Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Кому нужна казачья полиция?

Губернатор Ткачев явил российскому обществу очередную грань своего интеллекта и разновидность государева мышления, предложив создавать в крае казачью полицию. Автор этих строк только что вернулся с Кубани, промониторив ради интереса реакцию местного кзачества на эту неоднозначную филиппику главного олиг...извините, казака Кубани. И реакция эта была, мягко говоря, неоднозначной.

Первое. Что может сделать так называемая «казачья полиция» без оружия и под жестким контролем полиции государевой?!

Работать на подхвате? Это противоречит самой сути казачьего менталитета. Отбиваться нагайками от вооруженного нападения? Не смешно. Мало того. «Защищать свои станицы надо не по указке свыше, и не за деньги, а по зову сердца, — таким было единодушное мнение станичников. — Кто платит чеченцу или черкесу за то, что он чеченец или черкес? И за то, что он по зову сердца будет защищать свой аул или свое село? А нам зачем за это платить? Кто хочет свой дом защитить — тому платить не надо, он и так это сделает. Кто не горит желанием — того и деньгами не заставишь...»

Спущенная сверху непродуманная (или наоборот- тонко просчитанная) инициатива мгновенно расколола и саму казачью среду. Практически в каждой станице после каждой массовой потасовки с кавказцами атаман срочно собирал казаков для оперативного «расшивания» проблемы. И казаки собирались по первому свистку вопрос-то насущный — надо жить и сосуществовать, а не кровью умываться. Теперь же казаки могут сказать — пусть проблему решают те, кому за это платят. И будут отчасти правы. Только где гарантия, что при таком формальном подходе проблема на самом деле решится, а не наоборот?

Да и вообще, сами казаки, насколько я понял, на охране общественного порядка особо не зацикливались. «Не по нутру это нам, не наша это историческая функция», — таким был общее мнение. И, как выяснилось, есть на Кубани беда пострашнее инородцев.«Да, мы охраняли царя, оберегали свои станицы, свою семью, Россию, а теперь впору охранять свои станицы от произвола местных чиновников», — говорили мне в Отрадной, Удобной, Передовой и Преградной. После чего подробно перечислялись все ухищрения чиновников по изыманию «отличных наличных» у местных казаков и успешно похоронивших сельское хозяйство — и особенно животноводство — в некогда тучных станицах Кстати, в соседних Карачево-Черкесии и Адыгее и сельское хозяйство развивается бурно, и то же животноводство процветает вовсю, а в некогда животноводческих станицах скота — шаром покати. Причина проста — и невыгодно, и опасно. Нет помощи, финансирования, рынков сбыта. Зато аргентинское мясо завозится в рай пароходами. И- надо же же! — аккурат накануне очередного завоза по станицам начинают шерстить ветеринары. И чуть ли не в каждом дворе находится то свинка, то птичий грипп, то какой-нибудь свинячий силитер. «Режьте коров, ребята — на Кубань опять аргентинцы приехали!» — в очередной раз летит скорбный клич по кубанским станицам. А злые языки говорят, что всю эту аргентинщину крышует...ну, сам понимает кто. Что характерно — черкесы и карачевцы аргентину на свою территорию не пускают. И стажа у них растут как на дрожжах — в отличие от казачьих. И нет ни свинки, ни гриппа, ни селитера... Дело дошло до того, что целые станицы махнули рукой на разведение скота и навалились всем миром на пчеловодство. У пчел еще свиного гриппа не обнаружили. Но если приедет в край какой-нибудь японский мед — найдут и его. Но власти края понять можно: какой скот, какие хутора, когда в том же Сочи — ну столько соблазнов!

А насчет полиции -мнение самих казаков было общим — «очередная провокация и попытка вбить очередной клин между казаками и другими народами Северного Кавказа». И еще казаки искренне советовали всем, кто все-таки станет служить в этой полиции, «нести эту, если можно так сказать, службу достойно и уповать на то, чтобы здравый рассудок их не покидал».

Чего и сам я им желаю.

просмотров: 12512