Ложные звонки о бомбах в России делают три типа людей

Мнимый теракт как симптом пандемии

19 ноября 2015 в 18:12, просмотров: 10251

Уходящая неделя уверенно претендует на звание «Неделя Мнимой Бомбы»: ни дня без сообщения о якобы заложенном взрывном устройстве и экстренной эвакуации людей. Последние из подобных новостей — с Киевского вокзала эвакуировали 400 человек, ничего подозрительного не найдено. Станцию метро «Театральная» оцепили из-за некоего предмета — все обошлось.

Ложные звонки о бомбах в России делают три типа людей
фото: Кирилл Искольдский

А еще сегодня эвакуировали всех с Балтийского вокзала в Питере, заодно закрыв три станции метро. Накануне поздно вечером в службу 112 позвонили бдительные москвичи и сообщили о взрывном устройстве в электричке на севере столицы — тут же были мобилизованы все необходимые службы, но сообщение не подтвердилось.

А буквально за час до этого полиция спешно вывела из здания посетителей краснодарского гипермаркета — кто-то сообщил об угрозе взрыва (в третий раз в Краснодаре за эту неделю). Во вторник по аналогичному сигналу эвакуировали посетителей аутлет-центра в районе Зеленограда. А за день до этого — пассажиров Ярославского и Курского вокзалов, а до них — посетителей гипермаркета в Елино…

Что это — заявленные учения МЧС по срочной эвакуации? Гиперактивность террористов? Или наша с вами бдительность с приставкой «пере-»?

На фоне повышенной готовности оперативных и кинологических служб и несмолкающих обсуждений недавних печальных событий бесконечные сообщения о «готовящихся терактах» выглядят какой-то адской игрой: каждый раз задействуются огромные силы, в панику впадает гигантское количество людей, потом бомба не находится — но осадочек остается… И к каждому следующему «шухеру» и граждане, и сотрудники чрезвычайных служб оказываются все более взвинченными…

Специалисты предсказывают: если такое напряжение в массах удерживать в течение месяца, оно приведет к эффекту «Петя и волки» — и в тот роковой момент, когда бомба окажется реальной, на нее никто не обратит внимания. А чтобы остановить пандемию, надо остановить ее разносчиков — паникеров трех видов: психически неустойчивые, активные циники и сознательные провокаторы.

Лица с тревожно-мнительным складом могут путем ложных сообщений пытаться компенсировать собственное состояние, утверждают психологи.

Сообщая другим о несуществующей угрозе и насаждая ужас, они выплескивают внутреннее беспокойство вовне и не чувствуют себя одинокими в своем болезненном страхе.

Многие из них, кстати, могут быть абсолютно уверены в том, что приносят пользу, а все остальные не проявляют должной бдительности. Например, увидела бабушка бесхозный пакет, забытый в магазине, — и бегом звонить в полицию. С одной стороны, она права. Но с другой — представьте, сколько у нас бабушек и пакетов! И если каждая позвонит в органы… Но если эти «паникеры поневоле» сами балансируют на самой грани психического здоровья, то двум остальным типам паникеров паническая эпидемия нравится, и они поддерживают ее как могут.

Перед лицом общей угрозы активизируются также «паникеры-циники» — это граждане, усматривающие в обстановке всеобщей паники и хаоса отличный момент для утрясания своих сомнительных делишек.

Как тут не вспомнить двоечников, которые и в мирное от терроризма время пытаются отменить контрольную при помощи «вброса» о заложенной в школе бомбе. Или недисциплинированных пассажиров, которые «закладывают» мнимую бомбу на вокзалы и в аэропорты — только потому, что опаздывают на свой самолет или поезд и желают задержать отправление.

Среди циников есть и персонажи, испытывающие нездоровое удовлетворение от того, что, стоит им сказать в телефон три слова: «Там-то заложена бомба!» — как «под ружье» встает огромное количество специально обученных людей. В такой момент «паникер-циник» чувствует себя полководцем, отдавшим приказ к наступлению…

И, наконец, сознательные провокаторы: они специально пытаются расшатать ситуацию и посеять панику, которая в итоге — парадокс! — призвана усыпить нашу не в меру повысившуюся бдительность. И пусть Петя со своими волками — из детской сказки, но и в суровой реальности спецслужбы всего мира успешно используют «эффект перегорания»: если общество чем-то сильно обеспокоено, замалчивание и недомолвки только подогреют любопытство. А вот если информацией на заданную тему «перекормить» — неизбежно искомое «выгорание» интереса.

Если психически неустойчивых паникеров еще способны остановить психологи и психиатры, то циников и провокаторов — только осознание ответственности.

Граждане, распространяющие ложную информацию об угрозе — шутники они или провокаторы, — должны понимать, что их действия также квалифицируются статьей УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», а это срок до 3 лет. А вообще в 2015 году по 207-й в московские суды передано 31 дело, 80% осужденных по этой статье несут наказание в виде штрафа (от 20 до 100 тыс. руб.), а 20% — в виде ограничения свободы и принудительных работ.

Если паникер еще в рамках нормальности, такие сведения должны охладить их пыл.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

Нина Петроченко, сотрудник неотложной психологической помощи: «Приступ массовой фобии, возникшей в обществе вследствие масштабной катастрофы (крушение, стихийное бедствие и пр.), спадает примерно через месяц. Именно столько, по практике, длится острый период страха в массах, далее он идет на спад — если, конечно, его не подкреплять.

Подкрепление страха (помимо непосредственно повторения спровоцировавшей его беды) происходит вследствие слухов, обсуждений, а также специальных провокационных методик. К примеру, карикатуры на людское горе — типичная провокация.

Если же человек постоянно хочет об этом поговорить (при том, что он не родственник пострадавших в терактах и не профессионально задействованный специалист) — возможно, ему как раз необходимо проговорить, выплеснуть наружу свой страх. Но в этом случае ему следует обратиться к профессионалам, которые умеют давать «обратную связь» в подобных случаях».

А КАК У НИХ?

«Телефонный терроризм», сообщения о заложенных бомбах, не сулит ничего хорошего человеку, выбравшему подобные «развлечения» в США. Почти во всех штатах телефонные сообщения с угрозами взрыва квалифицируются как уголовное преступление и таким образом караются наказанием — не менее одного года тюрьмы.

В зависимости от законов отдельных штатов наказание может достигать двадцатилетнего тюремного срока (например, в Массачусетсе). Помимо этого придется уплатить сумму в $50 000 и возместить нанесенный сообщением ущерб.

Согласно данным американских статистических исследований, ложные сообщения о бомбах составляют более 90% от общего числа. При этом большинство реальных инцидентов не предваряются какими-либо звонками.

В этой связи не лишне будет напомнить о том, как действовала Ирландская республиканская армия (ИРА), взявшая за правило предупреждать о заложенных ею бомбах. Для подтверждения истинности сообщения ИРА рассылала постоянно меняющиеся коды британским службам безопасности.

Такие предупреждения не только позволили избежать многих жертв, но и зачастую предотвратить взрыв как таковой. Впрочем, цель достигалась — проводилась эвакуацию людей, перекрывались дороги и т.д. Аналогичным образом поступала и баскская группировка ЭТА.

Во Франции срок за звонок о бомбе составит до 10 лет (и не менее года); кроме того, виновный выплатит немалый штраф.

В Китае в год отмечается до двух десятков ложных сообщений о бомбах на борту самолетов. Наказание за них может достигать пятилетнего тюремного срока. Однако в стране на уровне СМИ идет активная дискуссия на эту тему, и многие склоняются к американской модели, то есть к более жесткому наказанию.





Партнеры