Хроника событий Путин назвал РПЦ партнером и соработником, в решении внутренних и международных задач "МК" выяснил, зачем в РПЦ ретушировали фото с патриархом Протоирей Смирнов назначен зампредом патриаршей комиссии по вопросам семьи Допрос Станислава Белковского в СК перенесен Станислав Белковский: Я не застрахован от тюрьмы

Лавра атакует полигон

Церковь покусилась на святое для студентов: учебную и научно-исследовательскую базу специального назначения

4 сентября 2012 в 18:17, просмотров: 9533

Студенты и аспиранты Российского государственного геологоразведочного университета готовы выйти на митинг. Свято–Троицкая Сергиева лавра хочет отобрать у учебного заведения двухэтажное кирпичное здание, расположенное на территории Сергиево–Посадского учебного полигона, мотивируя это тем, что некогда в этом купеческом особняке располагался странноприимный дом, где останавливались паломники. Также в планах церкви — восстановить комплекс часовни Стефана Пермского.

Священнослужителей не смущает даже то, что на полигоне постоянно работают промышленные установки и оборудование, имеются захоронения радиоактивных отходов, состоящих из хвостов обогащенных урановых руд.

В ситуации разбирался спецкор «МК».

Лавра атакует полигон
фото: Светлана Самоделова
Свято-Троицкая Сергиева лавра.

«Заберут полигон — геологи превратятся в теоретиков»

Учебный полигон геологоразведочного университета располагается у деревни Рязанцы, на 63-м километре Ярославского шоссе. Кругом живописные места: леса и речушки. До Свято—Троицкой Сергиевой лавры рукой подать — около 9 километров. Рядом трасса. В общем, лакомый для церкви кусок.

Особо охраняемая территория обнесена забором. Проход строго по пропускам. Показывая свои владения, начальник полигона, кандидат технических наук Олег Подмарков рассказывает:

— Это в начале 30—х годов учебные практики в институте проводились по геодезии на Ленинских горах, по геологии — на естественных обнажениях по берегам Москвы—реки, по бурению — на специально построенных вышках у Дорогомиловской заставы. В 1936 году при геологоразведочном институте был создан собственный учебный полигон. С тех пор каждый студент проходит на нем практику от месяца до двух, а аспиранты работают круглогодично.

Показывая на куст скважин, начальник полигона Олег Подмарков объясняет: «Здесь студенты—гидрогеологи изучают методику выполнения опытных нагрузок на грунт и опытных откачек».

Идем мимо исследовательских ангаров и экспериментальных площадок. Вглубь уходит штольня со всеми элементами подземных горных выработок. По рельсам ходит вагонетка, работает подъемная машина, дизельная установка — все как в настоящей шахте.

На соседнем участке стоят буровые стенды для изучения забойных процессов алмазного бурения. Чуть дальше — полигон с локальными захоронениями радиоактивных навесок (капсул с радиоактивными материалами). Здесь работает единственная в стране урановая школа. Студенты и аспиранты с помощью современной аппаратуры ведут разведку радиоактивных материалов, отрабатывают методику, глубину и масштаб залегания.

Буровые мачты, шахты, шурфопроходческий комплекс, экспериментальные бассейны, 5-этажное общежитие, спортивный городок... Не полигон, а целый город с мощной научно-производственной базой, где создана не одна сотня диссертаций.

— Наш университет силен практической подготовкой студентов, — говорит первый проректор геологоразведочного университета, профессор Евгений Кушель. — Если заберут полигон, геологи превратятся в теоретиков, которые не нужны государству. На сегодняшний день геологическая отрасль укомплектована профессиональными кадрами только на 13%. Мы как государственное учреждение работаем в интересах государства. Нам надо не мешать, а помогать. А у нас вместо поддержки практической направленности обучения пытаются полигон ликвидировать.

В планах преподавателей создать на базе университета межвузовский научно—технический центр.

— Наш вуз можно рассматривать как международный центр, — говорит проректор геологоразведочного университета Владимир Моисеенко. — У нас учатся студенты из 30 государств. Вернувшись домой, они в дальнейшем занимают высокие посты, становятся министрами геологии. Территорию полигона нужно преумножать, расширять, а не отрывать от нее куски.

Идем к объекту спора — двухэтажному зданию, построенному еще до революции. Кирпичная кладка «на яичном порошке» хорошо сохранилась, но внутренние перегородки местами обрушились. Вход в дом, находящийся в аварийном состоянии, закрыт куском фанеры.

— Если бы мы это здание не поддерживали, оно бы давно развалилось, — говорит начальник полигона Олег Подмарков. — Дом эксплуатировался в различное время как общежитие для аспирантов, столовая, лаборатория. До последнего времени в этом доме проживали преподаватели — профессора с семьями, которые работают на полигоне. Как только появились трещины, здание встало на ремонт. После замены кровли мы планировали разместить в нем студентов. Действующее общежитие на полигоне не может вместить всех нуждающихся в жилье.

фото: Светлана Самоделова
Начальник полигона Олег Подмарков: «Мы не нашли документов, подтверждающих, что в этом доме была церковно-приходская школа».

— Вопрос с размещением студентов у нас стоит очень остро. Прежняя администрация университета проворонила жилое здание, расположенное на территории студгородка, — объясняет профессор Евгений Кушель. — Университет в конце 90-х годов предоставил свою территорию и коммуникации для строительства жилого дома, с тем чтобы половина этого здания была отдана под общежитие. Строительство велось несколькими фирмами по договору с вузом. Пока дом сдавали, он несколько раз переходил из рук в руки. Территориальное управление Росимущества, нас не спрашивая, забрало здание, чтобы ввести его в строй. Дом был передан в эксплуатацию ФГУП «ПромЭкс», а те, в свою очередь, сдали помещения в субаренду ООО «ААСТ». Эта организация стала сдавать места гастарбайтерам. Общежитие исчезло. Сейчас мы пытаемся опротестовать решение Росимущества, обращаемся в прокуратуру, Счетную палату... А пока своих студентов мы вынуждены посылать жить в общежитие на полигоне в Сергиевом Посаде. А теперь выясняется, что у нас отнимают еще одно двухэтажное жилое здание, где после ремонта мы могли бы разместить 40–50 человек.

«Высказали церкви свое возражение»

30 ноября 2010 года вышел Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Тогда же лавра предприняла первую попытку отобрать университетскую собственность. Ректору РГГРУ Василию Лисову полетела депеша: просим возвратить Свято—Троицкой Сергиевой лавре исторически принадлежащее ей здание бывшей церковно—приходской школы.

— Мы высказали церкви свое возражение. Найти документы, подтверждающие, что именно в этом доме находилась церковно-приходская школа, нам не удалось, — говорит начальник полигона Олег Подмарков.

Наместнику лавры Феогносту было указано, что «на месте указанного объекта находилось несколько зданий, которые в течение прошедшего времени неоднократно разрушались и перестраивались. Историческая принадлежность 2—этажного здания, находящегося на территории полигона, требует дополнительного изучения и подтверждения».

Спустя год в Росимущество за подписью архиепископа Сергиево-Посадского Наместника Свято—Троицкой Сергиевой лавры Феогноста пришло официальное письмо с просьбой передать им безвозмездно объект недвижимости религиозного назначения — жилой странноприимный дом комплекса Стефановой часовни.

Дом требовалось передать православной религиозной организации «Ставропигиальный мужской монастырь Свято—Троицкая Сергиева Лавра Русской Православной Церкви». Указано, что согласие вышестоящего органа — Патриархата Московского и всея Руси получено.

— Этот дом в свое время содержал купец, который пускал туда ходоков, которые шли в Сергиев Посад. После этого здание каким-то образом стало объектом религиозного назначения, — недоумевает проректор Владимир Моисеенко.

— Наместник лавры сам в письме называет «объект» жилым домом. Это что, храм? Или монастырь? А церковь не хочет забрать Кремль? Там тоже вокруг стоят объекты религиозного назначения, — горячится профессор Евгений Кушель. — Заметьте, странноприимный дом у них в заявлении уже превратился в комплекс Стефановой часовни. Лавра хочет отобрать сначала у нас дом, потом на нашей земле поставить часовню с комплексом зданий. Все это будет расширяться... Как это бывает, мы знаем. Объявят сбор средств, будут собирать пожертвования. Начнется активное строительство. А у нас ведь на полигоне есть точечные заложения радиоактивных материалов. Им же придется все сносить, перекапывать, проводить дезактивацию. Университет работает 80 лет. Территория полигона не предназначена для того, чтобы по ней гуляли паломники. Всякое ведь может произойти...

Начальник полигона Олег Подмарков, в свою очередь, замечает: «Этот дом не является самостоятельным объектом. Он входит в инфраструктуру полигона, которая включает водоснабжение, канализацию, электрификацию. Как этот анклав будет существовать на нашей территории?»

фото: Светлана Самоделова
На месте предполагаемой Стефановой часовни был установлен памятный крест.

Ходоки из Хотькова

Любопытно, что в течение многих лет в университете проводились исторические исследования, связанные с поиском и изучением утраченных святынь окрестностей Сергиева Посада и древнего Радонежского княжества.

Профессор МГГА Пашкин с группой студентов изучал остатки древних фундаментов. Совместно с представителями Российской академии живописи, ваяния и зодчества был даже разработан эскизный проект восстановления часовни «Крест» преподобного Стефания святителя Пермского, разрушенной в 30—е годы прошлого века.

Рядом с забором учебного полигона был установлен памятный крест.

— Теперь получается, что наши сотрудники по собственной инициативе в 90-х годах провели исследования на территории полигона, с тем чтобы помочь православной церкви обозначить те объекты, которые стояли здесь до 1930 года, — говорит проректор Владимир Моисеенко. — Исследования проводились без установления их исторической принадлежности, этим никто не занимался. И теперь лавра, воспользовавшись результатами проведенных нами работ, «в благодарность» у нас же и отнимает здание и землю.

— Год назад к нам пожаловала игуменья из Хотькова с помощницами, — рассказывает начальник полигона Олег Подмарков. — Они просили разрешения побродить вокруг двухэтажного дома. Все там исходили в надежде найти хоть какие—то камни или остатки фундамента, где стояла часовня, но так ничего и не обнаружили.

Вопрос, где именно находилась часовня, остается открытым.

— Полигон был образован в 1936 году. К тому времени часовня была уже снесена, — говорит проректор Владимир Моисеенко. — По нашим данным, она располагалась в том месте, где проходит сейчас Ярославское шоссе.

Но, похоже, в лавре считают по-другому. В письме, адресованном на имя руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом, священнослужители двухэтажный кирпичный дом, находящийся на территории полигона, уже указывают как объект, входящий в комплекс Стефановой часовни.

— Рядом, в Воздвиженском, стоит церковь Воздвижения Креста Господня, в Сергиевом Посаде — Свято—Троицкая Сергиева лавра, которые являются местами массового паломничества. Но я ни разу не видел, чтобы около поставленного у нашей ограды памятного креста кто-то останавливался и молился, — говорит Олег Подмарков.

«Ничего вам объяснять не будем»

Лавра уведомила университет, что начинает работу по отъему у них двухэтажного здания. «На все наши возражения священнослужители не обращают внимания. Мы не получили никаких разъяснений», — говорит начальник полигона.

Я тоже попыталась было связаться с канцелярией лавры, чтобы собственными глазами увидеть архивные документы, на которые они опираются. Ответившая на звонок женщина сказала: «Приезжайте, по телефону мы никаких справок не даем». Когда же я на следующий день пришла в канцелярию, матушка Наталья сообщила: «Без разрешения начальницы показать ничего не могу». Заведующая канцелярией Любовь Карасик смирением не отличалась. В грубой, не терпящей возражения форме мне было сказано: «А газета здесь при чем? Кто вас прислал? Ничего вам не покажем и объяснять не будем. Слава Богу, есть соответствующий федеральный закон, которым мы и руководствуемся».

— Мы с уважением относимся к Церкви, но не к таким ее действиям, — говорит, в свою очередь, профессор Евгений Кушель. — Наши студенты и аспиранты хотят выйти на митинг в знак протеста. На полигоне многие годы все создавалось и поддерживалось их руками. А сейчас мы рискуем лишиться базы для подготовки уникальных специалистов.

— На территории многих учебных заведений находятся храмы. Мы тоже не против — пусть стоит часовня, — говорит Олег Подмарков. — Но зачем нужно отбирать у нас здание и землю?

Действительно, зачем?

В университете понимают, что их полигон стоит на очень лакомой земле. Дом раздора располагается недалеко от трассы. Преподаватели считают, что в этом здании скорее всего откроют торговую лавку, где будет продаваться церковная атрибутика, или церковь сдаст помещения в аренду под кафе. Возобладают, как говорится, экономические интересы.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Бывший министр геологии, доктор технических наук, профессор, вице-президент Российской академии естественных наук Евгений Козловский:

— Полигон для университета — не просто территория, а комплекс, который обеспечивает научную и практическую деятельность. Все, кто оканчивал Московский геологоразведочный институт, проходили на этом полигоне основную практику. РГГРУ — пожалуй, сейчас единственный университет, который имеет такую отличную учебную и научно-экспериментальную базу. Студенты приобретают там профессиональные навыки с тем, чтобы потом успешно пройти производственную практику в полевых условиях. А это вопрос техники безопасности.

Русская православная церковь сейчас много работает над тем, чтобы иметь все больше собственности. Я думаю, не в этом ее главная задача. Священнослужителям надо в первую очередь усилить работу по воспитанию россиян, довести до их сознания, что значит «не сотвори себе кумира, почитай отца твоего и мать, не убий, не прелюбодействуй, не укради, не пожелай ничего чужого». И прежде чем упрекать общество в «отходе от заповедей божиих», надо бы самим для начала к ним прийти. На собственность университета поднимать руку нельзя, ибо в этом учебном заведении готовят специалистов будущего.

Вокруг РПЦ. Хроника событий


Партнеры