“Таганка” обрастает юристами

Любимов не может запретить свои спектакли?

Этим летом Юрий Любимов заделался главным культурным ньюсмейкером. Что ни день — то новость, вот и теперь, находясь в Италии, он заявил о возможном намерении запретить свои спектакли (а это — весь репертуар “Таганки”): “Я думаю, могу запретить. Потому что все композиции написаны мною. Думаю, да”. В РАО (авторское общество) комментировать отказались, их все достали звонками, вопрос серьезный. Золотухин бросил трубку мобильника со словами: “Ребята, выдержите хотя бы неделю!”. Отправляемся в сам театр…

Любимов не может запретить свои спектакли?

Бедные артисты после трудного сезона, завершающегося сегодня, никак не могут уйти в отпуск на свои несчастные 28 дней: ждут назначения. Письмо написано, коллектив (за исключением одной женщины из отдела кадров) голосовал единогласно за Валерия Золотухина. Его назначение ожидается со дня на день; Департамент культуры (Худяков, Порватов) должен понимать, что тянуть волынку в такой ситуации невозможно — актеры и так отодвинули свои отпуска на 25 июля. Грядут гастроли в Греции, людей надо вводить на новые спектакли, повсюду должна быть воля и подпись худрука. К тому же актеры до сих пор с ужасом вспоминают 18 июля 1992 года — “раздвоение” “Таганки”, когда у ворот родного театра их встретили омоновцы с автоматами, шок… “Донесите же до властей наше коллективное решение! Нельзя оставлять театр бесхозным, — говорят они “МК”. — И мы не подведем нашего зрителя”.

Валерий Золотухин согласился возглавить театр на Таганке

Смотрите видео по теме

Что касается “посягательств” Юрия Петровича на собственные спектакли — к такому повороту событий театр, естественно, был готов. Идут консультации с юристами, хотя официально никаких обращений от Любимова пока в театр не было. Впрочем, по мнению людей сведущих, шансов у Ю. П. мало: во-первых, “Таганка” — не частная лавочка, заказчиком выступало государство, бюджетный театр лишь предоставлял социальные услуги. Во-вторых, Ю. П. не единственный автор — есть еще композиторы, балетмейстеры, декораторы, и кто-то из них может воспрепятствовать снятию спектакля. “Не может он запретить свои спектакли, это смешно. Ну кабинет он свой вынес, ну жена его вынесла творческий архив наш, заставили Баранова его скульптуры Пушкина унести, ну свидетельство о торговой марке пропало, теперь еще и спектакли? Он с этого живет. С авторских”.

Впрочем, и сам Юрий Петрович зрил глубоко. По слухам, все права на постановки/инсценировки переведены на его сына Петра, возглавляющего любимовский фонд. Далее — опять же по слухам — Ю. П. часто оспаривал авторские права, особенно что касается постановки декораций — это его слабое место. В сущности, уход из “Таганки” выдающегося художника Давида Боровского как раз и был вызван тем, что Любимов оспаривал его авторство. “Любимов уже является автором всего, — шутят в театре, — инсценировка спектакля “Мастер и Маргарита” написана не Любимовым. Или взять “Живаго”: балетмейстером выступила Света Воскресенская, делала всю пластику, потом Любимов с ней рассорился, Свету убрали с афиш, репетитор по пластике переделал некоторые элементы, чтобы Света не получала никаких процентов…”. И такие авторские бодания идут постоянно. Думаем, что и Юрий Петрович, и его “Таганка” нас еще не раз удивят. Но вообще-то все это грустно. И гнусно.