Что пьют россияне под видом «Киндзмараули»

Тема поддельного грузинского вина осталась актуальной

24.07.2019 в 16:10, просмотров: 34371

Тема винных «санкций» в отношении Грузии пока закрыта, заявил на днях замглавы российского МИДа Георгий Карасин. Это значит, что любимое многими россиянами грузинское вино, по крайней мере в обозримом будущем, не исчезнет с наших прилавков. Однако тема подделок в сегменте грузинских вин остается открытой.

Наши соотечественники, приобретая в магазинах «Хванчкару» и «Киндзмараули», образно говоря, покупают собственные воспоминания, связанные еще с советской Грузией: аутентичное виноделие, гастрономическая культура, традиционное гостеприимство. Но стоит ли обманываться? Реки «Саперави» и «Ркацители», которые хлынули к нам после отмены эмбарго на поставки в 2013 году, это совсем не те напитки, которые продавались в советское время. И по качеству, и по цене. Какое же будущее у грузинского вина в России?

Несмотря на огромную работу по продвижению своей продукции на Западе и якобы высокую заинтересованность в грузинском вине со стороны мировых потребителей, основными импортерами этой продукции являются постсоветские страны плюс бывшие друзья по соцлагерю. По итогам 2018 года ключевая доля рынка у России: 53,7 млн бутылок — 62,3% от всего экспорта вина из Грузии. Следом с большим отрывом идут Украина (10,6 млн бутылок), Китай (6,9 млн), Казахстан (3,5 млн) и Польша (3,5 млн).

Впрочем, самым лояльным рынком Россия была не всегда. Напомним, в 2006 году Москва ввела запрет на импорт грузинских и молдавских вин. Тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили поручил министру обороны Ираклию Окруашвили возглавить кампанию по продвижению алкогольной продукции на другие мировые рынки. Тот, в свою очередь, рвал и метал по поводу России. По его словам, к нам везли вино, которое «не реализовывалось в Европе». Поскольку в России «продались бы даже…», прошу прощения за это выражение, «…фекальные массы». Как итог, винный канал между нашими странами был закрыт на 7 лет.

Пьянящая конкуренция

Возвращение грузинских напитков на отечественный рынок отраслевые специалисты характеризуют не иначе как «феноменальный прорыв». После снятия эмбарго в 2013 году закавказская республика вошла в топ-5 поставщиков вина в Россию, уступая по объемам только Италии, Франции и Испании.

Эксперты и подумать не могли, что после возвращения грузинские вина смогут претендовать более чем на 5–7% российского рынка, а они взяли и перетянули все 20%. Правда, это вовсе не значит, что качество их вина выше того же французского или итальянского, а цена продукта соответствует его вкусовым и ароматическим характеристикам. Все дело в исторической лояльности российского потребителя к грузинским винам. Рука покупателя тянется к стоящим на магазинной полке «Хванчкаре» и «Саперави».

Причина этого кроется где-то в глубинах памяти. Когда вина из Грузии ушли из России, их место заняли вина из Абхазии. А так как потребление вина в России в принципе не растет, получается, что, вернувшись, грузинский алкоголь забрал себе доли других стран, в том числе и нашей.

В находящейся на втором месте в списке импортеров Украине выпивают в 5 раз меньше грузинского вина, чем в России. И это при том что по сравнению с 2017 годом украинцы потребили грузинского напитка почти на 2 миллиона бутылок больше. Получается, что как ни расширяй экспорт в украинском направлении, но объемы тамошнего рынка и уровень спроса на грузинские напитки с российскими просто несравнимы.

Следующий по важности рынок сбыта для Грузии — Китай. Казалось бы, возможности рынка Поднебесной, в отличие от Незалежной, поистине безграничны, а грузинские вина там уже прочно прижились, но неумолимая статистика свидетельствует: по сравнению с 2017 годом объемы поставок в Китай грузинских вин почему-то не только не выросли, а наоборот, упали на 8,4%.

«Саперави» против «Мерло»

А вот в России со статистикой по грузинскому винному импорту все обстоит просто здорово: +12% за 2018 год. «Объемы поставок грузинских вин растут, несмотря на то, что после введенного 10 лет назад запрета стали выше не только стандарты качества привозимых к нам грузинских вин, но и цены», — подчеркнул ведущий аналитик Forex Optimum Иван Капустянский.

Действительно, изменение курса грузинского лари и американского доллара привело к заметному удорожанию вин из закавказской республики. Если до введения эмбарго грузинское вино в российских магазинах было представлено в низком ценовом сегменте, то сейчас оно по карману далеко не каждому: средняя стоимость бутылки варьируется от 300 до 500 рублей. Почему так? Эксперты подчеркивают, что производить вина в Грузии - мероприятие дорогостоящее. Условия для виноделия там приближены к экстремальным. Например, много виноградников находится в горах, что усложняет ручной сбор, который должен быть соответственно оплачен. Это не Молдавия с равнинным виноделием, которое позволяет собирать урожай при помощи техники.

Есть еще одна причина, почему в доэмбарговое время вино из Грузии стоило дешевле, чем сейчас. На нашем рынке были десятки литров поддельного вина — грузинские «дженерики». В бутылки разливалась не любимая потребителями «Хванчкара», а купаж из нескольких сортов винограда, выдаваемый за нее. Складывалось впечатление, что все грузинское вино — это дешевое пойло. Но это не так, настоящие напитки всегда стоили реальных денег. Сейчас на отечественных полках вина из Грузии могут стоять рядом с французским бордо или итальянским пьемонтом. Причем за такую же цену, а то и дороже. И российский потребитель пусть не всегда, но берет грузинское вино, даже задорого, — об этом свидетельствует статистика продаж.

В то же время нельзя сказать, что сейчас в наших магазинах нет поддельного «Саперави». Оно есть. Но это не чисто грузинская проблема: в России найдется также и «прованс» с «бургундией» сомнительного производства. Между тем на фоне протекающих на рынок подделок те производители, которые делают вино честно и не могут опустить цены ниже себестоимости, теряют спрос. Ответ на вопрос: «Ркацители» за 500 рублей или за 1000?» — очевиден. Конечно, массовый потребитель сделает выбор в пользу бюджетной бутылки. Все равно же грузинское, а тогда зачем платить больше? Заметим для справки, что 70% всего выпиваемого в России вина — стоимостью до 250 рублей за бутылку.

«Цена хорошего вина из Грузии в России стартует от 700 рублей и доходит до нескольких тысяч в зависимости от категории напитка и его производителя, — рассказывает руководитель аналитической группы «Алкоэксперт» Юрий Юдич. — Столовое вино дешевле, марочное — то есть из винограда, выращенного в определенном регионе, например в деревне Мукузани, будет значительно дороже». Почему? «Ну не будут же виноделы из дальнего села из ограниченного урожая делать вино низкого качества, — отвечает эксперт. — Собрали они, допустим, 3 тонны винограда, 200 кг отправили в отходы. Так и формируется высокая себестоимость».

Вкуснота, да не та

Но есть один феномен, не вписывающийся в эту картину. Название ему Киндзмараули — микрозона производства, которая дала имя вину. В 2018 году Грузия поставила на отечественный рынок 9 млн литров этого напитка. Виноградники этой области занимают площадь в 614 га. Ягоды для изготовления вина собирают только с лоз, которым исполнилось 30 и более лет. Учитывая, что необходимый для производства сорт саперави не приносит больших урожаев — 7–8 тонн с одного га, — становится понятно, что масштабных объемов истинного «Киндзмараули» сделать невозможно и оно априори не может быть дешевым. Зная, что из этого сырья регион производит всего 2,8 млн литров вина в год, легко сделать вывод: мягко говоря, не во всех бутылках с надписью «Киндзмараули» в наших магазинах налито истинное вино этой марки.

Так что же продается в российских магазинах под этим названием? Все просто. Ряд производителей пишут на этикетках своего продукта наименование «Киндзмараули», даже если напиток произведен не в конкретной микрозоне. Поэтому увы, но часть «Киндзмараули» в нашем ретейле откровенный фальсификат. В лучшем случае в бутылке может быть напиток из саперави, смешанный с другим сортом, а в худшем — просто разбавленный водой, поясняют эксперты.

Впрочем, не стоит все критические стрелы метать в сторону Грузии. В 2014 году после снятия эмбарго на грузинское вино в закавказскую республику с проверкой приехала комиссия Роспотребнадзора. По итогам визита российское ведомство составило список грузинских компаний, которые имеют право поставлять свой продукт на наш рынок. С того момента перечень не был скорректирован ни разу.

Именно по этой причине маленькие винодельни, делающие качественный продукт, никак не могут добраться до отечественных прилавков. Как говорится, хотят, но не имеют права. Перед ними выбор: либо забыть о российском рынке, либо попытаться протолкнуть свое вино через те компании, которые входят в заветный список. А разрешенные виноторговые компании берут за свои услуги немалый процент, что в конечном счете приводит к удорожанию этих аутентичных вин. Очевидно, ситуация не изменится, пока российское надзорное ведомство не проведет новую инспекцию и не скорректирует список. Вот только с учетом напряженных политических отношений между нашими странами такой визит маловероятен в обозримом будущем.

Не в санкциях дело

В России культура потребления грузинского вина давняя, и народ на наших застольях к нему еще с советских времен душой прикипел: названия «Киндзмараули», «Мукузани», «Цинандали» все у нас знают назубок, а о «Хванчкаре» и вовсе ходят легенды. На этом фоне небольшим и менее известным грузинским производителям к нам пробиться сложно.

Между тем, как утверждают специалисты, опрошенные «МК», грузинский винодельческий рынок неоднороден. Конечно, там нет такого, чтобы производитель специально делал две линейки вина и качественный продукт отправлял в страны Европы, а плохой — в Россию.

Просто в Грузии существуют заводы, которые остались со времен Советского Союза, где технологии производства откровенно устарели. Их продукт очень посредственный. Несмотря на это, они продолжают свою работу и даже отправляют вина на международные рынки: на Украину, в Казахстан и другие страны — главным образом постсоветского пространства (на долю которых приходится две трети всего грузинского винного экспорта). Показательное сравнение: в Литве, чье население составляет около 2,8 млн человек, выпивают вин из Грузии столько же, сколько и во Франции, где проживает 67,5 млн человек. Причина: все та же ностальгия и «вкус, знакомый с детства».

Если все-таки грузинские вина уйдут из России — неважно, по политическим причинам или чисто экономическим, — что их заменит на наших прилавках? В период первого эмбарго на грузинское вино эксперты сделали ставку на напитки из Болгарии, но они ошиблись. Стали расти продажи вина, которое разливают в центральной полосе России из привозного виноматериала, под яркими, бросающимися в глаза этикетками. В сегменте более дорогостоящем скачок в сторону увеличения спроса произошел у вин из Черногории и Сербии.

Эксперты прогнозируют, что если эмбарго на поставки из Грузии все-таки введут, на первый план также выйдет черногорская продукция. «С точки зрения среднего российского потребителя ничего катастрофического не произойдет», — считает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев.

А вот для Грузии заменить российский рынок — неразрешимая задача, полагает эксперт. В Тбилиси говорят, что собираются «покорять» восточноевропейские рынки. Николаев сомневается в успехе предприятия. «В Праге продается итальянское вино и еще на порядок лучше местное потрясающее чешское пиво. А в туристической и почти повсеместно русскоговорящей Черногории большой ассортимент собственной винодельческой продукции. В сегменте же более дорогих и наиболее качественных лидируют хорватские и сербские напитки. Для грузинских ниши нет», — рассказал он.

В Грузии должны осознать: найти новые каналы сбыта для их вина в мире очень нелегко, потерять же большой, лояльный и даже любящий грузинские напитки российский рынок можно запросто. Тогда российский потребитель перестанет голосовать рублем за «Саперави» и «Киндзмараули», и эти рубли сложатся в потери миллионов долларов в масштабах всей грузинской экономики.

В то же время в Грузии есть виноделы, которые по примеру своего бывшего министра обороны убеждены, что «русские выпьют все, что им поставишь». Но такая позиция, предупреждают эксперты, в конечном счете может привести к тому, что Грузия потеряет отечественный рынок сбыта. И виной тому будет не политика, санкции и эмбарго. «Потребитель сам перестанет тянуться за «грузинскими воспоминаниями», томящимися в бутылке с надписью «Хванчкара». Испортить отношение к себе всегда проще, чем заработать положительную репутацию. Всегда найдутся те, кто станет поставлять на российский рынок аналог «Киндзмараули». Например Молдавия», — предупреждает Юрий Юдич.

Санкции . Хроника событий