точно: Париж ведь официально приглашения не подтвердил.

А, может, куда большим счастьем было бы, если бы не пригласили? В этом случае Франция должна будет уплатить крупную неустойку. Россия получит назад деньги, выброшенные на этот чисто политический заказ, и вложит их в постройку кораблей, только у себя. Военные моряки избавятся от головной боли: куда ставить и как применять эту ненужную натовскую махину?

Но такой радости, судя по всему, французы нам не доставят. Перефразируя известную поговорку: поматросят, но не бросят. Так что хочешь – не хочешь, а брать «Мистраль» придется. Второй – тоже, он наполовину сделан. А вот от двух других, оговоренных в соглашении, если повезет, можно еще отвертеться, сославшись на «политические условия».

Так что нашим военным умельцам все же придется искать «Мистралю» хоть какое-то применение. Жаль, теперь нет в Генштабе генерала Макарова, он бы придумал, что с ним делать. Ведь он с таким восторгом нас уверял, что «Мистраль» - это «не только десантный корабль – его многофункциональность очевидна: это и вертолётоносец, и штабной корабль, и десантный корабль, и госпиталь, и просто транспортный корабль, и любую новую функцию ему придать очень легко в самые короткие сроки. Кроме того, в составе ВМФ «Мистраль» будет заниматься транспортировкой людей и грузов, борьбой с подводными лодками и спасением людей при чрезвычайных ситуациях».

Не знаю, как насчет борьбы с подлодками для корабля, строившегося по гражданским стандартам, а вот заняться «транспортировкой людей и грузов» «Мистраль» (если его, конечно, отдадут) может хоть завтра. На Керченской переправе, например. Пусть себе переправляет легковушки в Крым и обратно, если танки для него слишком тяжелы. Дороговато, конечно будет, но хоть какое-то применение для этой измотавшей нервы политикам и военным посудины.



Партнеры