В Еврейской академии вразумили чеченцев. ВИДЕО

По велению Рамзана Кадырова старейшины вмешались в конфликт студентов и ОМОНа

17 июня 2012 в 17:04, просмотров: 22987

В священную для всех мусульман пятницу в общежитии Государственной классической академии им. Маймонида (ранее — Еврейской академии) состоялась встреча уважаемых представителей чеченской диаспоры. Цель собрания — вразумить студентов, доставивших своей стычкой с ОМОНом много волнений и неприятностей как своим родителям, так и республике в целом. В этой встрече принял участие корреспондент «МК».

В Еврейской академии вразумили чеченцев. ВИДЕО
фото: Жанна Голубицкая
Вел «родительское собрание» министр образования Чечни Анзор Музаев (за столом также пресс-атташе Альви Керимов и адвокат Мурад Мусаев).

Со стороны ГКА присутствовало руководство в лице ректора Вероники Рафаиловны Ириной-Коган. Из Грозного прибыли посланники президента Кадырова и родители студентов — некоторые прямиком из отдаленных горных селений. «Старейшины» беседовали с юной сменой в актовом зале того самого корпуса в Переделкине, перед которым 8 июня произошла стычка чеченских студентов с омоновцами, приехавшими в их общежитие искать свидетелей другой драки (с болельщиками на площади Европы).

Чеченские юноши и девушки, их родители (в основном приехали отцы) и ректорат академии заняли места в зрительном зале, а на сцене за партой расположился министр образования Чечни Анзор Музаев с пресс-атташе Альви Керимовым по правую руку и адвокатом Мурадом Мусаевым по левую. Родительское собрание открыл министр, сообщив, что находится здесь по поручению Рамзана Кадырова. Первым делом он по-отечески пожурил студентов, которые своей несдержанностью позорят республику, заставляют волноваться свои семьи, а также самого президента, который вынужден чуть ли не лично разбираться в их драке.

фото: Жанна Голубицкая
Чеченские отцы.

Справка МК между тем

Рособрнадзор опровергает информацию о необоснованно «высоких» результатах ЕГЭ в Чеченской Республике.

«На Чечню в отношении соблюдения процедур ЕГЭ надо равняться всем,— заявил „МК“ официальный представитель ведомства Сергей Шатунов.— Чечня, пожалуй, единственный в стране регион, где все результаты ЕГЭ значительно ниже общероссийских. Судя по всему, чеченскому руководству важно иметь объективную картину состояния образования».

Официальные данные об оценках ЕГЭ в Чечне за 2011 год свидетельствуют: практически по всем показателям средние тестовые баллы в республике на порядок ниже среднероссийских. Так, по физике в 2011 году не преодолели минимальный порог, а проще говоря, получили «двойку» в Чечне — 32,7% участников экзамена, а по России — 7,4%. Та же картина по химии (33,8% и 8,4%), информатике (58,0% и 10,1%), биологии (36,7% и 7,9%), истории (19,2% и 9,4%), географии (20,5% и 6,3%), иностранным языкам. Втрое больше в Чечне не сдавших русский язык (6,7% против 2% по России).

Похожие результаты показал и ЕГЭ текущего года. Правда, по многим предметам они еще не подсчитаны. Но имеющиеся данные таковы: стобалльник в Чечне — один. Средний балл по русскому — 36,5 против 61,1 по России, по информатике — 22,1 против 61,2. Не сдали русский язык 44,7% выпускников республики против 3,7% по России, информатику — 86,1% против 11,1%, химию — 50% против 11,0% по России.

Никто не обвинял ребят в провокации драки — на записи с камер, установленных во дворе ГКА, ясно видно, что задирался 8 июня некто в форме и бейсболке. Его имя и звание никто и не пытался выяснить, но это явно не чеченский студент. Также речи не было о каких-либо исках со стороны властей республики или чеченских родителей к российским органам правопорядка. Беседа носила исключительно воспитательный характер и была адресована только подрастающему поколению.

Дальнейшее наставление министра Музаева тоже походило на отеческое — строгое, но справедливое. Суть его сводилась к призыву вести себя в гостях прилично и не забывать, кто в доме хозяин:

— В отношении чеченцев и так сложился негативный стереотип, поэтому вы, приезжая сюда на учебу, должны вести себя предельно корректно и испытывать благодарность к Москве, предоставившей вам возможность получить качественное образование, так необходимое нашей истощенной войнами республике.

— Но если его задирают и цепляют, парень не может не дать сдачи, — дипломатично вставила госпожа Ирина-Коган, — кавказец он или нет, это противоречит человеческому инстинкту самосохранения. А у вас это еще и вопрос чести.

— Когда нашему президенту один из высоких западных гостей сказал, что мы проявили себя как нация бесстрашных воинов, — не менее дипломатично откликнулся Музаев, — Кадыров ответил, что мы не хотим больше проявлять себя в этой области, мы устали от войн. Давайте теперь покажем, что мы можем стать также отличными врачами, юристами, музыкантами, а не «в красных мокасинах, с ножом, танцующие лезгинку в Кремле», какими привычно воспринимают всех чеченцев из-за недостойного поведения отдельных недостойных представителей нации.

Все остальные напомнили наследникам, что, несмотря на то что их предки виртуозно владели кинжалом, применять его направо и налево издревле считалось недостойным. Это означало, что человеку не хватило ума и сил решить спор без применения оружия. Вообще, «нравоучения» молодым чеченцам от старшего поколения — как высоких чиновников, так и простых горцев — звучали как добрые кавказские тосты. «Нашкодивших отпрысков» ругали, но не унижая их достоинство в целом, а по конкретному факту. К тому же чеченские «старейшины» оказались людьми со здоровым чувством самоиронии. Когда я поинтересовалась, «что дальше по плану мероприятия», один из аксакалов мне ответил: «Как что? Сейчас поговорим, потом выйдем и начнем драться. А после лезгинку танцевать».

Но вместо этого из зала попросили удалиться всех мужчин и женщин других национальностей: посланники президента Чечни уединились с чеченскими студентками и их матерями для разговора с глазу на глаз. Далее беседа пошла по-чеченски. Как мне потом по секрету рассказала одна из студенток, Анзор Ахмедович призывал девушек «вести себя скромно, не одеваться вызывающе, следовать мусульманским традициям в одежде, несмотря на вольные нравы столицы, и не вынуждать своих соплеменников вступаться за их честь». Юная чеченка объяснила мне, что у них парень не может проявить себя слабым и трусливым, особенно в глазах девушки. Если к чеченской девушке кто-то станет приставать, чеченские парни могут полезть в драку, так уж они устроены. Поэтому девушек убеждали не провоцировать своим поведением подобных ситуаций. А ведь 8 июня чеченские студентки не только наблюдали за потасовкой, но и снимали ее на видео, многие при этом плакали в голос в страхе за своих однокашников. А когда красавица смотрит, какой джигит будет молча терпеть унизительные пинки, тычки и комментарии в свой адрес?

фото: Жанна Голубицкая
Студенты внимательно слушали старших.

Чеченских мам было не много, и вели себя они очень незаметно — наверное, именно так, как и рекомендовал чеченский министр их дочерям. Только одна студентка выдала реплику о случившемся 8 июня: «Это большой позор для всех нас!» — заплакала и убежала. Вообще, в присутствии старших чеченская молодежь ведет себя так, что многие русские родители позавидуют, — скромно, почтительно, даже в разговор не вступают, пока родители их не спросят. Общались в основном мужчины — студенты и их папы. Отец и сын Сатуевы к ГКА не имеют отношения, но на собрание приехали, потому что отец, адвокат по имени Мами, решил, что послушать наставления посланников президента будет полезно и его сыну Черси — студенту Российской академии правосудия.

— Наши парни должны понимать, как себя вести, ведь к ним часто цепляются на улице просто по внешнему признаку, — пояснил Мами. — А потом после любой драки с их участием им приписывается роль зачинщиков...

— Я живу в Москве почти 20 лет, — говорит адвокат Мурад Мусаев. — Учился здесь в школе с 7-го класса, и месяца не проходило без нападений или просто нападок на меня из-за национальной принадлежности! Это исправно случалось раз в несколько месяцев и не прекратилось, пока я не перестал ходить по улицам пешком и ездить в метро. К сожалению, я тоже был вынужден обороняться. Я, конечно, мог бы быть очень законопослушным гражданином и лежать тихо, пока меня не изобьют до полусмерти. Но есть такая поговорка: пусть лучше меня судят двенадцать, чем несут шестеро. Мне повезло — против меня не возбуждались уголовные дела, но везет не всем, а ведь каждый кавказец может попасть в такую ситуацию — просто из-за своей внешности. Вот, например, стычки между кавказцами и болельщиками «Спартака» происходят в Москве с удивительной регулярностью. Как человек мыслящий, я понимаю, что это не совпадение, это уже система. Либо это кавказцы ходят и выискивают болельщиков, чтобы до них докопаться, либо наоборот. У нас, конечно, тоже есть свои недостатки, мы их осознаем и боремся с ними. Но как нам быть с обобщенным умозаключением, что любой кавказец — это воплощение зла и агрессии?

На собрании Черси Сатуев, который сейчас проходит практику в одном из московских судов, встретил парня из своего родного села под Грозным. Земляк Сатуевых по имени Юсуп в настоящий момент сдает сессию за 1-й курс медицинского факультета ГКА. И Черси, и Юсуп долго не хотели признаваться, часто ли их задевают на московских улицах. Пока сидящие рядом чеченские отцы Сулумбек и Султан не пояснили мне:

— У нас мужчина не должен жаловаться, не принято. Вот сколько наши сыновья здесь учатся, ни одной такой истории мы от них не слышали. Приезжают на каникулы — все хорошо, все нормально. Это теперь уж узнали, когда по телевизору показали.

Наконец 17-летний Юсуп — худенький мальчик с большими голубыми глазами — нехотя подтвердил, что его почти всегда задевают, когда он едет в электричке, а едет он в ней дважды в день. Учебный корпус ГКА в центре Москвы, а в Переделкине — общежитие и медфакультет, вот почему большие группы чеченских студентов ежедневно оказываются на площади перед Киевским вокзалом.

Кстати, в самой ГКА учатся и живут бок о бок не только чеченцы, но и азербайджанцы, евреи, русские и прочие национальности. Причем по инициативе ректора их сознательно расселяют не по национальным группам, а в разнобой: каждый этаж — маленький интернационал и школа толерантности. При этом, по утверждению руководства, внутри общежития никаких межнациональных конфликтов никогда не было.

Пользуясь паузой в собрании, уточняю у ректора момент попадания абитуриентов из Чечни в ГКА. Ранее она говорила, что зачисление производится по результатам ЕГЭ, которые у кавказских выпускников неправдоподобно высоки, тогда как министр образования Музаев, призывая своих студентов уделять побольше времени учебе, заметил, что в ЕГЭ «последние 4 года Чечня бьется за последнее место с Владивостоком». Оказалось, высокие результаты ЕГЭ по Северному Кавказу — это вроде средней температуры по больнице. По словам Ирины-Коган, она имела в виду общий показатель, который образуется за счет Дагестана и других «горных оазисов» с отличными результатами, а вот в самой Чечне баллы действительно далеко не блестящие. Но только не по русскому языку.

— Кавказские абитуриенты приносят свидетельства, в которых по русскому — от 70 до 90 баллов! — возмущается Вероника Рафаиловна. — Это гораздо выше, чем баллы, которые получают носители языка — скажем, московские школьники. При этом русского они не знают. Мы вынуждены делать для первокурсников дополнительные занятия по русскому, чтобы они понимали лекции. Однажды ко мне зашел абитуриент с Кавказа с высоким баллом по русскому. Я ему: «Проходите, будьте любезны, садитесь!» А он мне: «За что вы меня ругаете? Что я сделал?»

В завершение «родительского собрания» Анзор Музаев заявил:

— Мы хотим, чтобы виновные были наказаны, а невиновные могли спокойно продолжать учебу. Поэтому я по личному поручению Рамзана Кадырова прошу ректора академии предоставить мне поименный список всех тех, кто плохо учится, гуляет и дурно себя ведет, мешая учиться остальным. Мы заберем их домой и научим уму-разуму.

— Передайте уважаемому президенту Чечни, — ответила Ирина-Коган, — что никакого «списка Шиндлера» не будет! Пусть каждый студент сам сходит в учебную часть, получит данные по своей успеваемости и покажет их своим родителям.

Раздались бурные продолжительные аплодисменты. При виде этого акта чеченско-еврейской дружбы мне вспомнилась китайская мудрость: «Пока дураки делают из друзей врагов, умные врагов превращают в друзей».

Ректор еврейской академии вызвала «в школу» чеченских родителей, и они пришли, а некоторые даже спустились для этого с гор. И даже если за этим торжеством толерантности стоят практические интересы обеих сторон, что тут плохого? Если дружба приносит прибыль, зачем враждовать себе в убыток?



Партнеры