Швыдкой об отставке в Большом театре: «Иксанова сняли не из-за конфликта с Цискаридзе»

Свои цветы, прощаясь, экс-директор ГАБТ отдал Галине Степаненко

09.07.2013 в 12:59, просмотров: 16950

...Журналисты столичных СМИ не спали всю ночь, звоня то в Минкульт, то в Большой в надежде добиться аккредитации на «представление нового директора». К десяти у входа с колоннами — добрая сотня человек; все поднимаются в верхнее фойе, толкаются, иные каналы прислали аж по две съемочных группы. Обстановка напоминала похоронную, что только усугублялось приглушенным светом и букетами оранжевых роз в финале спектакля.

Швыдкой об отставке в Большом театре: «Иксанова сняли не из-за конфликта с Цискаридзе»
фото: Ян Смирницкий
Владимир Мединский представляет нового директора и благодарит старого (слева на фото — Урин, рядом с ним — Иксанов).

Наконец из пышных залов на публику вышли министр Мединский, зампред Правительства РФ Ольга Голодец, а также — с понурыми головами — теперь уже бывший директора «Стасика» (музтеатра Станиславского и Немировича-Данченко) Владимир Урин и, собственно, Анатолий Иксанов. Пред ними на первых рядах «партера» — руководители всех подразделений, среди которых Юрий Григорович, Галина Степаненко (отвечает за балет в отсутствие Филина), Юрий Удалов, Маквала Касрашвили...

Пока входящие и уходящие натуры рассаживаются, публика рьяно спорит — надолго ли пришел Урин, ведь если Иксанову 61 год, то Владимиру Георгиевичу и того больше (66). И не придется ли через год-другой в этом фойе по этому же вопросу встречаться снова.

— Анатолий Иксанов работал в театре 13 лет, — начал г-н Мединский, — очень многое было сделано, завершена реконструкция старой сцены, открыта новая сцена. Но... все мы прекрасно понимаем, что человеческие силы и возможности даже у самых высочайших профессионалов имеют свои пределы. Непростая ситуация сегодня и в коллективе Большого, и вокруг театра. Все говорят, что требуется обновление.

Тут же Мединский заметил, что их действия «не являются спонтанными», укладываясь в общую концепцию реформирования учреждений культуры.

— Владимир Урин в представлении не нуждается, — завершает министр, — вы его хорошо знаете как замечательного театрального управленца, менеджера, интенданта, и мы убеждены, что он сможет сплотить команду Большого и продолжить его развитие как лучшего театра страны. Анатолию Иксанову — спасибо, мы сегодня же направим представление на высокую государственную награду; и будем просить, чтобы Анатолий Геннадьевич вышел на работу в Министерство культуры в качестве советника министра по театральному развитию.

Ольга Голодец добавила, что кандидатура Урина была «абсолютно поддержана всеми специалистами в области театрального искусства», с которыми они — власть имущие — совещались. «Я надеюсь, что при Урине в Большом наступит время процветания и успеха; он сможет сделать то, чего от него ожидает труппа, вся Россия и весь мир, потому что Большой театр — это звезда на мировом уровне». Г-жа Голодец тоже высказала слова благодарности Иксанову, отметив, что «его эпоха связана с такими именами как Ведерников и Ратманский», а Урину пожелала — «В добрый путь!», после чего последовали бурные аплодисменты.

Совершенно четко понимаю, — говорит Владимир Урин, — какой груз ответственности я взвалил на свои плечи, дав согласие возглавить Большой... Хочу поблагодарить Анатолия Иксанова. Позавчера утром он позвонил мне и сказал, что всячески поддерживает мою кандидатуру. И будет помогать мне не только передавать дела, но и максимально вводить в курс дела.

Урин особо отметил, что этот переход театра от одного руководителя к другому произошел в цивилизованном поле, «а не так, как у нас иногда бывало, когда руководители узнавали из прессы, что они сняты с должности».

— Я не планирую никаких революций. И прекрасно понимаю, что в этом театре один человек ничего сделать не может. Очень надеюсь, что большинство талантливых замечательных людей, работающих в Большом, будут моими союзниками. И только вместе мы сможем решать все проблемы. Будем работать.

Последнее слово взял Иксанов, заговорив очень тихо.

— Хочу высказать слова благодарности моим друзьям и коллегам за то, что все 13 лет мы работали как единая команда...

— Погромче! — Закричала пресса.

Иксанов поднял руки:

— Спасибо Большому!

Зал бурно зааплодировал, у кого-то навернулись слезы, тут же Иксанову и Урину подарили букеты роз, которые Анатолий Геннадьевич вручил замещающей Филина Галине Степаненко. Далее Иксанов обнял всех руководителей подразделений. Отдельно увлек за собой Григоровича, и г-да начальники вновь скрылись из глаз. Что ж, всем понятно, что должность «советника министра» для человека ранга Иксанова мало что означает, это красивый жест, не более, но спасибо хоть за него: ведь, в отличие от ГМИИ им. Пушкина или Политехнического музея (отставка тамошних директоров случилась также на днях), в Большом театре невозможно было бы придумать почетную должность президента...

Мы не могли не связаться с другом г-на Иксанова — Михаилом Швыдким (он сейчас в Пекине):

— Я надеюсь, — сказал «МК» Михаил Ефимович, — Иксанова сняли не из-за конфликта с Цискаридзе, это было бы слишком наивно. Но, естественно, такого рода публичные скандалы не помогают. Да, искусственно раздуваемые прессой конфликты вот таким образом обернулись... Повторяю, Иксанов — лучший театральный менеджер России. Но у всего есть начало и завершение...

— Отставка была слишком неожиданной...

— Можно было дождаться конца сезона, ничего бы катастрофического не произошло. Тут важно понять, что, несмотря на пену, которая возникла вокруг Большого за последний год, БТ — это по-настоящему элитный творческий организм, который входит в очень узкий круг первых оперных театров мира. И за 13 лет своего руководства Иксанов смог превратить это довольно сложное учреждение в понятное, структурированное, финансово прозрачное, имеющее стратегию творческого развития. Свою миссию он выполнил. Он вынес на своих плечах годы строительства Новой сцены, реконструкцию исторического здания. В результате мы имеем современный трехзальный театр; Урин имеет схожий опыт — занимался реконструкцией своего театра Станиславского и Немировича-Данченко, он приходит в Большой не на развалины. И уверен, понимает, что Большой театр — это новое качество для него, ведь это особая империя.

— Единственное, что он старше Иксанова...

— Тут важен опыт, а не возраст. Сейчас главное — не сделать никаких поспешных шагов, ведь оперный театр — это театр, который программируется на три года вперед. Урин — человек осторожный, разумный, радикальных шагов не допустит... В данном случае, надо пожелать обоим участникам этой истории удачи, и сейчас она больше понадобится Урину, чем Иксанову.

02:14