Семь пальцев про жизнь

В Чеховский фестиваль добавили эротики

— Вы все мертвы. И вы, и вы тоже, — сообщает наглый тип в белом костюме. Сверху падает человек в картонные коробки, а юная шизофреничка бьется, привязанная к кровати. Таким себе представил чистилище цирк из Канады с забавным названием “Семь пальцев на руке”. На цирковую палитру Чехов-феста он положил свою очень жирную смертельно-эротическую краску.

Команда из Монреаля работает как в кабаре — свободно, если не сказать, развязно. Программу строит на номерах — вокальных, цирковых, танцевальных. Вот только в Центре им. Мейерхольда, где выступают “Семь пальцев”, не хватает только столиков. Зато спектакль под названием “Жизнь” объявлен под грифом “смерти”. Во всяком случае, крепкий тип в белом, ведущий конферанс, и его ассистентка в игривом халатике с ходу задают правила игры. Причем по-русски, что дается им нелегко. Хотя все понятно:  

— Вы все мерты (в смысле, мертвы. — М.Р.). И вы тоже. Наш самолет называется “Смерть”.
Зрители первых рядов от его напора вжимаются в кресла. А он — им: “Моя куколка”, — и женщинам, и мужчинам. Он тащит интерактив и связывает зал со сценой.  

А на сцене в это время разворачивается своя смертоносная история, в которую артисты играют, как с огнем, забавляясь. Зал беспрестанно хохочет, хотя перед ним проходят такие персонажи, как инвалид, шизофреничка, кашляющая девушка, которая однажды подавилась и умерла. Все они встречаются на том свете, но демонстрируют, однако, жизнеутверждающее мастерство. Инвалид виртуозно работает эквилибр на стойке, девушки — на канате. Сам человек в белом — он же нижний акробат — делает потрясающий номер, который бы украсил любое эротическое шоу. Со своей партнершей (довольно крупная девица в откровенном черном платье) они делают потрясающие по сложности номера. Причем костюмы всех артисток выполнены в стиле нижнего белья.  

Первый акт закрывает номер дьяболо (китайская игра), когда два артиста на веревках катают такую штуковину, перебрасывая ее с одного края зала на другой. По ходу дела отпуская шуточки насчет смерти, ада, чистилища. Одного виртуоза (великолепный жонглер, акробат, музыкант) вообще раздевают догола, когда он пытается пройти сквозь металлическую рамку на посадку в самолет “Смерть”. Все время звенит, даже оказавшись без трусов. Выясняется, что это гвоздь, который попал ему в нос при падении в коробки еще в начале спектакля. Таким образом, на уровне деталей монреальцы пытаются держать сюжетную линию.  

Здоровый цинизм в сочетании с отменным мастерством у одних вызывает ребяческий восторг, у других — возмущение. Но последних в разы меньше. В финале зал устраивает “Семи пальцам” настоящий скандеж.