Российско-грузинский фильм «Преступный человек» отобран в Венецию

Режиссер Дмитрий Мамулия снял «аномальное» кино

26.07.2019 в 18:41, просмотров: 7036

76-й Венецианский международный кинофестиваль откроется 28 августа первым европейским фильмом японского режиссера Хирокадзу Корээды — обладателя «Золотой пальмовой ветви» Канн прошлого года («Магазинные воришки»). Главные роли в его «Правде» сыграли Катрин Денев, Жюльет Бинош, Итан Хоук, а музыку написал российский композитор Алексей Айги. Вне конкурса покажут монтажный фильм «Государственные похороны» Сергея Лозницы о похоронах Сталина. В «Венецианскую классику» вошла отреставрированная версия «Калины красной» Василия Шукшина. В основном конкурсе российских лент нет, а в программе «Горизонты» участвует российско-грузинский проект «Преступный человек» Дмитрия Мамулия, известного по картинам «Москва» (совместно с Бакуром Бакурадзе) и «Другое небо». Он уроженец Тбилиси, учился там на философском факультете, а потом в Москве у Ираклия Квирикадзе на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Кино снимает крайне редко, отдавая все время Московской школе нового кино.

Российско-грузинский фильм «Преступный человек» отобран в Венецию
Фото: newcinemaschool.com

После оглашения программы Венецианского кинофестиваля мы поговорили с Дмитрием Мамулия.

— Как давно вы начали работать над картиной?

— Три года я ее делаю. Снимали в Грузии, и основное продюсирование идет оттуда. Это копродукция с Россией, студией «Кинокульт» и продюсерами Тамарой Богдановой и Михаилом Карасевым (он продюсировал смелую картину «Зимний путь» Сергея Тарамаева и Любови Львовой, выход которой сопровождался сплошными проблемами. — С.Х.). Была большая российская команда, включая двух операторов, художника.

— Почему работали два оператора — Алишер Хамидходжаев и Антон Громов?

— Потому что процесс съемок был длительным. У нас были производственные трудности.

— Российские актеры тоже участвуют?

— Актеры в основном грузинские, но две российские актрисы у нас снимались.

— Фильмы, которые в последнее время участвовали в Венецианском и Каннском фестивалях, не давали возможности пройти по звездной дорожке министру культуры. Его ведомство не участвовало в их производстве.

— И у нас тоже независимый проект.

— Главный герой — молодой инженер, ставший свидетелем преступления. Это придуманная история или она основана на реальных событиях?

— Так и есть, но там несколько главных героев. История не реальная, а вымышленная.

— А что это по жанру?

— Трудно сказать. На поверхности есть канва какого-то расследования, но фильм им не является. Я боюсь четких определений жанра. Если скажу, что это психологическая драма, то это ничего не скажет о картине. Это авторское кино, в котором сюжет — не самое главное.

— Где именно вы снимали?

— В местах — и так было задумано, — где есть отстраненность, более высокая степень декоративности и условности, чем дает сама реальность. Мы снимали во многих местах, создавая тот воображаемый город, в котором живет наш герой. И он сложился из отобранных улиц Тбилиси, абсолютно уникального футуристического города Чиатура, где есть производящий марганец завод.

— В «Горизонты» берут фильмы, в которых есть что-то необычное, какая-то аномалия.

— Думаю, что наша картина как раз такая, как вы сказали. Прекрасное слово «аномалия».

— Почему вы так редко снимаете? Все время съедает ваша киношкола?

— Школа была важным проектом, который не то чтобы отнимал время, но требовал внимания. Думаю, что теперь буду снимать чаще.