Валдис Пельш о «Модном приговоре»: «Васильеву за меня стыдно не будет»

Телеведущий о ниндзя в черном, приборах для очистки воздуха и самоизоляции

Валдиса Пельша телевидением не испугаешь. За десятилетия своей карьеры Валдис работал над самыми разными проектами, как в студийном тепле, так и в местах хоть и романтичных, но куда менее комфортных, вроде склонов Эвереста или ледяной пустыни Антарктики. Однако кресло судьи в «Модном приговоре» даже для Валдиса выглядит чем-то очень непривычным, если не сказать экстравагантным.

Телеведущий о ниндзя в черном, приборах для очистки воздуха и самоизоляции

Тем не менее, в ситуации, когда Александр Васильев вынужден соблюдать двухнедельный карантин после курса лечения от пневмонии, в эфире его подменили Дмитрий Дибров и Валдис Пельш, чьи персоны раньше никак не ассоциировались со званием модных экспертов. «МК» связался с Валдисом Пельшем и обсудил с ним ниндзя на съемочной площадке, приборы для очистки воздуха и прелести самоизоляции.

— Валдис, ваше погружение в мир моды, наверное, можно считать одним из главных сюрпризов этого телесезона. Как прошли съемки «Модного приговора»? Не возникало ли ощущение будто вы попали в странное место?

— Честно скажу, на телевидении, наверное, нужно еще поискать человека более далекого от моды, чем я. Но это наша работа. У меня были очень хорошие соведущие — Эвелина Хромченко и Екатерина Сколкина. И вся съемочная группа меня удивила своей слаженностью, мы не теряли практически не одной минуты. Конечно запись программы, связанной с таким количеством переодеваний и преображений, занимает гораздо больше времени, чем «Угадай мелодию». Но мы все сделали, лицом в грязь не ударили, Саше Васильеву за нас стыдно не будет.

— Вы раньше смотрели «Модный приговор»?

— Нет, увидел эту программу впервые в жизни. Причем сначала я посмотрел ее в эфире, а потом изнутри.

— В том, что касается телевидения вас наверное сложно удивить, хотя на подиуме иногда кипят нешуточные страсти…

— В каждой из пяти программ, которые я записал, меня что-то удивляло. Например один из участников программы, супруг главной героини, после ее преображения реально потерял дар речи и просто говорил междометиями. Ах, ох, ух… И здесь, как мне показалось, не было никакого наигрыша, потому что это сразу стало бы заметно. Новый образ его супруги действительно оказался неожиданным. До преображения из трех выходов два были в черном. Я даже назвал нашу героиню ниндзя, с которой работать одно удовольствие, потому что ее невозможно заметить уже с расстояния два метра.

— Сами правила, по которым сейчас проходят съемки, тоже удивляют даже людей бывалых. Пустые павильоны, маски, перчатки…

— В нашем случае были не только макси и перчатки для всех съемочной группы. Эвелина обеспечила доставку промышленных приборов для очистки воздуха и уничтожения микробов. В перерывах их выставляли за креслами ведущих, потому что мы работаем без масок — постоянно надевать и снимать их просто бессмысленно. После каждой программы протирались столы, так что надеюсь никто не заразился. Конечно мы обсуждали как обстоят дела у Надежды Бабкиной. Она попала в тяжелую ситуацию и все мы желаем ей скорейшего выздоровления. Как и желаем Саше Васильеву поскорее прийти в форму.

— Из-за пандемии многие телепроекты пришлось свернуть или заморозить. Как отразился на вашей работе этот глобальный форс-мажор?

— Мы работаем над очередным проектом, связанным с Эверестом, и буквально за две недели до выезда на место съемок пришла информация о том, что Непал закрывает гору и никаких восхождений не будет. Сейчас мы по-прежнему не знаем когда все восстановится. Но, на мой взгляд, все мы поддались какому-то унынию и страху на предмет того, что наша жизнь никогда не будет прежней. И здесь гораздо больше эмоций, чем ситуация того заслуживает. Мне кажется, что на самом деле все будет легче. Просто нужно потерпеть и постараться бороться с этой напастью всем вместе. Нельзя делать вид, что меня это не касается, что плевал я на ваши правила поведения. Это неправильно по отношению к большинству, которое старается изо всех сил.

— Работа в качестве модного судьи стала для вас единственным поводом выбраться из дома, или были еще ситуации, когда пришлось нарушить режим самоизоляции?

— Несколько дней назад прошел онлайн-концерт группы «Несчастный случай», который собрал аудиторию больше чем а четыре миллиона человек. Я получил огромное удовольствие и выступая с ребятами и ведя этот концерт. Мы зачитывали вопросы, которые приходили, какие-то послания, обсуждали это в прямом эфире. Что касается телевидения, то мы сейчас пишем сценарий для новых документальных фильмов и ждем начала полноценной работы. И уже появляются кое-какие поводы для осторожного оптимизма.

— Многие ваши коллеги записывают домашние видео, в которых призывают находить плюсы в новом графике жизни. Сейчас оптимизм очень важен, хотя мириться с необходимостью ограничить свои передвижения совсем непросто. Как вы переносите подобного рода дискомфорт?

— Дело в том, что я живу в Подмосковье где у меня достаточно большой участок, по которому можно гулять. В день наматываю минимум семь километров, а иногда и по десять-двенадцать. Хотя во многом самоизоляция это, конечно, день сурка. Но мне, кстати, здесь очень помогает опыт, который я получил в ходе экспедиции в Антарктиду. Когда мы тридцать четыре дня без остановки шли на машинах через континент. И каждый день был очень похож на предыдущий. Из серии: «Ребята, как доехать до южного полюса»? И ответ: «В ту сторону, все время прямо семь дней. А на восьмой возьми левее». Но мы там как-то научились терпеть однообразие и находить в нем свои прелести. Прелести можно найти и в самоизоляции. Одно могу сказать точно — столько я не гулял уже давно. Конечно все мы что-то сделали по дому, кто-то выучил английский язык, разобрал библиотеку, но предложите нам взамен жизнь без коронавируса и, наверное, многие из нас выберут второе.

— В вашем фильме об экспедиции в Антарктиду, которую вы только что вспомнили, было наблюдение относительно того, что в тех условиях приходилось максимально ответственно относиться к собственному здоровью. Потому что заболеть там легко, а выздороветь довольно сложно. И в данный момент здесь похожая ситуация…

— Это правда. Если же вернуться к Антарктиде, то это самый высокогорный по средней высотности континент, а на высоте 3500-3700 метров болячки уже не заживают. В условиях высокогорья действительно очень сложно выздороветь. Нужно спускаться вниз, что невозможно, если вы в центре континента. Это нужно хорошо понимать. Но мы с оператором-постановщиком Сашей Кубасовым иногда нарушали режим и раз в неделю не удерживались и мыли голову. Правда делали это за сорок секунд, которые проходили с момента намачивания головы до момента когда волосы уже вытерты полотенцем и максимально сухие. Совершать такое в экспедиции довольно рискованно — вы должны быть уверены в иммунной системе своего организма. Но удержаться сложно, я, например, не могу переносить грязную голову больше семи дней, у меня начинается истерический припадок. Вот не мыться оказалось легче, чем не мыть голову. Мы не мылись 23 дня. И ничего вытерпели.

— Вам определенно можно позавидовать в том смысле, что солидный экстремальный опыт позволяет сохранять бодрость духа в любой ситуации. Как держаться ваши домочадцы?

— Все при деле. Дети учатся на удаленке. Кто в высшем учебном заведении, кто в школе, кто в детском саду. Ну и за городом, конечно, полегче. Есть возможность гулять, есть своя детская площадка прямо на участке и все это сильно упрощает самоизоляцию. Поэтому дорогие друзья, подумайте о том, чтобы оставить тесную Москву и переселиться на прекрасные подмосковные просторы.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28253 от 6 мая 2020

Заголовок в газете: Валдис Пельш: «Александру Васильеву за меня стыдно не будет»