Евгения Васильева широтой с Амур. Ущерб Минобороны сравним с ущербом от наводнения

Следовало бы назвать стихийное бедствие «Женей». Или «Толиком»

28.08.2013 в 17:34, просмотров: 38490

Банки требуют выплаты по кредитам от жителей Амурской области, пострадавших от наводнения. Об этом сообщил губернатор области Олег Кожемяко.

Евгения Васильева широтой с Амур. Ущерб Минобороны сравним с ущербом от наводнения
фото: Алексей Меринов

Кредиты брались главным образом под урожай: вырастим, продадим, рассчитаемся. Урожай погиб из-за наводнения, хозяйства разрушены, техника в руинах, десятки тысяч домов нужно капитально ремонтировать, тысячи вообще не подлежат восстановлению. Масштабы последствий паводка таковы, что от них страдает фактически весь регион. Кроме банков.

Банки не страдают. Банки работают. Требуют, что им положено. Деньги брали? Отдавайте. И, ради бога, не надо умолять нас войти в ваше положение, оно никого не волнует. Ничего личного, просто бизнес.

Бизнес в нашей стране — бездушная машина, шагающая за прибылью по трупам. Деньги — ее высшая цель. Просто деньги. Больше и больше.

Нормальные человеческие чувства стерты, задвинуты в дальний угол и лишь иногда тоненьким писком пытаются о себе напомнить: а как же сочувствие к ближнему? А жалость? А чувство общности — мы же в одном краю живем, как-никак соседи?

Хорошо, сейчас губернатор Амурского края услышал писк. Повезло. Наверно, теперь банки как-нибудь приструнят сверху. Путин скажет: «А ну прекратите кошмарить пострадавших, а то лицензию отберем».

Но что же это за порядок такой, если банкиров кто-то должен сверху приструнивать? И что же они за люди такие, если сами не понимают, что не тот сейчас момент, чтоб требовать выплаты с пострадавших?

Нужно помогать пострадавшим от стихии. Погорельцам, затопленцам… Так принято у людей. Еще с незапамятных времен всей деревней им дом строили, все соседи им вещи несли, у кого что есть. Вы, банкиры, с Луны, что ли, свалились, что об этом не знаете?

По самым примерным подсчетам, ущерб Амурской области в результате наводнения оценивается в 17 млрд руб. Из них 6 млрд — ущерб агропромышленного комплекса.

Нанесение точно такого же ущерба — в 6 млрд руб., вменяется в вину Евгении Васильевой, которая сидит сейчас под домашним арестом. Она, правда, нанесла его не агропромышленному комплексу, а Министерству обороны во времена правления там Анатолия Сердюкова. Но сопоставление впечатляет.

А ведь Васильева тоже была уверена, что, продавая за бесценок государственную собственность и обкрадывая, таким образом, людей, просто делает бизнес. Просто бизнес, ничего личного. И ничего человеческого.

Нет, понятно, что бизнес по природе своей такой — аморальный и беспощадный. Но он не может править всем и над всем властвовать. Ему должны быть выставлены барьеры. И если сам он не принимает правил, на которых строится цивилизованное сообщество людей, его надо им учить. Внедрять в него эти правила и требовать выполнения.

Бескрайняя, дерзкая алчность амурских банкиров, Евгении Васильевой и сотен тысяч других «бизнесменов» во всей красе цветет сейчас потому, что такие правила не были установлены двадцать три года назад — в тот момент, когда страна наша еще только переходила на рыночный путь развития. Во всем виноват Чубайс — помните, было такое модное выражение? Так вот в том, что творится сейчас, действительно виноваты Чубайс, Гайдар, Ельцин и прочие прекрасные реформаторы, кричавшие: «Чтоб не вернулись коммунисты, надо срочно создать частного собственника, а рынок сам потом разберется и установит правила».

Рынок не разобрался и не мог разобраться. Сам он мог установить только такие правила, какие удобны ему. Но не людям. Не обществу, из которого он пьет кровь.

Теперь же обществу остается только изумляться собственному простодушию да потешаться над не видящими краев «бизнесменами». А что еще мы против них можем?

Американские экологи на днях предложили давать стихийным бедствиям имена политиков, которые препятствуют борьбе с глобальным потеплением.

Мы у себя в стране могли бы давать стихийным бедствиям имена одиозных чиновников и бизнесменов, действия которых сопоставимы по масштабам ущерба с ураганами и наводнениями.

Следуя такой логике, можно было бы, например, назвать наводнение на Дальнем Востоке Евгенией. А еще лучше Толиком. Правда, подходящее имя для стихийного бедствия?



Партнеры