Убийство на улице Навального

Лидер оппозиции пострадал за правду

6 ноября 2013 в 15:45, просмотров: 29624
Убийство на улице Навального
фото: Кирилл Искольдский

Изначально здесь должна была оказаться моя же колонка про Эдварда Сноудена. «На его месте должен был быть я. — Нажрешься — будешь» ©. Но в силу разных обстоятельств труднопреодолимой силы колонки про Сноудена сегодня не будет.

Во-первых, потому что с бывшим аналитиком АНБ / ЦРУ США все слишком коротко и ясно, чтобы посвящать ему столько газетного места. Это обычный предатель, движимый глубоким тщеславием, который, чтобы оправдать свои преступления, в том числе в собственных глазах, провозгласил себя глобальным борцом за неприкосновенность частной жизни, против шпионских практик могущественных спецслужб. Примечательно, что политическое убежище Сноуден получил в стране, где с этой самой неприкосновенностью дело обстоит вовсе не лучшим образом. Да и шпионаж частично приватизирован: аудио- и видеозаписи чужой жизни у нас могут делать не только спецслужбы, но и совершенно негосударственные структуры — были бы чьи-то деньги и какое-нибудь желание.

Во-вторых, редакция «МК» указала мне сюжетную недостаточность Сноудена. Зачем, сказали мне, нам какой-то бывший аналитик, пусть даже и опубликовавший свой пустоватый манифест в немецком Der Spiegel, когда такие страсти разгорелись нынче вокруг ведущего оппозиционного политика Алексея Навального?

Я, правда, недавно обещал не ковыряться в Навальном до начала ближайшей кампании по выборам в Мосгордуму. Но это ограничение обойти несложно. Я имел в виду, что не собираюсь критиковать политика, чтобы не выглядеть мелочным, занудным брюзгой. Но в данном случае, сегодня и здесь, я собираюсь Навального как раз защищать. А ради такой благой цели дозволяется отступление от самоустановленных правил.

Итак, к сути.

На днях Алексей Анатольевич Навальный, до недавнего времени — единый безальтернативный кумир фрондирующих масс и граждан, подвергся жесткой информационной атаке со стороны своих же собственных сторонников, беззаветно делавших его успех (больше 27% голосов) на недавних досрочных выборах мэра Москвы. А стряслось все, конечно же, из-за Русского марша.

Националисты, до 4 ноября 2013 года видевшие в Навальном своего правильного немаргинального лидера, обиделись на политика за то, что он на Марш не пришел. Не сдюжил типа. Струхнул слегка. Какой же он после этого националистический вождь, блин?!

Прогрессивная либеральная общественность (далее по ходу текста именуемая также просто «прогрессивная общественность») возмутилась тем, что г-н Навальный, хоть на Русский марш самолично и не пошел, отозвался о самом мероприятии вполне одобрительно и даже призвал всех, кого можно, туда идти. Какой же он после этого объединитель оппозиции, блин?!

И вот здесь-то я ощутил острое желание встать на сторону Навального. Ибо Алексей Анатольевич страдает из-за того, что в кои-то веки сказал своей аудитории чистую, стопроцентную, беспримесную правду. «Но знайте, господа, что, пока я был между вами, в вашем обществе, я только тогда и был честен, когда писал этот дневник». (Как говорил Глумов из «На всякого мудреца довольно простоты».)

Ведь что А.А. объяснил нам?

1. Как популярный и растущий политик он обязан поддерживать баланс между идеологически разными группами своей поддержки, а потому идти на одиозный Марш не может. Это правда? — правда!

2. Если он примет участие в Русском марше, федеральные телеканалы и приравненные к ним по пропагандистским задачам СМИ всенепременно покажут его на фоне радикальной зигующей молодежи, что дискредитирует и политика, и мероприятие. Это правда? — правда!

3. Он, Навальный, как прежде, так и теперь вовсе не чужд националистических (национал-демократических) взглядов, чего никогда и не скрывал. Это правда? — правда!

Вот этой-то абсолютной правды российский политический класс и не выдержал. Ибо отвык от такой субстанции давно и надолго, если не насовсем.

Как сказал Достоевский в «Братьях Карамазовых» (устами кардинала Великого инквизитора), «ничего и никогда не было для человека и для человеческого общества невыносимее свободы». Почти то же можно сказать о нашем политическом классе и его передовом отряде — прогрессивной общественности. Для них нет ничего и никогда невыносимее правды.

Пока Навальный танцевал со всеми отрядами актуальных / потенциальных сторонников ритуальные танцы, посылая всеми конечностями туманные пассы в духе «Я с вами, хотя это еще не так заметно. Придет день, когда я скажу все, что я думаю по этому поводу, но день еще не настал» и т.п., ему не просто верили — им умилялись. Любое слово сомнения по части этого политика вызывало разноголосый лай многомерной клаки, и всякий скептик непременно удостаивался обвинений в работе на Кремль. Позволю себе один маленький, но показательный пример. Когда Ваш покорный слуга накануне мэрских выборов, 4 сентября, опубликовал в «МК» статью «Лучше Путин, чем Навальный», один весьма известный и по-своему культовый деятель искусств прислал мне электронное письмо с раздраженно-недоуменным вопросом: ты что, действительно так думаешь? Поверить в то, что я могу на самом деле, на основании моих лишь личных взглядов и более ничего, не поддерживать единого и безальтернативного, большой художник не мог.

Но стоило грянуть правде — и корабль Навального попал под обстрел.

Еще бы. Одно из определений правды, бытующих в психологии, — «устраивающая информация». Грубо говоря, если жена хочет верить и убедила себя, что муж ей не изменяет, то это и есть для нее совершенная правда. А любые, пусть даже строго доказанные известия об изменах — ложь.

По принципу «устраивающей информации» и живет наш политический класс с прогрессивной общественностью внутри себя.

Им говорили, что политик-червонец, любезный всем, ибо никогда не декларирующий никакой внятной идеологии, — существо опасное, потому что не готов твердо отстаивать ни один бастион, ни одно обязательство.

Они отвечали: ложь!

Когда их предупреждали, что очередное сотворение кумира, попытка посадить себе и другим на шею «хорошего диктатора» вместо «плохого» — штука бесперспективная и опасная, они огрызались: ложь!

Когда их просили не возводить Навальному постамент, ибо политик-памятник существует лишь для того, чтобы сверху на всех поплевывать, они вопили: ерунда с клеветой!

И вот теперь они ударились фарфоровыми коленками о наспех слепленный ими же постамент. И заплакали слезами из крокодиловой кожи.

А что нужно было для того сделать? Всего лишь перестать тотально темнить и по одному конкретному вопросу сказать конкретную правду.

Помните, мы с вами говорили: чтобы избежать ответа на роковой вопрос о Русском марше, Навальному лучше бы сесть в тюрьму. Ну?

Один из персонажей «Убийства на улице Данте», легендарного фильма Михаила Ромма, говорил: если ты больно ушибся об игрушку, не надо жаловаться на игрушку. Со вчерашним фан-клубом Навального происходит нынче нечто такое.

Оставшиеся (возможно, временно) в меньшинстве либеральные сторонники Навального пытаются защищать его так: отвяжитесь от Алексея, каким бы они ни был, сладким или гадким, его терзает и мучает кровавый режим, и неприлично в такой ситуации набрасываться на страдальца, над которым снова сгущаются тюремные тучи!

Этот аргумент я не считаю убедительным.

Есть понятие «профессиональный риск». Пожарный повышенно рискует сгореть на пожаре. Полицейский — получить бандитскую пулю. В России наших дней оппозиционный политик, если он действительно оппозиционный, находится в зоне повышенного риска уголовных гонений. На это нельзя жаловаться, за это не надо жалеть. C’est la vie.

Кроме того. Любой настоящий политик — а А.А.Навальный к такой категории граждан относится — получает от своей криминальной эпопеи не только страдания. Но: а) сознание собственной исключительности; б) новые гроздья великой славы, прямо или косвенно приближающей к власти. Не будем сбрасывать это со счетов.

Но. Коллективная атака на Навального, скорее, рождает к нему новую симпатию. Импресарио Грин из того же фильма «Убийства на улице Данте» сформулировал это так: если в наше время трое гонятся за одним, наверное, этот один — неплохой человек.

И покусанный за правду Навальный мне нравится куда больше зацелованного. Стигматы, как правило, выглядят эротичнее засосов.

Я не исключаю, что в близком будущем А.А. будет амнистирован своими фанатами-гонителями. Которым нужна, в силу их рабского мышления, доктрина безальтернативности. Альтернативу же быстро найти не удастся.

Или — развернется бешеный поиск такого же точно Навального, только с другими паспортными данными.

В любом случае — как бы ни отзвучал скандал вокруг Русского марша, последнее политическое слово Навального еще и в помине не прозвучало. Пусть лидер дерзает. Будущее все равно впереди.



Партнеры