Лошадиный Освенцим и шипящие люди

Елена Светлова
Обозреватель

Если принимать яд понемножку, можно выработать в себе иммунитет. Можно воспитать частичную невосприимчивость к физической боли. Боксер не плачет, когда ему дают в ухо.

Есть, правда, и другая боль. Душевная, сердечная – назовите, как хотите. К ней тоже можно привыкнуть. Хирург ведь не корчится, когда орудует скальпелем или сдирает с раны повязку.

Мне кажется, то же самое происходит с людьми, когда их каждый день кормят негативной информацией. Если катастрофа случилась далеко и в ней не пострадали наши родственники или знакомые – наплевать! Когда драма происходит близко – немного больнее, но все равно излечимо.

Я пишу о животных, в том числе и о бездомных. Так вот, с некоторых пор мне страшно читать ваши комментарии.

Процентов 80, не меньше, - это злобное шипение. Понятно, что не все пишут, и есть еще много нормальных людей. Именно они дают приют собакам и кошкам, которых мы пристраиваем в каждом выпуске рубрики “Дай лапу!” Те же читатели приносят деньги на лечение сбитого машиной щенка. Они же в сильные морозы, бросив все свои дела, поехали с тяжелыми сумками в промзону “Кожухово”, где находится крупнейший муниципальный приют для бездомных животных. Привезли мешки кормов, груды теплых вещей.

Я пытаюсь выработать в себе хоть каплю иммунитета к чужой боли. Пока не получается. На минувшей неделе в Нижегородской области заживо сожгли табун лошадей. Не нашлось денег, чтобы усыпить животных.

Вспомнили Освенцим и Бухенвальд. Экономные немцы не тратили патронов.

Наверное, 80 процентов телезрителей после жуткого репортажа сели ужинать, отправились в гости, двинулись в ресторан, легли спать, в конце концов. А 20 процентов тяжело переживали случившиеся.

Хорошо, если я ошибаюсь в цифрах, и все не так ужасно. А то наше общество, закованное в латы безразличия, скоро станет совсем неуязвимым. Тогда всем будет больно.

Другие записи в блоге