Итоги хореографического конкурса: номера депрессивные, на сцене — кромешная тьма

Ильдар Тагиров: «Нужно было найти авиационную резину непременно из Киева. Подходила только она»

03.12.2018 в 19:34, просмотров: 4492

II Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов в этом году проходит в Москве в номинации «Хореографы». Это уже второй по счету цикл в системе российских национальных конкурсов хореографических искусств. В рамках этого цикла в следующие годы пройдут конкурсы современного танца и артистов классического балета, а завершится он очередным Международным конкурсом артистов балета и хореографов, что раз в четыре года проходит в Большом театре.

Итоги хореографического конкурса: номера депрессивные, на сцене — кромешная тьма
Номер серебряного призера конкурса хореографов Ильдара Тагирова "Купальщицы". Фото Сергея Андреещева.

У этого балетного соревнования многолетние традиции. Просто назывался он раньше всесоюзным, а организован был еще в 1965 году и с тех пор открыл миру многих уникальных танцовщиков и хореографов. С идеей возрождения хореографического форума выступил выдающийся хореограф Юрий Григорович, ставший его художественным руководителем и председателем жюри.

Конкурс номинации «Хореограф» тоже второй по счету. Первый состоялся пять лет назад еще в самом первом цикле Всероссийского конкурса. Как и прежде, конкурс проходил в три тура: на первом участники показывали свои сольные работы, на втором — дуэтные номера, а третий был отдан одноактным постановкам. Участников в этом году было не так много: на конкурс пришло более 40 заявок, из которых в заочном туре отобрали 26 участников (реальное участие приняли в итоге 24 человека) из 12 городов России — Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Йошкар-Олы, Кемерова, Магнитогорска, Новосибирска, Перми, Тольятти, Челябинска, Уфы, Якутска.

Итоги объявили на завершающем конкурс гала-концерте, состоявшемся в Московском государственном академическом детском музыкальном театре им. Н.И.Сац. Главная новость — первую премию и золотую медаль жюри не присудило никому. В других номинациях места распределились следующим образом: II премия, серебряная медаль, звание лауреата и 250 тыс. рублей поделены между двумя конкурсантами: Екатериной Тайшиной (Якутск) и Ильдаром Тагировым (Йошкар-Ола); III премия, бронзовая медаль, звание лауреата и 200 тыс. рублей тоже у двух конкурсантов: Марии Маркуниной (Санкт-Петербург) и Виты Мулюкиной (Краснодар). Кроме того, три диплома и соответствующие звания дипломантов конкурса вкупе с 75 тыс. рублей каждому достались еще четырем участникам соревнования: Алексею Расторгуеву (Пермь), Антону Дорофееву (Санкт-Петербург), Даниилу Благову (Москва) и Олегу Хмелеву (Москва).

Ответственный секретарь жюри, Генеральный директор Международной федерации балетных конкурсов Сергей Усанов так прокомментировал «МК» итоги конкурса хореографов:

— Уже по заключительному концерту видно, что есть достойные работы. Конкурс никогда не бывает равнозначным. Бывают удачные работы, бывают менее удачные. Особенно большие перепады наблюдаются в современной хореографии. Мне кажется, что все идет в нужном направлении. Конечно, хотелось бы большего числа участников и стилистического разнообразия. Конкурс сделан для того, чтобы найти молодых хореографов для музыкального театра. То есть они должны, соответственно, владеть разными стилями: и классическим, и неоклассикой, и современной хореографией в модерновом плане. Для этого и программа была сделана такая: первый тур — это соло в любом стиле, второй — па-де-де, желательно в классическом стиле или дуэт в неоклассике. А третий тур — это композиция, причем она должна быть сюжетная, и в ней можно использовать до 5 исполнителей, и тоже в любом стиле. Не все исполнители внимательно прочитали условия. Либо просто не владеют другим стилем, и из-за этого кто-то показал себя хорошо в модерне (а классику проигнорировал, по сути дела), а кто-то, наоборот, в неоклассике замечательно выступил. При этом классическое па-де-де никто вообще не представил. По большому счету это нарушение условий конкурса, но жюри, посовещавшись, решило не применять санкций против тех, кто не совсем точно выполнил поставленные задачи. Но на оценках это сказалось, и баллы за нарушения были снижены.

В принципе, такие результаты были вполне ожидаемы. Проблемы преследуют наших хореографов прежние: музыка используется ими зачастую просто как сопровождающий фон, драматургия и вовсе отсутствует, так же как и современное хореографическое мышление. Хореографическая лексика при этом примитивная, номера депрессивные, а на сцене царит кромешная тьма…

Лауреат II премии Всероссийского конкурса артистов балета и хореографов Ильдар Тагиров в номере собственного сочинения "Ратютю". Фото Игоря Захаркина.

Побывав кроме гала-концерта на утреннем соревновании второго тура и отсмотрев третий, я даже подивился способности жюри все-таки выудить из всеобщего безрыбья действительно интересные номера, которые на конкурсе все-таки были. Несмотря на то что имени этого участника нет в числе финалистов, я отметил для себя номер «После бала» Никиты Иванова — хореографа и танцовщика, работающего в труппе Кремлевского балета. А главная находка конкурса — обладатель серебряной медали и второй премии Ильдар Тагиров. Этот танцовщик родом из Йошкар-Олы, но живет сейчас на Западе, во французском городе Лилле. В 2014 году он окончил Киевское хореографическое училище, затем учился в Парижской высшей национальной консерватории музыки и танца, а также в хореографических школах Брюсселя и Цюриха. Такие его номера, как «Купальщицы», открывшие программу гала-концерта, и завершивший ее «Ратютю», резко выделялись из общего уровня. Главная проблема номера «Купальщицы» ровно такая же, как и главное его достоинство: перед нами не столько хореография, сколько удачное использование цирковых приемов, но приемов смелых и главное — очень впечатливших зрительный зал. Публика увидела полет двух танцовщиц в пространстве сцены. Подвешенные на специальных тросах из авиационной резины в купальниках, имитирующих обнаженное и разукрашенное татуировками тело, танцовщицы редко опускаются на землю и с первых секунд производят на зрителя совершенно ошеломляющий эффект. Сложное оборудование задействовано у Ильдара Тагирова и в номере «Ратютю». Но здесь он делает упор не столько на спецэффекты, сколько на чисто хореографическую выразительность и пластику, которая у этого артиста невероятная. Правда, юмор у хореографа несколько специфический. Его «Ратютю» — о некоем клоуне, который хочет, но никак не может повеситься и в конце концов уползает на своей веревке вверх к колосникам.

— Идея эта пришла мне давно, но номера я готовил в краткий срок, — рассказал «МК» после конкурса Ильдар. — Я хотел воспользоваться каким-то интересным оборудованием в своем спектакле и очень много думал об этой конструкции, потому что это безумно сложная идея. Нужно было найти авиационную резину, причем непременно из Киева, поскольку подходила только она. Потому что в Москве резина французская, и она меня не устраивает, поскольку киевская резина при определенной температуре натягивается в определенную длину. Кроме того было необходимо составить технический райдер, найти людей, которые высчитают математику растяжения этой резины. Ведь это все очень важно и играет в номере большую роль. Этот номер был более сложен технически, нежели хореографически. Надо было, чтоб девочки не убились… И я тоже. Мне рассказали об этом конкурсе, я подал заявку и заплатил взнос. Приехали мы за 1 день до конкурса и начали пробовать…

Сейчас Ильдар очень увлечен иммерсивными спектаклями:

— Иммерсивные спектакли — это новая форма театра вне театра, или театра полного погружения. Это спектакль, сюжет которого прописывают сами зрители. То есть зритель приходит, погружается в пространство, он может находиться внутри декорации, может перемещать декорации, может менять настроение актеров, может трогать актеров. Но актеры его не видят: для них зритель невидимка. То есть мы играем роль, а зритель приходит и подглядывает за нами со стороны.

Санкции . Хроника событий