Борьба за наследство Немцова вышла на новый виток

Адвокат гражданской жены политика - "МК": "Моя подопечная уверена, что ее двухлетний ребенок – от Бориса"

23 марта 2016 в 18:55, просмотров: 47647

Некрасивая история с наследством Бориса Немцова набирает обороты. Одна из его гражданских жен Екатерина Ифтоди в ходе пресс-конференции в пресс-центре информационного агентства «Национальная служба новостей» заявила, что подозревает в причастности к убийству политика Екатерину Одинцову.

Борьба за наследство Немцова вышла на новый виток
фото: Геннадий Черкасов

Истинные виновные в убийстве Бориса Немцова так и не найдены, а претендентов на его наследство становится все больше. Официально у Бориса Немцова было зарегистрировано четверо детей. Однако после его смерти стало известно ещё о двух, ранее неизвестных сыновьях, которые также претендуют на наследство известного папы.

Екатерина Ифтоди уверена, что за смертью Немцова нет никакой политики, причина носит только материальный характер: «Я не считаю, что это политическое убийство. Это заказное убийство на фоне больших сумм». Сама Ифтоди оценивает наследство политика в сумму, равную одному миллиарду долларов. Только российские активы суд оценил в 200 млн рублей. «Вся борьба связана только с финансовым вопросом. Никаких политических моментов в этом нет. На кону немаленькая сумма. Я достаточно много времени проводила с Борисом, было много разговоров. Я знаю, где и сколько может быть. Это не Российская Федерация, это зарубежные активы, акции, облигации, фьючерсы. За рубежом состояние больше, чем в России», ― цитирует НСН Ифтоди.

Кроме того, дама подозревает в возможной причастности к убийству Бориса Немцова его бывшую гражданскую жену Екатерину Одинцову. И даже грозится предоставить доказательства на слушание 8 апреля. «Катя Одинцова была заинтересована в смерти Бориса, она должна была получить большую часть средств Бориса, так как у неё двое детей. У неё не было никакого горя после смерти Бориса. Несколько дней она продержалась, никаких постов не делала в фейсбуке. Когда ее спросили, что она думает об убийстве Бориса, она сказала: «Мне очень жаль»», ― рассказала Ифтоди.

«Я бы могла многие факты раскрыть, но не могу из-за своего такта. Он говорил, что страдает от этого, говорил, что она обманным путём родила этих детей, вымогала у него деньги, квартиры. Катя без денег жить не может, прикрывается детьми. Когда Боря ушёл из жизни, Катя действительно вздохнула. Её коробило, что Боря с кем-то постоянно общается, она ревнивая. Сейчас Катя стоит первая в очереди на делёжку денег, у нее приоритет – двое детей», ― отметила она. Также она сообщила, что Борис Немцов часто жаловался ей на действия Одинцовой, на вымогательства денег под предлогом здоровья, образования и жизни детей.

Сама же Ифтоди тем временем пытается доказать причастность Бориса Немцова к появлению на свет ее сына Бори. Однако родственники политика отказываются предоставить ДНК для проверки отцовства. Ифтоди уверяет, что у них с Немцовым была договорённость: политик обещал признать её сына Борю после того, как ему исполнится год. «У нас с Борей были доверительные отношения. При его жизни я ничего не афишировала. У нас было оговорено, когда всё произойдёт. Мы договорились, что ребёнок будет объявлен, когда мальчику исполнится в год. Я его об этом не просила. Боря делал всё со своим порывом. Боря мне говорил, что хотел бы на мне жениться», ― пояснила Екатерина Ифтоди.

Прокомментировать столь громкие обвинения в адрес телеведущей Екатерины Образцовой «МК» попросил адвоката Ифтоди Александра Карабанова:

- Александр, какие у вашей подопечной основания для обвинений?

– Мы исходим из того, что моя подопечная долгое время доверительно общалась с Борисом. Как она сама заявила, она часто присутствовала при разных, в том числе, деловых встречах, была участницей его неформальных переговоров. У нее сложилось всестороннее мнение об аспектах его коммуникаций с разными людьми, в том числе, и с Одинцовой. И на основании этого она делает абсолютно субъективный вывод, что основным выгодоприобретателем в этой ситуации является Одинцова. Подчеркиваю: это ее, а не мое умозаключение.

- Но она же обещает предоставить какие-то доказательства...

– На основании заявления, которое она сделала на пресс-конференции, следователь, который ведет уголовное дело, должен будет ее допросить. И в ходе допроса она более точно и основательно раскроет свои подозрения.

- Хорошо. А какова ситуация с ДНК-пробой?

– Ифтоди полностью уверена, что ее двухлетний ребенок – от Немцова. Она готова дать показания с применением полиграфа. Кроме того, в суде она предоставила их совместную переписку, из которой также сделать определенные выводы о наличии интимных отношений.

- Интимные отношения — это еще не доказательство отцовства.

– В уголовном деле есть ДНК-формула Бориса Немцова. В суде было заявлено ходатайство об ее изъятии и назначении ДНК экспертизы. Суд удовлетворил ходатайство и запросил формулу, но следователь отказал в ее предоставлении. И, по нашему мнению, он это делает вопреки должностным обязанностям, так как фактически мешает судье установить истину по делу.

- Как лично вы оцениваете заявление Ифтоди в адрес Одинцовой?

– Я не могу его никак оценивать. Я не обладаю информацией, на основании которой она сделала этот вывод. Но я предупредил ее, что ее слова могут трактоваться, как ложный донос и, делая такие заявления, она должна быть уверена в своей правоте.



Партнеры