Старые грабли для либералов

Национал-экстремисты опасны для общества

Дело Тихонова и Хасис нарушило сложившуюся в последние годы традицию, когда людей, обвинявшихся в громких преступлениях на национальной почве, отпускали из зала суда благодаря оправдательному вердикту присяжных. И хотя и в этом деле еще будут кассации, строгость приговора еще раз подняла в обществе дискуссию о национализме в его экстремальных формах и тех политических силах, которые хотели бы это нацидвижение использовать в своих целях. Парадоксально, но к сотрудничеству с экстремистами стремятся как раз те, чья идеология должна была заставлять их противостоять всяческим радикалам, — либеральные политики.

Национал-экстремисты опасны для общества
“Недавно состоялись первые задержания зачинщиков беспорядков на Манежной площади”.

В начала мая завершился самый громкий в новейшей истории России судебный процесс над радикальными националистами. Присяжные признали двух молодых людей — Никиту Тихонова и Евгению Хасис — виновными в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. В ходе рассмотрения дела много шума наделали откровения главного свидетеля обвинения Ильи Горячева, руководителя организации “Русский образ”, заявившего, в частности, о том, что он контактировал с неким Леонидом Симуниным, якобы “неофициальным куратором” молодежного движения “Местные” от Администрации президента. Эти показания, впрочем, были сразу опровергнуты практически всеми сторонами, упомянутыми руководителем “Русского образа”. “Мы ничего не знаем про Симунина и его дела… А с “Русским образом” мы никогда не сотрудничали”, — сказали в движении “Местные”. Да и сам “Русский Образ”, в отсутствие находящегося практически в бегах Горячева, заявил, что никогда не сотрудничал с движением “Местные”. “Организации не проводили никогда совместных акций, не было официального межорганизационного сотрудничества”, — указывается в опровержении, размещенном в ЖЖ организации. “Фамилию Симунин впервые прочитал в показаниях Горячева”, — признается Алексей Барановский, руководитель националистической правозащитной организации “Русский вердикт”, где работала осужденная Евгения Хасис.

Естественно, Администрация президента официально разъяснила, что человек по фамилии Симунин никогда не работал в этой организации.

Даже заместитель главного редактора “Новой газеты” Сергей Соколов, в чьей публикации о Горячеве и Симунине фактически впервые и была озвучена версия об “экстремистах на содержании у Кремля”, сейчас вынужден констатировать: “Я вполне допускаю, что действительно официально господин Симунин никогда не работал в Администрации президента”. Кроме того, журналист предполагает, что “может выясниться в итоге, что господин Симунин является мошенником, который прикрывался какими-то корочками”.

Алексей Навальный (крайний справа) держит за руку Александра Поткина (Белова) из запрещенного Движения против нелегальной миграции. Также на фото Андрей Савельев (“Великая Россия”) и Константин Крылов (Русское общественное движение).

Замдиректора НИИ социальных систем Дмитрий Бадовский объясняет заявление Горячева так: “Эти структуры хотели бы, чтобы с ними вели какой-то политический диалог, и в этом смысле готовы выдавать желаемое за действительное”. По мнению политолога, сказанное можно интерпретировать как часть конкурентной борьбы: между радикальными группами существуют сложные взаимоотношения, и они “достаточно часто стремятся рассказать о себе что-то такое, что выделило бы их на фоне других, придало бы их деятельности флер какой-то интриги.

В то же время эксперты говорят о том, что государство должно проводить работу с политическими группировками, склонными к экстремизму. “Здесь надо понимать, что деятельность такого рода структур не проходит мимо государства. Но, как правило, работает с ними через правоохранительные органы, через спецслужбы, которые их контролируют”, — отмечает Бадовский.

А, по словам ректора Института права, полковника милиции в отставке Владимира Вершкова, система работы правоохранительных органов с экстремистскими группировками включает в себя как открытые формы работы, так и негласный аппарат. Первые, говорит Вершков, часто оказываются неэффективны, поскольку радикалы “хотят привлечь к себе внимание фактами гражданского неповиновения — это гарантирует внимание прессы, это остро звучит”. Поэтому, “защищая общество, государство, все спецслужбы, наделенные правом оперативно-розыскной деятельности, используют непубликуемые, закрытые формы работы, источники информации для того, чтобы не допустить серьезных последствий”.

Работа власти с националистами в профилактическом ключе, полагают наблюдатели, дает результаты. Только за последний год по суду была запрещена деятельность двух националистических организаций. В апреле 2010 г. был положен конец “Славянскому союзу”. А в апреле 2011 г. была поставлена точка в истории Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), цели которого, как отмечалось в иске прокурора столицы Юрия Семина, “направлены на осуществление экстремистской деятельности, повлекшей за собой нарушение прав человека и гражданина, причинение вреда здоровью граждан, обществу и государству”.

Недавно Верховный Суд подтвердил законность вынесенного в феврале приговора участникам праворадикальной группы Рыно-Скачевского, осужденным за убийство на почве расовой вражды (это решение стало уже третьим в отношении данной группы скинхедов). Можно вспомнить и не столь громкие “посадки” этого года: в Омске три скинхеда получили от 5 до 16 лет за два убийства, в Петербурге Ринат Султанов был приговорен к двум годам общего режима за участие в драке с националистами, а в Череповце другие представители “красных скинхедов”, Павел Творогов и Игорь Лебедев, за избиение своих оппонентов получили по году условно.

Директор информационно-аналитического центра “СОВА” Александр Верховский считает: “Работа по неонацистскому подполью в последние годы в принципе велась гораздо серьезнее, чем раньше. И серьезнее, чем привыкли рассчитывать неонацисты… Даже по количественным показателям видна невероятная разница. В 2010 году за насильственные преступления по мотивам ненависти было осуждено более 300 человек — вдвое больше, чем за год до этого. Такие цифры несколько лет назад даже представить себе было невозможно. Надо заметить, что следователи и прокуроры учатся, работают все качественнее”.

Последний пример эффективной работы правоохранителей: недавние задержания, произведенные в рамках расследования событий 11 декабря на Манежной площади. По сообщениям СМИ к беспорядкам оказались причастны сторонники союзных либеральным деятелям радикальных структур: активист запрещенной НБП, участник движения “Стратегия 31” Игорь Березюк, активист “Другой России” Кирилл Унчук, а также Руслан Хубаев, Леонид Панин, Александр Козевин.

И это, похоже, не случайность. Эксперты отмечают, что в последнее время вполне определенные политические силы демонстрируют заинтересованность налаживания сотрудничества с крайними националистами. Парадоксальным образом с наци заигрывают… сторонники либеральных ценностей, не так давно проводившие совместные акции с другими экстремистами — последователями Эдуарда Лимонова, членами запрещенной НБП. Кстати, лидер НБП никогда не скрывал своих экстремистских убеждений. “Да, я фашист. Мне необыкновенно светло, чисто, радостно, до эйфорического головокружения, что я фашист”, — так высказался о себе Эдуард Лимонов.

В последние полгода призывы наладить сотрудничество с националистами звучат со стороны “праволиберального” лагеря все настойчивее. Ставший известным благодаря вошедшим в моду антикоррупционным выступлениям блогер Алексей Навальный считает, что напрасно “попытки договариваться с вменяемыми националистами вызывают обвинения в национализме”, и убеждает своих сторонников отказаться от “этой зашоренности”.

Наверное, от “зашоренности” может помочь избавиться и такая цитата руководителя запрещенной ДПНИ Александра Поткина: “Сегодня вся наша земля превратилась в одно поле боевых действий. Ходить без ножа или пистолета — это преступная халатность”.

Навальный заявил, что ходил и будет ходить на “Русские марши”. Здесь следует отметить, что блогер посещал как разрешенный в 2009 году, так и несанкционированный в 2008 году. Среди участников которого были: представители ДПНИ, “Славянского союза” Демушкина, квачковцы, чье политическое кредо заключается в покушении их духовного лидера на Анатолия Чубайса, и представители радикального крыла “Русского образа”.

Комментируя задержание после нелегального русского марша правоохранителями лидера “СС” Дмитрия Демушкина, Навальный заявил, что готов выступить в его защиту, и назвал выдвинутые милицией обвинения абсурдными.

С абсурдом действительно все в порядке: Навальный вступился за человека, который сам о себе с гордостью говорил: “Я мутил все силовые акции в РНЕ, белые шнурки заработал многократно… Я был намного радикальней основной массы РНЕ”. Напомним, что РНЕ — это “Русское национальное единство” — одиозная радикально-националистическая организация 90-х, чей “звездный час” пришелся на кровавые события 1993 года, где ее представители выступили с оружием в руках. Заработать же “белые шнурки” у скинхедов можно, избив человека неславянской внешности.

Алексей Навальный посещал конференцию, собравшую руководителей практически всех крайне националистических организаций. “Это вполне вменяемая политическая сила, готовая работать так, как работают современные европейские политические партии”, — так тогда охарактеризовал Навальный возможных союзников и не преминул сфотографироваться с ними на память (см. фото).

Примечательно, что Навального уже предупреждали о том, чем чреваты заигрывания с наци. “Под националистическими лозунгами вы не выиграете. ДПНИ и другие организации склонны пожирать соратников, более слабых. Мне кажется, вас просто съедят”, — говорила Навальному ныне покойная замглавы центра “СОВА” Галина Кожевникова, обсуждавшая с блогером итоги скандальной конференции (видео этой дискуссии широко распространено в Интернете).

Но не только Навальный расписывается в своих симпатиях к радикальным националистам. Лидер движения “Демократический выбор” Владимир Милов также убежден, что “российские либералы в последние 20 лет проиграли национальную повестку дня”, а потому “необходим в целом либеральный национальный проект для России…”. А один из руководителей “Солидарности” Борис Немцов строит планы на будущее: “Мы могли бы нормально с ним [известным националистом Владимиром Тором] дискутировать в парламенте”.

Владимир Тор недавно, давая оценку убийству судьи Эдуарда Чувашова, известного тем, что он вел несколько громких процессов против наци, выразился в том духе, что не видит в убийстве судьи ничего удивительного. Эдуард Чувашов, мол, сам накликал на себя гнев “русских патриотов”, поэтому в итоге “съездил отдохнуть в Турцию, приехал и…” “отравился свинцом. После этого уже можно не удивляться комментарию Тора к процессу над Тихоновым и Хасис: “Ну что посоветовать судейским, прокурорским, следакам и прочим гестаповцам — привет Чувашову передавайте, если чо…” Видимо, именно таких людей хочет видеть в парламенте Борис Немцов. И, наверное, считает, что они достойны управлять страной. Ведь парламент — это орган государственной власти.

Дмитрий Бадовский объясняет стремление либералов к альянсу с радикалами тем, что “внесистемная оппозиция создала за последние годы традицию и практику регулярных уличных акций и некоего противостояния власти”, а в этих акциях помощь экстремистски настроенных групп неоценима.

Здесь же можно вспомнить и погром в июле прошлого года городской администрации Химок, устроенный активистами “антифа”, чьим “информационным спонсором” часто выступает главный рупор либералов “Новая газета”.

“Демократические силы, ввиду своей слабости, оторванности от народа, зачастую маргинальности, ищут себе искусственные подпорки в виде групп, чья идеология может находить сторонников в обществе”, — полагает директор Московского бюро по правам человека Александр Брод. В этих исканиях, говорит правозащитник, либеральная оппозиция уже готова использовать любую силу, не только наци. Брод припоминает либералам партнерство “с Лимоновым, который выступал со сталинистскими и ксенофобными лозунгами”, а также “сотрудничество Гарри Каспарова и Юрия Мухина, совместные акции с ДПНИ”. Юрий Мухин известен своими антисемитскими выпадами. Так, недавно Мухин сам признал, что иногда перебарщивает со своим антисемитизмом. Комментируя переиздание одной из своих книг, которое было “рассчитано на перевод на всякие иностранные языки”, он заявил, что “всех “жидов” я оттуда убрал, чтоб не пугать иностранных читателей”.

Интересно, что в Интернете националисты довольно откровенны в своей оценке стремления либералов “пойти на контакт”. “С одной стороны, у них (либералов. — Ред. ) историческая диссидентская стойка на национализм, брезгливость и идиосинкразия. С другой стороны, они пытаются понять, как можно использовать “правых” и “ультраправых” для собственной политической выгоды, и обсуждают “почему у оппозиции не получается накастовать Манежку-2” и получить из “правых” свою боевую дружину”, — пишет, к примеру, пользователь Wiki Serge.

Предостережением для желающих заключать подобные коалиции с националистами должно стать дело об убийстве Маркелова и Бабуровой, считают эксперты. “Это сотрудничество — выпускание джина из бутылки, который становится сильней своего господина”, — констатирует правозащитник Александр Брод. “Когда вы идете на контакт с радикалами, то должны понимать, что, скорее, вы станете радикалами, чем сможете воспользоваться ими”, — предупреждает праволибералов Дмитрий Бадовский.

Заигрывания с экстремистами с незавидной регулярностью оборачиваются сломанными жизнями. Беспорядки на Манежной площади, убийство судьи Чувашова — лишь последний громкий пример этого. Но можно вспомнить и трагедию, случившуюся в феврале 2004 года: тогда в Петербурге произошла кровавая расправа над таджикской семьей Султоновых, была насмерть забита девятилетняя Хуршеда. Кстати, на прошлой неделе присяжные признали виновными в том преступлении членов банды Боровикова-Воеводина.

Национал-экстремисты опасны для общества. И попытки некоторых либеральных политиков представить их как “вменяемую политическую силу” приведут лишь к ощущению безнаказанности у экстремистов. А это — новая кровь, новые преступления.