«У меня ВИЧ»: признание Павла Лобкова напомнило о Средневековье

Не наша история?

2 декабря 2015 в 17:02, просмотров: 75913

Известный тележурналист Павел Лобков сообщил всему миру, что с 2003 года живет с ВИЧ. В признании Лобкова видится месседж о том, в каком веке (и виде!) мы застряли.

«У меня ВИЧ»: признание Павла Лобкова  напомнило о Средневековье
фото: Владимир Чистяков
Павел Лобков

В Средневековье люди не ведали, откуда берется проказа, но знали точно — прокаженных надо бояться, безжалостно изгонять их из городов и жечь их одежду.

С тех пор не многое изменилось: склонность к «изгнанию из стада прокаженных» и к мракобесию по-прежнему при нас. А вот здорового страха не прибавилось. Бояться-то надо не тех, у кого «болезнь века» диагностирована и кто получает терапию (от них заразиться практически невозможно), а тех, кто, наплевав на статистику, продолжает жить по принципу «ВИЧ — не моя история».

Павел Лобков приурочил свой «каминг-аут» ко Всемирному дню борьбы со СПИДом: «Я вышел в публику, чтобы на живом примере объяснить, что есть неправильные страхи, а есть правильные страхи. Общество стало кровожадным, оно требует личной жертвы, и я на нее пошел».

Радует, что страничка Павла в соцсетях сразу же покрылась возгласами одобрения «Паша, ты герой!», «Жму руку!», и пр.

Но таких, как на страничке у Павла, к сожалению, меньшинство...

А для большинства из нас, увы, ВИЧ-инфицированные остаются кем-то вроде прокаженных, на которых и посмотреть-то страшно — не то что прикоснуться. И мы продолжаем в ужасе шарахаться от тех, кто признался в наличии заболевания, наплевав на очевидность — ВИЧ на планете вообще (и в России в частности) стал настолько массовым заболеванием, что случиться такое может с каждым из нас. И для этого вовсе не обязательно быть наркоманом, иметь нетрадиционную ориентацию и даже иметь беспорядочные связи.

К роковому заражению может привести один-единственный курортный роман с «приличным с виду» человеком или халатность врачей, ведь коварная зараза передается при уколах, лечении зубов, операциях, татуировках и даже косметологических процедурах, сделанных с нарушением стерильности.

Давно известно, что в концентрации, достаточной для заражения, вирус иммунодефицита присутствует только в крови, семенной жидкости (сперме), в вагинальном секрете и в грудном молоке кормящей матери. Это и определяет три основных пути передачи ВИЧ — через кровь, сексуальный контакт и через грудное вскармливание.

Но при этом сколько случаев, когда ВИЧ-инфицированных детей отказываются брать в сады и школы!

Во всем мире даже далекие от медицины люди знают, что диагноз ВИЧ — уже давно не роковой: медицина располагает методикой поддерживающей иммунитет терапии, которая позволяет инфицированным оставаться практически здоровыми десятилетиями — живут же люди с диабетом и другими хроническими заболеваниями. И нет ничего постыдного в том, чтобы после некой сомнительной ситуации пойти и провериться, чтобы спать спокойно.

И даже если анализ на ВИЧ вдруг положительный, чем раньше о нем узнает больной, тем больше у него шансов полноценно прожить жизнь на долгие годы вперед.

Кстати, каков бы ни был результат, пациент сам решает, сообщать о нем кому-либо или нет (анонимные центры диагностики не могут поставить инфицированное лицо на учет по месту прописки).

Другой вопрос, что своим отторжением мы заставляем «прокаженных XXI века» уходить в подполье и мстить нам же.

Задумайтесь над словами главы Федерального центра по борьбе со СПИДом Вадима Покровского: «ВИЧ плавно переходит в основную группу населения, возможно, и среди ваших знакомых есть ВИЧ-положительные». Так и хочется традиционно воскликнуть: от кого шарахаетесь? От себя шарахаетесь!

Впрочем, что нам этот «цивилизованный мир»! Когда у нас РПЦ призывает спасаться от СПИДа не презервативами, а нравственностью, а по высокому уровню «заражаемости» и по низкому «излечиваемости» мы скоро догоним и перегоним африканские страны. Не понимая, что зло, которого мы панически боимся, уже давно, как в фильмах ужасов, поселилось в нас самих и ждет своего часа — ведь такими темпами в ряды «прокаженных» скоро попадет каждый второй. Останется только начать лечить ВИЧ сжиганием на костре (оно и дешевле, чем импортные препараты) — и снова здравствуйте, Средневековье!





Партнеры