На Донбассе открылись рынки "как в девяностые"

Магазины и мелкие предприниматели работают, невзирая на эпидемию коронавируса

Украина понемногу приоткрывает режим карантина - где централизованно, где стихийно. Особенно это видно подальше от Киева, на периферии, там, где у народа совсем не хватает денег - например, на Донбассе. Там открылись продуктовые рынки.

Магазины и мелкие предприниматели работают, невзирая на эпидемию коронавируса
Фото: Дмитрий Трофименко.

В понедельник 4 мая у торгующего люда первая нормальная вынужденная передышка - традиционный рыночный выходной. Продуктовые рынки разрешили открыть с кучей условий и строгих мер безопасности с 1 мая. Дальше тянуть было уже невозможно, полустихийные бунты фермеров, торговцев, мясников и прочего кормящегося с торговли люда стало невозможно игнорировать, несмотря на любые цифры заболеваемости. 

«У них для своих их рестораны открыты, а нам тут жрать нечего!» - так емко и коротко обрисовал свои претензии к Владимиру Зеленскому торговец зеленью на рынке в Мариуполе. Рынки открыли по приказу главного санитарного врача Украины Виктора Ляшко после перекрытия дорог фермерами в Херсоне. Поспевающую к столу зелень, парниковые огурцы, помидоры, редиску теперь можно продавать в маске покупателю в маске и при наличии между этими масками преграды в виде полиэтиленовой пленки.  

«Ой, сало, кровянка, домашняя колбаса у меня самые лучшие, а вот попробовать как всегда не дам, даже через пленку - штрафуют, заразы!» - емко определяет для «МК» современные тренды торговка в Волновахе.

С большим количеством предосторожностей, в перчатках с емкостями с дезинфицирующими растворами на каждом входе, с соблюдением социальной дистанции на рынках можно торговать продуктами, можно торговать санитарными товарами и всем необходимым для сада и огорода. Разрешенное трактуется максимально широко: понятие «сад и огород» включает не только саженцы, удобрения и огуречную рассаду. «Видишь, у меня ведра пластиковые, тазы - это все для огорода! - говорит мне тетка в маске и понизив голос, добавляет. - Если надо чего еще, заходи внутрь, если надо обувь - это вон к Люде, носки там дальше по ряду тоже есть!». 

Карантин и безденежье вернули картины из 90-х - теток с трусами на плечах, штанами и резиновыми тапками в руках, готовых поднести в любой момент любой размер «на вынос» любому покупателю. Двери всех не продуктовых рыночных павильонов украшены телефонами хозяев и списком ассортимента. Еще неделю назад перед закрытыми воротами рынка стояли невзрачные мужики и злым шепотом предлагали: «Огурцы, помидоры, картошка молодая, все за углом в багажнике, недорого!!!». Жизнь на земле проста и наглядна - не продал урожай в сезон, сосешь лапу весь оставшийся год. 

В небольших городках тихо работают парикмахерские - не на дому, по предварительному звонку старые клиенты съезжаются к своим мастерам на стрижку, на маникюр, на массаж. В Киеве, бывает, таких мастеров сдают в полицию соседи. В городках по 25-35 тысяч жителей - Покровске, Волновахе, Курахово - все друг друга знают, рядом фронт и все много чего пережили и понимают, к примеру, что в ответ на донос «в окно может прилететь не только камень, но и что-то посерьезнее.

Все магазины электронных товаров работают легально - как разрешенные «салоны связи». Тут на периферии, за неделю до киевского разрешения работы летних площадок кафе, открываются свои кофейни.

«Я человек юридически подготовленный, у меня в уставных документах - «торговля хлебо-булочными изделиями», внутри кофе и пирожные я не продаю, выношу на пару столиков возле ларька людям. Чем вам не выносная торговля?!» - твердо глядя мне в глаза, заявляет хозяин заведения, он-же единственный пока продавец. Рядом с его кофейней плотная очередь бабушек в масках с стоит за дешёвыми батонами - к соседнему хлебному киоску. Но конкуренция у соседей только в уставных документах. Когда люди все как один бьются за свою малую копеечку - центральная украинская власть обычно становится бессильной. И смягчает карантин пока его совсем не «отменили» снизу.