Увеличить размер шрифта Уменьшить размер шрифта Версия для печати

Провал

Оппозиция в упор не видит молодых

Этим москвичам 17 лет, они учатся в 11-м классе. Я зашел к ним в четверг, 2 февраля. Предупредил: это не экзамен — «двойки» вам не грозят. И спросил:

— Кто знает, что будет в Москве послезавтра, в субботу, 4 февраля, — поднимите руки.

Этих граждан (паспорт у них уже есть, а через год будет и право голоса), этих граждан обоего пола сидело в классе 22 штуки. Поднялось 5 неуверенных рук.

Первые двое сказали: «В субботу профориентация». Следующие трое сказали: «Митинг». Трое из двадцати двух — это 13 процентов, не так уж мало. Но дальше…

Никто из них не знал, какой будет митинг, где («на Болотной? нет? наверно, на площади Революции, как в прошлый раз?»), в котором часу («в четыре? нет, кажется, в два»). Они знали, что туда везут автобусами, и спорили, сколько платят: 200 рублей, или 500, или больше.

Пришлось пояснить, что автобусами и за деньги — это в поддержку Путина, а на марш от Октябрьской до Болотной — бесплатно. Но это никакого значения не имело, потому что они уверенно и твёрдо сказали, что никуда не пойдут. Никто не пойдёт — это 100%.

Спросил: «Почему?» Ответы разделились. Большинство сказали: «Нет смысла, это ничего не изменит». Один объяснил: «Я против митингов, бунтов, убийства».

Это очень важно. У человека в голове каким-то образом сформировано тождество митингов и убийств, хотя мы точно знаем, что это абсолютно разные вещи.

Но ответ «нет смысла» — еще важнее. Это тоже у них в голове каким-то образом сформировалось. И тогда их отказ понятен. Если смысла нет, если ничего не изменится, то, конечно, идти не стоит.

Никто им не объяснил, что смысл есть. Доказательство простое: если власть гонит людей на контрмитинги, везёт автобусами, платит деньги — значит, боится. А раз боится, значит, признаёт, что изменение возможно.

И всё это так просто, что хватило бы, кажется, одного урока обществоведения. Но никто его не провёл.

Ах, век информации! Ах, век информации! — все повторяют эту пошлость, а потом (когда оказывается, что люди не знают элементарных вещей) — вытаращивают глаза: «Ах, не может быть!»

Все энтузиасты и агитаторы сидят в интернет-сетях и агитируют (или поносят) друг друга. Они выступают по радио и слушают себя по радио, и им кажется, будто их слышат все.

А подростки пойманы другими сетями, шарят по другим сайтам, слушают своё. И никто к ним не пришёл. 24 декабря назначили митинг на 4 февраля. Прошло почти полтора месяца, а старшеклассники не знают. А это тот самый возраст, когда протест против тупого тухлого мира должен в них бушевать. Они самый удобный, самый послушный материал для любой революции. И вот оказывается, что «наши» это понимают и используют самым растленным способом — за деньги. А наши — не понимают, хотя идейный способ — в миллион раз сильнее.

Сто лет назад политические агитаторы (все! а не только большевики) шли в казармы к солдатам, на фабрики к рабочим. Большевики и эсеры, и др., и пр. не возили на митинги народ автобусами, не платили денег, не давали отгулов. (Не придирайтесь к словам, уважаемый читатель, я знаю, что автобусов не было, и знаю, что вы понимаете, о чём здесь речь.)

Сейчас все по уши в телефонах, твиттерах, айпадах, компьютерах. Сто лет назад ничего этого не было. А сейчас есть. И людям кажется, что они ужасно умные, раз у них в руках такие умные устройства.

Если мы такие умные, почему же мы такие дураки? Почему не достучались до молодежи? Я был в хорошей московской школе, приличный район, математический уклон. А с политической точки зрения эти 17-летние — детский сад, ясли, ням-ням, пи-пи. Если в столице подростки ни черта не знают, то в деревнях, в рабочих городках нашей необъятной Родины — и подавно. И эфир мимо, и жизнь мимо.

Старшеклассники не знают. Зато учителя знают все. Всем велено быть на Поклонной, грозят какими-то карами. Кто-то пойдёт, кто-то — нет. Но своим ученикам они не сказали об этом приказе, об этих угрозах. А те учителя и директора школ, которые работают в избирательных комиссиях, тоже не рассказывают ученикам о некоторых подробностях этой общественной деятельности. Спойте лучше песенку о том, что школа — это одна семья. Спойте про доверие и воспитание подрастающего поколения. «Под этими, под соснами, мы скоро станем взрослыми, трам-трам-пам-пам!»

***

Власти не только гонят бюджетников на контрмитинг. Власти изобретают и еще всякие позорные и смешные вещи. Например, оживляют мертвецов, гальванизировали мумию Борового. Он возник из небытия и объявил еще один митинг. Теперь еще и к Боровому надо несколько автобусов гнать (бесплатно к нему придёт только Новодворская). Проще было бы его самого возить по правительственным митингам, чем дробить силы Кремля.

…В субботу митинги. Разницу объяснить очень просто.

Одни идут (точнее: их везут) показывать любовь к Путину и веру в него. Есть ли, нет ли — но покажут, что велено.

Другие идут показать свою решимость и силу, а вовсе не любовь к тем, кто на трибуне. Некоторых уважаем, некоторых — нет. Но люди идут не к ним. Люди идут к себе.

А подростков стоит взять — ничего, что холодно. Для них насморк — только лишний повод школу прогулять.
 

просмотров: 26803