Встреча Путина с «Клубом лидеров» получилась на редкость странной

Президента призвали сделать национальной идеей союз бизнесменов и чиновников

3 февраля 2016 в 18:26, просмотров: 71502

На встрече с «Клубом лидеров» Владимир Путин призвал не заниматься поисками национальной идеи, поскольку она у России уже есть. «Наша национальная идея — это патриотизм! Ничего другого придумывать не надо!» — заявил бизнесменам президент. Реализацией этой идеи каждый занимается на своем месте — предприниматели в своих компаниях, чиновники в своих кабинетах. «Говорить о том, что в чиновничьем аппарате собрались одни плохие люди, абсолютно неправильно», — заступился за бюрократию президент.

Встреча Путина с «Клубом лидеров» получилась на редкость странной
фото: kremlin.ru

Владимир Путин уже второй раз с начала года встречается с представителями среднего и малого бизнеса. Пару недель назад он участвовал в форуме «Опоры России», а в среду принимал в Ново-Огареве активистов «Клуба лидеров» — так, как выяснилось, называется организация, созданная еще в 2012 году при Агентстве стратегических инициатив. Хотя подавляющему большинству россиян о деятельности клуба ничего не известно, предприниматели заверяют, что не теряли времени даром. Помимо развития собственного бизнеса они занимались тестированием системы госзакупок и делового климата в российских регионах. Путин, очевидно, рассчитывал, что лидеры расскажут о результатах своей деятельности и выдвинут инициативы, актуальные в нынешней экономической ситуации для всего предпринимательского сообщества, но встреча развивалась по традиционному в российской политической истории сценарию «Ходоки у Ленина». Бизнесмены (а некоторые, между прочим, приехали на встречу на «Майбахах» и других лимузинах) пришли к президенту решить свои местечковые проблемы и пожаловаться на чиновников, отобравших землю и не дающих задешево подключиться к энергомощностям.

Владелец фармацевтической компании Викрам Пуния попросил главу государства ввести принудительное лицензирование медицинских препаратов. Этот механизм, по его словам, позволит российским предприятиям выпускать высокоэффективные импортные лекарства без согласия их патентообладателя. Иными словами, бесплатно позаимствовать чужие технологии.

— А это законно? — усомнился ВВП. — Что скажет тот, чьи права нарушены?

Но Пуния заверил, что комар носа не подточит. Правила ВТО разрешают вводить принудительное лицензирование лекарств в экстренных случаях, а у нас как раз такая ситуация. Путин обещал проконсультироваться с юристами...

Коллега Пунии по фармрынку г-н Мартынов также решил не упускать возможности улучшить бизнес руками главы государства. По его словам, почти 90% костных имплантатов сейчас производят иностранные компании. Причем «их огромная часть не зарегистрирована в Росздравнадзоре» и «ввозится в страну в чемоданах», пожаловался предприниматель, попросив ужесточить контроль над товарами медназначения импортного производства. Правда, как потом выяснилось, его компания могла бы производить всего тысячу имплантатов при потребности в десятки тысяч. Но это только на первых порах, а в принципе потенциал у нее хороший. «Закручивание гаек должно соответствовать росту наших технических возможностей, самое главное — не создать искусственный дефицит», — в духе здравого смысла отреагировал президент и вдруг спросил в лоб:

— А что за инновационную разработку передала вам ФСО?

Мартынов, который до этого уже успел перепутать тонны с килограммами, вконец разволновался, но все-таки ответил, что это коротковолновая радиостанция. С ней члены «Клуба лидеров» ездили на полюс и поднимались на Эльбрус, но в принципе такая штуковина может принимать сигналы даже на подводной лодке.

— А вы веревкой связывались? — снова, что называется, не в кассу спросил президент, которому, по всей видимости, быстро надоело заниматься частными вопросами предпринимателей и захотелось махнуть подальше от всех — в горы.

Но это был еще далеко не конец. Производитель автобусов из Волгограда Алексей Бакулин рассказал Путину про «ликсутовщину» в системе транспортных госзакупок Москвы. «За четыре года не провели ни одного нормального конкурса. Говорим, что хотим покупать отечественный автопром, а покупаем турецкие «Мерседесы», — сознательно подливал масла в огонь предприниматель, но ВВП на этот раз никак не отреагировал на «кодовое слово». «Я поговорю с Сергеем Семеновичем (Собяниным)», — пообещал он. Постоянные наезды на чиновников, однако, раззадорили президента. «Еще неизвестно, с чем бы мы столкнулись, если бы всех вас пересадили в чиновничьи кресла, — прищурился ВВП. — Не может быть, чтобы все плохие люди собрались в чиновничьем аппарате, а все хорошие в бизнес-среде. Это абсолютно не так».

Наконец, Сергей Кривошеев попытался предложить что-то значимое и социально важное, тянущее, по его словам, на статус «федеральной инициативы». «Я 22 года отработал, вижу цель, вижу задачи, даже в нынешней ситуации верю в страну и связываю с ней свое будущее», — заявил он. Однако все дальнейшие попытки объяснить аудитории смысл инициативы не увенчались успехом. Кривошеев много говорил о героях труда, о тех, кто строил Магнитку, о модуле управления болью, о том, что достойные люди не должны стыдиться рассказывать о себе, но как все это связать воедино, да еще вывести на федеральный уровень, никто в результате не понял. «Это что-то из области геронтологии?» — тщетно допытывался президент. Еще один предприниматель потребовал от Путина выйти и сказать, что бизнес и чиновники делают одно дело и чужих людей в России нет, — это могло бы стать национальной идеей и сплотить страну. «У нас нет и быть не может другой объединяющей идеи, кроме патриотизма, — возразил ВВП. — Никакой другой идеи придумывать не надо. Она не идеологизирована и не связана с деятельностью какой-то партии. Если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной и более эффективной».



Партнеры