Ключарь ВВП

Сможет ли Игорь Шувалов перевернуть Россию

10 июня 2008 в 16:04, просмотров: 2087

За месяц с небольшим президентства Медведева чиновники привыкли, что страна отныне управляется по системе “двух ключей”. Любое сколько-нибудь важное решение обнародуется только после его утверждения обоими членами правящего тандема. Но если говорить об экономических реформах, то существует еще и третий “ключ”. Формально превратившись в главного хозяйственника страны, ВВП так и остался небожителем, осуществляющим лишь общее политическое руководство кабмином. Роль “повседневного премьера” и главного ответственного за запуск путинского “плана-2020” выпала на долю пока еще малознакомой публике фигуры — первого замглавы Белого дома Игоря Шувалова.

Накануне завтрашнего месячного “юбилея” правительства “повседневный премьер” стал жертвой гнева премьера настоящего. “Разъезжать по разным мероприятиям — это, конечно, важно. Но надо смотреть и чем люди живут”, — не без ревности сказал ВВП Шувалову, намекая на вызвавшую фурор речь первого вице на питерском экономическом форуме. Впрочем, можно предположить, что впереди свежеиспеченного “рулевого российских реформ” ждут и не такие испытания.

Ставший на заре путинского президентства в возрасте 33 лет самым молодым министром касьяновского правительства, Игорь Шувалов претендовал на пост премьера еще в 2004 году. Но тогда клан Сечина протолкнул в боссы правительства “темную лошадку” Михаила Фрадкова. Шувалову пришлось довольствоваться непубличной должностью помощника президента. Отсидку в бывшем кабинете советских генсеков на Старой площади амбициозный выпускник юрфака МГУ использовал для наращивания своего властного потенциала. Именно под началом Шувалова были разработаны многие идеи, которые затем легли в основу национальных проектов.И наконец, в минувшем мае обладатель аристократической фамилии вплотную приблизился к осуществлению своей самой заветной мечты. У Шувалова есть многие качества, необходимые “идеологу реформ”. Но гарантий, что реформы по-шуваловски удастся запустить, сегодня не может дать никто.

Антипод в шоколаде

На фоне всего остального путинского воинства Игорь Шувалов вполне может показаться их полным антиподом. Как знают даже тинейджеры, чтобы попасть в ближний круг ВВП, надо быть питерцем и/или ветераном госбезопасности. Шувалов родился на Чукотке и при советской власти вообще не работал в системе госуправления.

Благодаря “дрезденским корням” Путина самой популярной западной страной в его свите остается Германия. Шувалов — страстный поклонник самой враждебной для окружения Владимира Владимировича западной державы — Англии. Уже много лет нынешний первый вице в обязательном порядке ездит на финал Уимблдонского турнира. Его восхищение всем английским столь велико, что знакомые считают Шувалова образцовым британским консерватором, чудом попавшим на российскую почву.

Большинство царедворцев вокруг ВВП попали в элиту только после вознесения Путина на президентский престол. Шувалов пришел в правительство, будучи уже весьма богатым человеком. Став в 2000 году руководителем аппарата кабинета министров, Игорь Иванович произвел в Белом доме настоящий фурор. В нарушение всех аппаратных обычаев в первое время он ездил не на служебном авто, а на личном “Мерседесе” с водителем.

За время своего правления Путин и К резко увеличили роль госвласти в экономической жизни. Шувалов тоже “за порядок”. Но, согласно его философии, он может быть достигнут, только если роль государства в экономике будет по максимуму ограничена.

Люди вокруг ВВП обычно не склонны к эксцентричному поведению. Об эскападах Игоря Ивановича в бытность его руководителем аппарата Белого дома в резиденции правительства до сих пор ходят легенды. Шувалов то “объявлял войну” чиновницам в брюках. То лично появлялся в местных буфетах и допрашивал аппаратчиков, почему они здесь, а не на своих рабочих местах.

Основная масса соратников Путина предпочитает проверенные временем советские методы управления коллективом. Шувалов предпочитает американскую систему менеджмента в ее крайних формах. “Повседневный премьер” не ругается матом и всегда обращается к подчиненным только на “вы”. Однако он обожает устраивать им жесткие накачки и упрекать в старых ошибках.

При этом Шувалов всегда защищает “своих” от “посторонних”. Еще он убежден, что в целях “тимбилдинга” начальство в обязательном порядке должно неформально общаться с подчиненными в нерабочей обстановке. При Шувалове верхушка аппарата правительства вела бурную светскую жизнь. То он вывозил всех на бывшую сталинскую “ближнюю дачу” в Кунцеве. То устраивал коллективные катания на теплоходах. Впрочем, далеко не всем чиновникам устраиваемые их шефом застолья были по душе. Даже в такой обстановке Шувалов не только не терпел панибратства, но и требовал, чтобы все было “цивильно”. Поэтому на его пирушках многие сидели как на иголках.

Но, несмотря на всю его внешнюю чужеродность, считать нового “повседневного премьера” белой вороной в элите ни в коем случае нельзя. “Шувалов — абсолютно иерархичный человек. Всех своих знакомых он мысленно расставляет по ступенькам”, — сказал мне хорошо знающий нового первого вице человек.

Кроме того, новый главный зам Путина обладает фантастическим чутьем. Он умеет покинуть “тонущий корабль”, пока еще никто не видит, что он тонет, и заранее сделать ставку на будущего победителя. Своим первоначальным возвышением Шувалов обязан малоизвестному, но сверхвлиятельному в ельцинское время олигарху Александру Мамуту. В начале 90-х Мамут взял юного и скромного атташе правового департамента российского МИДа на руководящую работу в свою юридическую фирму “АЛМ-Консалтинг” и таким образом сделал его богатым человеком.

На излете черномырдинского премьерства член политической “семьи” Ельцина Мамут помог Шувалову начать и государственную карьеру. Едва отпраздновавший свой 30-летний юбилей свежеиспеченный чиновник вдруг стал скакать с одной ключевой должности на еще более важную: начальник департамента Росгосимущества, замминистра в том же ведомстве, глава Фонда федерального имущества...

Весна 2000 года стала зенитом теневого влияния Александра Мамута на российскую власть. В новом кабинете министров оказалось по меньшей мере три человека, близких к олигарху: сам премьер Касьянов, министр промышленности и науки Дондуков, ну и, наконец, руководитель аппарата правительства Шувалов.

Но идиллия длилась недолго. К весне 2003 года Мамут вдруг обнаружил, что его протеже в упор перестал замечать своего патрона. Насмерть обиженный олигарх в паре с Касьяновым попытался отомстить. Премьер попытался поговорить с руководителем правительственного аппарата на повышенных тонах. Тот ответил ему на еще более повышенных. По свидетельству очевидцев, крики вельмож были слышны даже в премьерской приемной. В результате Шувалов ласточкой вылетел из Белого дома.

Однако, когда “туман рассеялся”, выяснилось, что хитроумный Игорь Иванович на самом деле ничего не потерял. Еще до увольнения из правительства он установил тесные связи с “новыми друзьями” — Абрамовичем, Волошиным и Дерипаской. Поэтому Шувалов просто перешел на новую должность в кремлевскую администрацию.

Что же до Мамута с Касьяновым, то они вскоре неожиданно для себя оказались в политическом небытии. Весной 2004 года силовики из сечинского лагеря убедили Путина, что премьера надо срочно снимать. К тому времени Касьянов сумел настроить против себя влиятельных прежних союзников типа Волошина. Поэтому никто и пальцем не пошевелил, чтобы ему помочь. Аппаратный инстинкт Шувалова оказался верным…

Почти пять лет в кремлевском аппарате не прошли для Игоря Шувалова даром. Благодаря своему умению схватывать все на лету “изгнанник из Белого дома” завоевал доверие ВВП. Одновременно Шувалов стал близким соратником Медведева в тот момент, когда еще никто не считал его преемником. Почва для возвращения в правительственную резиденцию была “удобрена” по первому разряду.

Плюсы и минусы

Июнь 2008 года стал для Игоря Шувалова воистину триумфальным. Речь первого вице на питерском экономическом форуме вдохновила даже таких профессиональных циников, какими по определению являются российские бизнесмены и экономисты. Отдельные шутники из чиновничьей среды даже предложили, что теперь Шувалов должен поменяться прозвищами с вице-премьером Игорем Сечиным. Мол, теперь бывший шеф путинского секретариата больше не достоин носить “почетное звание” Игоря Ивановича “настоящего”. Но, как известно, произнести речь и запустить реформы — это далеко не одно и то же.

Новый первый вице-премьер не зациклен на создании собственной постоянной команды. Вместо этого на каждом новом месте работы он довольно быстро и успешно создает команду из “чужаков”. Благодаря такому подходу сегодня Шувалов может полагаться на самых разных и часто не ладящих между собой людей из самых разных сфер.

Во власти это прежде всего помощник президента Аркадий Дворкович, министр экономического развития Эльвира Набиуллина и ее заместитель (а также, по слухам, соавтор питерской речи первого вице) Станислав Воскресенский. В экспертной среде первый вице прежде всего связан с Институтом сравнительного законодательства и правоведения при правительстве во главе с Талией Хабриевой. Не менее важная опора — часть экспертов Высшей школы экономики под началом Льва Якобсона (другая часть ведущих спецов этого вуза во главе с Евгением Ясиным связана с потенциальным оппонентом Шувалова внутри правительства Кудриным).
Список близких контактов Шувалова в сфере ведущих предпринимателей стремится к бесконечности. Сам Игорь Шувалов ощущает себя не только чиновником, но и “послом бизнеса в правительстве”. С ключевыми магнатами типа Романа Абрамовича или стремительно набирающего влияние Алишера Усманова первый вице разговаривает на одном и том же языке.

Можно еще долго говорить о других положительных качествах Шувалова вроде его завидной работоспособности и умения “прошибать стены”. Однако даже друзья нового первого вице признают: у его менеджерского стиля есть два ключевых недостатка, которые могут оказаться фатальными.

“Шувалов не понимает, что если вся система прогнила, то менять пару деталей бессмысленно”, — сказал мне, например, бывший коллега “повседневного премьера” по касьяновскому правительству. Несколько лет тому назад Игорь Иванович буквально продавил принятие законодательства по ипотеке. При этом он проигнорировал замечания многих экспертов, что запуск ипотеки бессмыслен без одновременного наращивания мощностей строительного комплекса. Но скептики оказались правы. Из-за “рванувших в космос” цен покупка квартиры по ипотеке по карману лишь мизерной части российских граждан.

“Игорь Шувалов ориентирован на быстрые результаты. Он крайне неохотно занимается долгосрочными проектами”, — заявил мне другой хороший знакомый первого вице. В свое время Игорь Иванович загорелся идеей принятия действительно нужного экономике закона о техническом регулировании. Благодаря жесткому прессингу Шувалова закон был принят еще в конце 2002 года. Однако без многочисленных технических регламентов одобренный парламентом документ ничего не стоил. А к принятию первых технических регламентов удалось подступить только сейчас.

Ирония судьбы в том, что сейчас от “экономического царя правительства” требуются именно те качества, которых Шувалову недостает, — способность видеть ситуацию целиком и умение запускать долгосрочные проекты. Летом 2008 года кабинет министров оказался в предельно пикантной ситуации. Путин вроде бы предельно и конкретно расписал, чем именно должны заниматься министры. Но, как уже многократно писал “МК”, задачи пока сформулированы только на уровне лозунгов.

В таких условиях верхушка правительства должна определиться с приоритетами. Как стало известно “МК”, частично хозяева Белого дома это сделали. Другое дело, что упор здесь стоит делать именно на слове “частично”.

Затянувшийся старт

Офис Министерства здравоохранения и социального развития России на Неглинной улице в Москве никогда не относился к числу зданий с особым режимом охраны и секретности. В эпоху зурабовских реформ нацболы сумели захватить учреждение прямо-таки с фантастической легкостью. Но сегодня члены возглавляемой замминистра Юрием Ворониным межведомственной рабочей группы могут с полным основанием ощущать себя героями фильмов о Джеймсе Бонде.

Каждому члену группы выдаются только документы, непосредственно касающиеся его участка работы. Бумаги запрещено копировать и выносить из помещения. Ну а то, что о них нельзя рассказывать посторонним, считается само собой разумеющимся. Предосторожности становятся понятными, если учесть, что разрабатываемый документ жизненно важен для всех, кроме самой обеспеченной части россиян. Речь идет об очередной кардинальной перекройке пенсионной системы.

О каких-то окончательных решениях пока говорить рано. Совещание по этому вопросу, по сведениям “МК”, должно состояться у Шувалова как раз сегодня, 11 июня. Но некоторые общие принципы все-таки просочились. С треском провалившаяся реформа по Зурабову строилась на том, что радикально улучшить жизнь нынешнего поколения пенсионеров уже невозможно. Поэтому имеет смысл сконцентрироваться на будущих поколениях, которые через несколько десятилетий будут жить “как в Европе”.

Сейчас планируется поставить всё с ног на голову: сконцентрироваться на нынешних пенсионерах и отложить решение проблем пенсионеров будущих. Предлагается, например, чтобы в каждом российском регионе ушедшие на заслуженный отдых труженики получали не меньше местного прожиточного минимума. Для отдельных категорий пенсионеров повышение может составить 15—20%.

Хотя детали реформы еще не объявлены и даже не до конца согласованы, посвященные эксперты уже критикуют ее за половинчатость. Не ясно, например, на что следует надеяться пока еще не вышедшим на пенсию работникам. Далеко не факт и то, что регионы смогут выдержать дополнительную финансовую нагрузку, которую на них собираются возложить.

Близкий к верхушке правительства источник еще месяц назад сказал мне, что “неполовинчатые” решения в пенсионной сфере в ближайшие четыре года невозможны в принципе. Ситуация настолько запущена, что на ее радикальное исправление не хватит доходов даже от трех нефтяных бумов типа нынешнего. Но медлить нельзя: “Нынешняя система чудовищно деформирует рынок труда”.

Но принимать только промежуточные решения — тоже не выход. Общая стоимость планируемых пенсионных новаций может дойти до триллиона рублей. А ведь пенсионная сфера не единственная, в которой необходимы радикальные изменения.

“Шувалов и правительство в целом должны пройти между Сциллой и Харибдой: не разогнать инфляцию и госрасходы и при этом запустить реформы”, — сказал мне один из ведущих российских экспертов.

Насколько в принципе выполнима подобная задача, пока неясно. Премьер Путин, по мнению специалистов, пока настроен “избегать непопулярных мер и продолжать раздачу подарков”. Но рано или поздно мешок с подарками оказывается пустым даже у Деда Мороза.

* * *

Строительную площадку в прямом и фигуральном смысле напоминает сегодня Белый дом. Ремонт премьерской зоны в лучшем случае закончится лишь в начале осени, так что Путину до сих пор приходится ютиться во временном офисе. “Подремонтировать” к этому времени могут и состав правительственной команды. Не исключено, например, появление еще двух вице-премьеров. Ходят даже разговоры о том, что закрытый указ Медведева о создании этих вакансий уже подписан.

Но главная интрига состоит вовсе не в строительных или кадровых пертурбациях. Ожидаемое всеми противостояние между “главным по доходам” Кудриным и “главным по расходам” Шуваловым — тоже вещь второстепенная. В ближайшие месяцы верхушке правительства придется сесть за стол с ручкой и листом бумаги и заняться несложными арифметическими подсчетами.

По словам близкого к руководству правительства источника, российская экономика может потянуть увеличение государственных расходов в размере приблизительно 2,5% ВВП. Но запланированные боссами Белого дома меры тянут как минимум на 10 процентов. Так что бесконечно долго оставаться для всех белыми и пушистыми министрам не удастся.

“Вы слишком оптимистично оцениваете Шувалова, — сказал мне на прощание его хороший знакомый из правительственных кругов. — Да, по личной и административной энергетике он самый сильный среди членов кабинета. Да, он чуть ли не единственный министр, способный на проталкивание резких решений. Но Шувалов очень поверхностен и быстро выдыхается. Он все время будет работать на текущий политический эффект, а не на стратегию — даже если говориться при этом будет прямо противоположное”.

Кто прав в этом споре — выяснится довольно скоро. В предстоящие два года “повседневный премьер” либо войдет в историю как архитектор “шуваловского прорыва” (конечно, официально его назовут “медведевским” или “путинским”). Либо ему предстоит занять место в депрессивно-длинном ряду незадачливых горе-реформаторов. Третьего, видимо, не дано.



Партнеры