Маркова Римма непримирима

«Сейчас смотришь на мужиков: то ли за него выходить, то ли его замуж отдавать»

05.03.2013 в 20:40, просмотров: 18732

Римма Маркова хохочет так, что трясутся стены. Она может назвать себя «коровой», но тут же кокетливо поправить шикарное вечернее платье и пригладить волосы. Она по-прежнему Женщина, хотя 3 марта актрисе исполнилось 88. Приехав в Петербург, звезда эпохи СССР призналась «МК», что живет сегодняшним днем и не собирается писать мемуары.

Маркова Римма непримирима
фото: Владимир Чистяков

«Брат был Люсей, а я — Колей»

— Меня моя подруга Нонна Мордюкова заставляла записывать воспоминания, она-то рассказы сочиняла. Но мне это не дано, нет таланта. Пробовала — не получается. Нонка когда-то и посоветовала: попроси журналистов помочь. Пригласи какого-нибудь к себе, поставь бутылку водки, выпьете, закусите, и сама вспомнишь прошлое, расслабишься, и человеку легче работать будет. Я так и сделала, водки мы выпили, но мемуары так и не появились потом на свет. Забросила я эту затею.

— И все же: если бы вспоминали в мемуарах о детстве, что бы написали?

— Мой папа провинциальный актер, мы исколесили весь СССР. В каких только городах не жили! У меня был младший брат Леня (известный актер Леонид Марков, умер в 1991 году. — Ред.), который в детстве ненавидел театр и замечательно рисовал. Но началась война, и учиться рисованию ему было просто-напросто невозможно. А я грезила об актерской карьере с пеленок, хотя всю жизнь была некрасивой: высоченной (первая стояла на физкультуре в школе), рыжей, а вместо глаз — две пулеметные точки.

Еще до войны мы с Леней дебютировали на сцене в городе Якутске. Играли детей-беспризорников, девочка по сюжету спектакля заболела и умерла. Леня играл Люську (ему было тогда семь), а я — брата Кольку. Ведь Леня был очень красивым: кудрявым, беленьким, худеньким. Вот тогда я впервые в полной мере ощутила, что значит быть актрисой. На диване лежал мой брат-Люська, он ронял игрушку и замирал. Леня был такой мертвый, что я сама верила в происходящее и заходилась до истерики. Билеты на спектакль было достать невозможно, женщины в зале так рыдали, что у театра дежурила «скорая». А художественный руководитель однажды схватил нас с братом на руки и закричал: «Запомните, это будущие народные артисты СССР!» Брат-то стал народным, а как только я подошла к награде, Союз кончился. Ну не везет мне, и все!

фото: Лилия Шарловская
С телеведущим Иваном Кононом.

— Вы, как все пенсионеры, живете скромно. Тем не менее часто отказываете режиссерам. Почему?

— Раньше кино было неотъемлемой частью нашей жизни, чего я про сегодняшний день сказать не могу. Поэтому сниматься мне не очень-то хочется. Прислали недавно сценарий «Ванги» — я отказалась, хотя он мне понравился, я за одну ночь проглотила все 12 серий. Там и Гагарин, и Гитлер, и Сталин — все, кто приходил к ней за помощью. Понимаю, почему эту роль предложили мне. Я резкая — и она такая была, и как раз возраст под смерть... (Смеется.) Я могла бы на заработанные деньги и одеться, и забор на даче починить, и машину купить. Но я посоветовалась в храме со своим батюшкой, и он сказал: «Не снимайтесь». Потому что тема скользкая. В итоге ребята нашли потрясающую актрису — Елену Яковлеву. Я видела фотографии проб, когда она старая и слепая, на них Лену узнать нельзя.

А вообще, сколько я ни пробовала сниматься в новых фильмах, результатом недовольна. Вот хотя бы картина «Вероника не придет»: артистку, которая играла меня в молодости, подобрали совсем другого типажа. Она брюнетка, я блондинка. Я же была в кадре спившейся и опустившейся старухой, можете себе представить! Ужасно, у меня нет в записи даже сценки из этой картины, хотя все говорят, что получилось хорошо. Я свои фильмы вообще не смотрю. Звонят друзья: «Римма, ты на экране!» Я отвечаю: «Спасибо большое» — и выключаю телевизор. Потому что зритель смотрит сюжет, а я — как выгляжу в кадре, где что неправильно делаю. Мне часто льстят: «Вы такая молодая!» — но я-то понимаю, как оно на самом деле. Посмотрела в одной передаче и ахнула: старая жаба. Поэтому выступать на ТВ я тоже не люблю. Недавно снялась в программе о здоровье, так меня раздражало постоянное хлопанье зала. Не выдержала, кричу: «Где тут клакеры?! Молчать! Не сметь хлопать, вы мне говорить мешаете!»

Кадр из фильма «Дневной дозор».

— Вы в зрелом возрасте, но много курите. Не пробовали бросить?

— Ни-ког-да! Курила, курю и буду курить. Зато я не пью. Ну, иногда пропущу стаканчик, если поднесут. Мне это нужно, и многим актерам нужно: алкоголь снимает стресс. Когда мой брат Леня играл Урбенина в фильме «Мой ласковый и нежный зверь», он так переживал, что рубашка была постоянно мокрая от пота. Леня повторял: «Мне кажется, что я делаю что-то не так...» И немного алкоголя помогало ему разрядиться. Жаль, что не все знают меру, и многие молодые актеры гибнут от спиртного. Владик Галкин, например. Какая фактура была, какой талант!

Заворотнюк сгубили как актрису

— Вам кто-то из современных актеров нравится?

— Мне нравятся Константин Хабенский и Михаил Пореченков, они могут играть и в кино, и в театре. Но я разочаровалась в Насте Заворотнюк: не верю, что ее взял к себе Олег Палыч Табаков только из-за внешности. Значит, способная девчонка была! А что на выходе? Ну где вы такую няню видели?! Мне кажется, ее сгубили, неправильно использовали, в какой-то момент не помогли. Не так давно ходила на спектакль «Сирано де Бержерак» с Александром Домогаровым, тоже разочаровалась. Ну что это за Сирано, который говорит так тихо, что последние ряды его не слышат? Вот еще что важно: актер в кино должен нести с экрана образ настоящего мужчины. Сейчас же смотришь на мужиков: то ли за него выходить, то ли его замуж отдавать. Непонятно что! Актер должен таким быть, чтоб все женщины страны от него сходили с ума, а это очень трудно. Вот Армен Джигарханян — вроде бы и роста невысокого, и несколько позвонков шейных не хватает. Но он мужик, потому и востребован так. В «Журавушке» я была в него влюблена — аж умирала! Спустя много лет я ему в этом призналась. «Что же ты тогда-то не сказала?» — рассмеялся Армен. Сейчас он уже пожилой и сгорбленный, но все равно эти потрясающие армянские глаза взглянут на тебя — и ты пропала.

Кадр из фильма «Покровские ворота».

— Кстати, о любви: почему вы от своих мужей убегали?

— Замужем я была трижды, и все в итоге не потянули. Даже мой муж-испанец, который выглядел как настоящий мачо. Мне-то хотелось за мужиком как за каменной стеной спрятаться, а не получалось. Это наша с Мордюковой вечная ошибка — не на тех смотрели. Потом рассказывали друг другу о неудачных романах. У Нонки вообще от любви голову сносило, она себе мужика придумывала: «Он такой, как лань, он лавандой пахнет...» Какая лаванда! Однажды она вышла замуж за актера, который пил по-черному, знали про это все, а она ухитрилась не заметить. Были моменты, когда и меня, и ее предавали... Вспоминать про это больно. Я предательства не терплю, сразу человека из своей жизни вычеркиваю.

— Как Стаса Садальского? Вы ведь с ним несколько лет не общаетесь?

— Когда чувствую, что меня используют, сразу прекращаю с человеком отношения. Я Стаса очень любила и жалела, потому что он из детдома, а там — детей калечат. Я ему помогала, он способный. Когда Стас меня разочаровал первый раз, я его выгнала. Он долго просил прощения, я сказала: «Я не Бог, я не прощаю», но потом мы все-таки помирились. Только он снова сделал гадость: пришел ко мне в больницу, а потом опубликовал съемку палаты, где я лежу, в своем блоге. Старый матрас да ржавый унитаз. Врачам, которые меня спасли, тут же досталось: у них проверка началась. А еще Стас интервью про это всем дал, тогда я позвонила ему и сказала, что если он не перестанет трепать мое имя, то я просто его убью.

Кадр из фильма «Вечный зов».

— Расскажите о ваших кулинарных талантах. Вы ведь отлично готовите!

— Я готовлю хорошо, потому что пожрать люблю. Моя подруга Нонна Мордюкова тоже любила. Если на съемках или в поездке мы были вместе, всегда назначали «Матильду» — дежурную по кухне. Когда «Матильдой» была я, подруга ела наготовленное и громко стонала от удовольствия: «Ох, ах...» Я однажды не выдержала и заржала: «Мордюкова, сейчас кто-то мимо нашего номера пройдет — подумает, что мы сексом занимаемся!»

— Вы всегда были борцом за справедливость. Поэтому и в Партию пенсионеров вступили?

— Я в Партию пенсионеров вступила в 1996 году в надежде помочь пожилым актерам. Вы ведь не знаете, как они живут на свои нищие пенсии. Политик Сергей Миронов выделяет нам ежегодно деньги на поддержку актеров кино, а я как член совета Союза кинематографистов помогаю их распределять. И мы доплачивали по 5 тысяч Мордюковой, Стриженову, Носовой и остальным. На эти деньги многих хоронили, ведь на кладбище сидят бандиты и за место требуют такие суммы, что жутко становится! Валя Малявина ослепла, мы платили с этих денег за ее пансионат. И я рада, что уже что-то для своих коллег сделала и сделаю еще. И вы тоже можете что-то сделать — если не для всех, то хотя бы для своих близких.

Оригинал видео на сайте youtube.com

Опубликовано пользователем serega74able