Квест «Возьми дальневосточный гектар»: смельчакам мешают тигры и чиновники

Треть москвичей вышла из игры в первый год действия проекта

21.03.2018 в 15:26, просмотров: 15096

Все знают про бесплатный сыр в мышеловке. Но каждый раз надеются: а вдруг эта штука с сыром, которую тут выставили передо мной, не мышеловка? Бесплатный гектар на Дальнем Востоке — злободневный пример. Год назад его разрешили брать всем желающим. Определенно — сыр. Но в мышеловке он или нет?

Чтоб ответить на этот вопрос, мы постарались собрать информацию об участниках проекта — тех, кто взял за прошедший год гектар или пробовал взять.

Квест «Возьми дальневосточный гектар»: смельчакам мешают тигры и чиновники
фото: Алексей Меринов

Бесплатно давать земли на Дальнем Востоке всем желающим предложил президент Путин на Восточном экономическом форуме в сентябре 2015 г.

Для реализации этой идеи в мае 2016-го был принят Закон «О дальневосточном гектаре».

По мысли властей закон должен был дать толчок для колонизации дальневосточных территорий. Создать условия, чтоб граждане двинулись заселять и развивать этот благодатный край, пребывающий у нас в запустении (плотность населения 1,2 человека на 1 кв. километр, и неизвестно, кого там больше — китайцев или русских).

Основные положения закона такие:

1. Гектар может получить только гражданин РФ, но зато любого пола и возраста.

2. Один гражданин не может получить больше гектара. Но несколько граждан могут объединиться и получить объединенный для общих целей — например, 10 гектаров на десять человек.

3. Переезжать на постоянное проживание в дальневосточные регионы закон не требует.

4. В безвозмездное пользование предоставляются только удаленные от городов и больших поселков участки, расположенные не менее чем в 10 км от населенных пунктов с населением более 50 тыс. жителей и не менее чем в 20 км при населении более 300 тыс. Но рядом с маленькими поселками брать землю можно.

5. Участки выделяются по упрощенному порядку — без проведения кадастровых работ и вынесения границ на местность.

6. Чтоб гражданам не мотаться за тридевять земель, выбирая и оформляя гектар, разработана федеральная информационная сеть «На Дальний Восток». Сайт с соответствующим названием — в Интернете. На сайте есть карта. Серым закрашены участки, которые нельзя выбирать. Зеленым — которые можно.

7. Выбрав себе участок, надо сформировать заявку на его оформление, приложив документы, подтверждающие личность. Заявка отправляется в региональный орган регистрации прав. Можно отправить через Интернет или через любой МФЦ. Если в заявке все правильно, с заявителем заключается договор о передаче ему участка, и он может уже туда ехать хозяином — приниматься за освоение.

8. В течение первого года он должен определиться, как будет использовать землю. В течение пяти лет — реально начать использовать, и тогда она перейдет ему в собственность.

***

Судя по той информации, что нам удалось собрать, на практике редко у кого получается все так гладко, как прописано в законе.

Получение гектара — это многоуровневый квест, где облом может произойти как на одном уровне, так и на всех сразу.

На первом уровне подстерегает такая опасность: вы выбираете на карте зеленый свободный участок, собираете документы, отправляете заявку и получаете отказ, потому что ваш участок, оказывается, не зеленый и не свободный.

Интернет-форумы гектарщиков переполнены подобными историями. Люди сетуют, что впустую потратили кучу времени. Разбирались с картами, выбирая гектар, собирали документы, отсылали их, а ответ пришел отказной: гектар, который вы хотите, уже занят — полностью или частично. Почему так вышло, никто не знает. Ошибка карты.

Местный орган регистрации обязан предложить отказникам какой-то участок взамен того, что они выбрали. Но в большинстве случаев предлагается что-то неподходящее. «Дают землю на паводковых землях, ее заливает по весне. Или территорию помойки у детского лагеря, — объясняет на ютьюбе блогер, который сам живет в Приморском крае. — А рядом нормальное поле, но его нельзя осваивать, там чьи-то земли».

Местные жители глубже погружены в проблемы, потому что раньше других получили право на бесплатный гектар. Они могли его брать с 1 июня 2016 года. И они берут. И продолжают брать, потому что в их случае это логично и оправданно. Иметь гектар земли в 30–50 км от города, где живешь и работаешь, — всегда полезно. Будет возможность — можно заняться там сельским хозяйством. Не будет — можно поставить домик и ездить на выходные «на фазенду».

По данным Министерства по развитию Дальнего Востока, 80% всех, кто на сегодняшний день подал заявки, живут в дальневосточных регионах.

Огромное их преимущество перед заявителями из Сибири и Центральной России в том, что они могут заранее съездить посмотреть ту землю, которая им приглянулась. Не надо для этого покупать авиабилет за 50 тыс., как москвичам, например.

Но отказы на первом уровне им все равно приходят. Потому что на земельном участке обычно не написано, свободный он или кому-то принадлежит. Зато местные жители могут подстраховаться от облома второго уровня квеста, который случается, когда человек получил-таки гектар в безвозмездное пользование. Получил, поехал осмотреться и начинать обустраиваться и обнаружил, что на его участке кто-то уже живет. Уже там и дом стоит, и огород. Или дома там нет, но зато разбиты теплицы. Китайские товарищи растят помидоры. Это тоже распространенный случай. Просто хозяева его не ставили на кадастр, поэтому на карте он выглядит как свободный. А на самом деле — занятый.

Обломы на третьем уровне квеста — самые обидные. Все уже прошел человек. И участок ему дали. И китайцев там нет, он свободный. Но при ближайшем рассмотрении выясняется: это совсем не то, что он думал.

Он планировал там растить, например, зерновую культуру. А почва на участке совершенно для этого не подходит. Сплошные камни. Ничего не вырастет. Камни и глубокий карьер, из которого что-то когда-то копали.

И что ему теперь делать с таким гектаром? А другой не дают, вы уже получили. Дальневосточный гектар в безвозмездное пользование по закону дается только один раз.

***

Связавшиеся с дальневосточным гектаром граждане пишут жалобы в разные инстанции, в том числе в «Народный фронт». Эксперты этой общественной организации говорят: «Обращения сильно напоминают рассказы Джека Лондона о колонизации Америки первыми поселенцами». С согласия пресс-службы ОНФ мы публикуем содержание нескольких таких писем.

Елена Конева в обращении в ОНФ написала, что в феврале 2017 г. подала заявку на получение дальневосточного гектара в Славянском городском поселении Приморского края. Администрация согласовала заявление. Но в июне внезапно выяснилось, что участок входит в число охотничьих угодий. «Как территория поселения вдруг стала местом охоты? — интересуется Елена. — На кого? Да и вообще, охота в населенных пунктах запрещена приказом Минприроды — разве нет?»

Евгений Алякин из Новосибирска решил получить гектар и переехать в Партизанский район Приморского края. Узнал из телесюжета, что можно оформлять участок через сайт в Интернете, но это занятие проблемное, поэтому обратился сразу в муниципалитет Партизанского района.

Муниципалитет его отправил обратно на сайт. Четыре месяца тянулся процесс, в ходе которого ему то приостанавливали, то возобновляли оформление участка, бесконечно уточняя его границы. В итоге отказали с формулировкой «Ваш участок находится в зоне защитных лесов».

Алякин спросил, что же ему делать, если данные официального сайта программы «Дальневосточный гектар» и данные муниципалитета не совпадают? Как выбрать участок и не попасть в защитную зону? «Они мне ответили — никак, путем тыка! Я, получается, буду вслепую тыкать и ждать недели, чтоб получить отказ? Карту с границами участков они мне дать отказались, — написал Алякин. — Получается, что в теории проект отличный, но на практике местные чиновники делают все, чтобы это никому не досталось, как будто свое кровное отдают».

Людмила Щекина из Хабаровского края в феврале 2017 года получила гектар возле села Елабуга в Хабаровском районе. А когда в мае приехала на участок с соседкой по участку и кадастровым инженером, обнаружила на своей земле группу людей, которые выкапывали кедры. Руководила процессом глава сельского поселения.

Требование Щекиной (хозяйки гектара, между прочим) прекратить выкапывать деревья воры проигнорировали, пригрозили ей физической расправой и вывезли более 100 кедров.

Щекина просила возбудить уголовное дело, Следственный комитет проводит проверку. По ее словам, при личном общении следователь заметил: «Мало ли что в законе написано. В Конституции тоже написано про много бесплатного».

А вот фермер из села Кутузовка Лазовского района Хабаровского края Татьяна Даниленко попросила «Народный фронт» о помощи, потому что на территорию ее гектара повадились приходить амурские тигры.

«Сегодня ночью прямо у крыльца тигр съел нашего пса. Мы неоднократно обращались в администрацию Бичевского поселения с жалобами, тигроловы бездействуют. На все наши звонки с просьбой отловить тигров или пристрелить — один ответ: когда пострадает человек — тогда и примут меры. Моя семья оформила дальневосточный гектар, чтобы заняться фермерством. Но в районе, по данным местного населения, на 50 кв. км обитают 8 взрослых особей тигра. Если эти краснокнижные животные под охраной государства, то кто обеспечит безопасность нам?» — интересуется Татьяна Даниленко.

Тигры по нашей градации — облом четвертого уровня.

Дальше еще никто не прошел, поэтому мы не можем сказать, возможны ли обломы на последующих уровнях квеста «Возьми дальневосточный гектар».

Пока непонятно даже, каким будет номер самого последнего уровня, после которого квест будет считаться успешно пройденным.

Двухзначным он окажется или трехзначным?

***

Жителям Москвы интереснее всего, конечно, узнать про москвичей. Замахиваются ли они на гектар и что из этого получается.

По данным на декабрь, опубликованным на сайте Росреестра, москвичи за минувший год подали 1980 заявлений. Треть из них уже аннулирована — самими же заявителями. Осталось примерно 1230 человек. Такое количество жителей Москвы на сегодняшний день хотят получить гектар земли на Дальнем Востоке.

Мы поговорили с одним из них — Митей Алешковским. Он хорошо известен в либеральных кругах столицы своими благотворительными проектами. Вдвоем с предпринимателем Василием Акимовым, основателем фермерского кооператива, они решили начать на дальневосточном гектаре большой бизнес-проект. Поставить там теплицы, растить помидоры и продавать их в Китай, а отапливать теплицы энергией, которую будет выделять оборудование для майнинга криптовалют — мощные процессоры, которые они тоже привезут на гектар и установят, а управлять ими будут дистанционно, из Москвы, так что переезжать самим не понадобится. Деньги будут зарабатывать одновременно майнингом и помидорами — новое слово в предпринимательстве, так никто еще не делал.

Землю себе они выбрали в Еврейской автономной области. Для этого минувшей осенью сами поехали на Дальний Восток, снимали свое путешествие на видео и выкладывали в Сети ролики — весьма познавательные.

«В итоге все свободные и вроде бы подходящие нам участки, которые мы видели на сайте «надальний восток.рф», оказались либо заняты, либо непригодны, — рассказал Алешковский в интервью «МК». — Поэтому я советую сайтом не пользоваться, а ехать и выбирать на месте».

Помимо личной задачи — стать миллионерами — Алешковский и Акимов ставят перед собой цель национального масштаба. «Мы хотим не только обогатиться, но и доказать, что даже в самом сложном месте России (а Еврейская АО — самый экономически неразвитый регион) можно достичь успеха, если не лежать на печи, а работать».

Сейчас у них в разработке два бизнес-проекта: «битмидоры» (помидоры с майнингом биткоинов) и производство безлактозного молока. И будет еще третий проект: производство экологически чистой дальневосточной медовухи.

Как они рассчитывают охранять теплицы и процессоры? Ведь места, где они выбрали землю, нищие и пустынные. Наверняка многие захотят посягнуть на богатство пришлых гектарщиков.

Алешковский ответил, что не видит проблемы: «Мы наймем сотрудников. Работы в районе нет, а мы будем создавать новые рабочие места».

Такая уверенность в успехе внушает оптимизм. Однако несколько подмосковных предпринимателей, которым мы рассказали про этот проект, отнеслись к нему скептически.

Владелец тепличного хозяйства в ста километрах от Москвы сказал, что процессоры он даже у себя не стал бы ставить. Слишком привлекательно для грабителей, а держать вооруженную охрану ему не по деньгам.

Подмосковные предприниматели также отметили, что для успешной реализации такого проекта нужны: а) приличные деньги; б) большой опыт; в) глубокая погруженность в местные реалии, какой клан что контролирует, кто за кем стоит, какой мафии платить, какой не платить. У себя в районе, где живешь много лет, ты все это знаешь. Но в Еврейской АО такой ясности не будет, и очень легко попасть там впросак, потерять все.

Наши собеседники сошлись на том, что проект красивый, амбициозный. Но он по плечу состоявшимся людям, которые «крепко стоят на ногах».

Противоречие в том, что дальневосточный гектар притягателен для тех, кто на ногах стоит плохо. Или вообще не стоит. Для молодоженов, например, которые живут с родителями. Возможности купить квартиру нет, работы нет, перспективы нет. Им хотелось бы получить бесплатно землю, переселиться и на ней обустроиться. Но расходы, которых это потребует, для них неподъемные.

А для кого расходы подъемные, тем не надо переселяться, они и так нормально устроены. Захотят землю — купят недорого в Псковской области, например, или в Тверской. Пустующей земли и в Центральной полосе России полным-полно, нет смысла брать ее так далеко.

***

Эксперты отмечают следующие недоработки проекта дальневосточного гектара:

1. Один гектар — мало для сельского хозяйства. Под аграрные проекты нужно давать до десяти гектаров.

2. По карте непонятно, какого качества земля — что там можно выращивать, поэтому карту нужно дорабатывать, а тому, кто взял неподходящий участок, предоставить возможность обменять его на другой.

3. Желающих взять землю на Дальнем Востоке мало, поэтому надо бы разрешить ее брать не только гражданам России, но и зарубежным соотечественникам.

Все эти недоработки признаются властями как обоснованные, и сейчас в Закон «О дальневосточном гектаре» готовятся соответствующие поправки.

Кроме того, власти обещают позволить приватизировать гектар не через пять лет, а раньше — как только будет построен жилой дом.

Будет также расширен список территорий, где можно получить гектар — туда войдут ТОРы (территории опережающего развития). Осенью прошлого года этот список, кстати, уже расширялся: в него были включены охотничьи угодья и зоны геологоразведки.

Помимо перечисленных мер планируется еще снизить стоимость кадастровых работ на гектарах и освободить их владельцев от уплаты НДФЛ и взносов в социальные фонды до 2035 года.

Из выступлений чиновников Минвостокразвития и Минприроды, ответственных за проект, видно, что он действительно важен для них. Власти готовы расширять «зеленую улицу», оперативно вносить поправки в законы — лишь бы на Дальний Восток двинулись переселенцы, лишь бы они стали вкладывать туда свои деньги и развивать.

Идея, положенная в основу проекта, не нова. Сами чиновники напоминают, что ее придумал Столыпин. Раздача крестьянам бесплатной земли в Сибири и на Дальнем Востоке и господдержка переселенцев были частью его реформ. Процесс был запущен в 1906 году, и к 1914 году из Центральной России на восток переселились 4 млн человек — 3 млн осели в Центральной Сибири, полмиллиона — в Приморье и Приамурье и около ста тысяч — в Туркестане.

Но стоит ли сейчас рассчитывать на такие масштабные переселения? Все-таки больше ста лет прошло. Многое изменилось.

Тогда мерилом богатства была земля. Сейчас — нет. Интенсификация аграрного труда привела к тому, что один фермер кормит толпу народа. При этом людей на Дальнем Востоке живет мало. Местные фермеры и сейчас уже жалуются, что их продукцию некому покупать. Нет потребителей.

А какой еще бизнес кроме сельскохозяйственного можно развивать переселенцам? Ну, скажем, туристический. Индустрию развлечений. Но для кого? Для тех фермеров, что не могут продать свои помидоры?

Так что мышеловка вполне может оказаться и в самом конце квеста. Когда человек пройдет все его уровни, преодолеет все мыслимые и немыслимые препятствия — и окажется, что все напрасно, спроса на его продукцию нет.

***

Но сейчас до этого еще далеко. Сейчас прохождение квеста в самом начале, и желающие в нем поучаствовать еще не утратили оптимизма и полны надежд.

В феврале замминистра Минвостокразвития назвал внушительные цифры. За первый год программы «Дальневосточный гектар» получено больше 109 тысяч заявок. Роздано 35 262 гектара.

Больше всего заявлений подано в Приморском крае — более 43 тысяч. На втором месте Республика Саха (Якутия) с 19,4 тыс. заявлений, на третьем — Хабаровский край с 16,4 тысячи. На Сахалине подано 13,4 тыс. заявлений, в Амурской области — 7,6 тыс., на Камчатке — более 4 тыс., в Еврейской автономной области — 2,3 тыс., в Магаданской области — почти 2 тысячи. Меньше всего подано на Чукотке — около 400 заявлений.

Смелые люди — те, кто подал эти заявления. Отчаянно смелые.

Идет большая Игра. Кто в ней победит — вот вопрос.

Читайте наши новости первыми - добавьте «МК» в любимые источники.



Партнеры