Японские рыбаки с Хоккайдо боятся возвращения Россией Южных Курил

60 лет назад американцы посеяли «территориальную смуту» на Дальнем Востоке и до сих пор дергают за нитки

14.12.2016 в 20:46, просмотров: 34227

Тема четырех якобы спорных островов Курильской гряды – как свет маяка: внимание к ней со стороны СМИ то затухает, то вспыхивает ярко. Причинами таких вспышек, как правило, становятся внешнеполитические события. Очередное «созрело» в эти дни: визит Президента РФ в Японию. Накануне дальневосточного вояжа Владимира Владимировича корреспондент «МК» встретился с человеком, неоднократно бывавшим в Стране Восходящего Солнца, подолгу работавшим там. Директор Центра анализа проблем геополитики, войн и военной истории Анатолий Иванько рассказал о видимой и невидимой сторонах «Курильского вопроса», о своих беседах на эту тему с простыми японцами.

Японские рыбаки с Хоккайдо боятся возвращения Россией Южных Курил
фото: ru.wikipedia.org

– Приоритет русских в открытии, описании и освоении Курил, равно как международно-правовые основания российского суверенитета над ними бесспорны и многократно доказаны. В конце Второй мировой войны у лидеров стран «большой тройки» не было насчет этих островов никаких разногласий, – пояснил Анатолий Григорьевич. – 11 февраля 1945 года в Ялте Сталин, Рузвельт и Черчилль подписали соглашение по вопросам Дальнего Востока, в котором со всей определенностью было записано, что требования СССР в отношении Сахалина и Курил «должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией». Как говорил Рузвельт, имея в виду восстановление исторических прав России на Курильские острова, «русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто».

При этом военно-стратегическое значение Курильского архипелага с точки зрения равновесия сил на Дальнем Востоке и на Тихом океане не вызывало сомнений. Острова являются естественным рубежом со стороны Тихого океана, контролирующим подходы к Охотскому морю и российскому Приморью. Кроме того Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи имеют важнейшее значение для внутрироссийских морских коммуникаций, обеспечивающих выход в Тихий океан и связывающих Приморье и Камчатку: здесь находятся единственные незамерзающие проливы, а вот проливы между Северными Курилами зимой покрываются льдом). Наши крупные дальневосточные порты – Владивосток, Находка, имеют свое нынешнее важнейшее значение для России только благодаря российской принадлежности Курильских островов.

Собственно, «курильскую смуту» в российско-японских отношениях посеяли американцы. По мирному договору между государствами антигитлеровской коалиции и Японией, подписанному в Сан-Франциско 8 сентября 1951 года, Страна Восходящего Солнца полностью отказалась от прав и правооснований на все Курильские острова и Южный Сахалин. Однако уже вскоре, когда разгорелась «холодная война», в США вдруг заявили, что в Сан-Францисском договоре географический объект «Курильские острова» детально не расшифровывался, и что они нашли иное толкование понятия «Курильский архипелаг»: в него, оказывается, не входят острова южной части Курил. В ноте Госдепартамента, направленной правительству Японии 7 сентября 1956 года, было заявлено, что «правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо) всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии».

Из этого странного «географического открытия» следовал вывод о том, что в 1951-м отказ Японии от Курильских островов не предусматривал отказа от четырех самых южных из них. Далее последовал период международного территориального спора, который растянулся уже на 60 лет.

– Многие из наших сограждан недоумевают: зачем копья ломать из-за каких-то четырех крошечных «пятачков суши»?

– О стратегической важности этих «пятачков» я уже упомянул в самом начале разговора Но есть еще и экономическая их важность. Несколько лет назад один из наших наиболее «громких» политиков предложил самый логичный по его мнению способ решения проблемы: продать эти острова японцам за миллиард долларов. Что и говорить, сумма впечатляющая. Но давайте посмотрим на реальные дивиденды, которые дает России обладание этими островами.

Курильские острова и прилегающая к ним 200-мильная зона экономических интересов России – это настоящий клад ценнейших даров Тихого океана, а также один из важнейших сырьевых районов России, где сосредоточены запасы нефти, месторождения серы, магния... По оценкам специалистов общий запас природных ресурсов Южных Курил с прилегающими территориальными водами оценивается в 2,5 триллиона долларов. Ежегодно из океанских недр здесь можно добывать на 4,2 миллиарда долларов морских даров: лосось, сайра, треска, анчоус, камбала, пелагический кальмар, осьминог, морской ёж, камчатский краб... Вот и сравните с той продажной суммой, которую озвучил наш думский политик!

– Упомянутые вами заоблачные суммы не только бьют наповал «креатив» «думского патриота», но и вполне объясняют тот ажиотаж, который царит по поводу «северных территорий» в самой Японии. В СМИ публиковалось уже много весьма радикальных высказываний тамошних руководителей разного уровня. А что думают простые японцы? Вам приходилось с ними общаться на данную тему?

– Еще сравнительно недавно, занимаясь внешнеэкономической деятельностью по линии Сахалинской областной думы, я часто бывал на соседнем с Россией японском острове Хоккайдо. При посещении тамошних рыбопромысловых городков Вакканай, Немуро, Кусиро я разговаривал с рыбаками. Не раз приходилось слышать от них весьма категорическое мнение: «Мы не хотим, чтобы Россия отдавала Японии эти четыре острова!» И дальше следовало объяснение столь удивительным заявлениям. Рыбаки опасаются, что в случае перехода «северных территорий» под юрисдикцию Страны Восходящего Солнца с юга Японского архипелага туда придут мощные рыболовецкие «эскадры» и за короткое время вычерпают весь биоресурс морского района Южных Курил. В результате значительно обеднеют богатствами и те участки, которые прилегают к Хоккайдо.

Неоднократно бывая по делам в столице этого крупного острова, красивейшем городе Саппоро, довелось познакомился с разными людьми, которые в разговоре со мной очень тепло отзывались о России, о Сахалине.

Однажды, возвращаясь в отель после рабочего дня, я заскочил в снак-бар выпить чашечку кофе. Рядом сидела группа молодежи, как оказалось потом – студенты местного университета. Услышав мой приличный японский в разговоре с официантом, они не удержались и спросили меня о моей национальности. Узнав, что я русский, удивились еще больше, и у нас завязался непринужденный разговор, в ходе которого была затронута и тема «северных территорий».

Оказалось, что у троих из студентов прадеды воевали на Сахалине и Курильских островах, а потом были в советском плену. По рассказам ребят выяснилось, что их прадеды не питали никакой ненависти к России и наоборот, завещали никогда не воевать с русскими. Один из моих новых знакомых по имени Хиро Нобуеси так озвучил свое мнение относительно «северных территорий»: «Нам, молодежи, нужны не территории, а дружба и взаимопомощь при стихийных бедствиях, особенно цунами и землетрясениях. Россия – не Америка. Она в нас видит друзей, и мы должны к ней относиться как к другу. А что касается территорий, то пусть лучше наше правительство вернет японские Гавайи. Или Окинаву – райский уголок нашей страны, куда сейчас попасть непросто: ведь там всюду американцы.»

Ему вторил его друг Като Уэмацу: «Нам, студентам,по барабану эти территории. Мы хотим дружить с Россией...»

Миловидная Митико Кобаяси, студентка факультета биологии моря сказала: «Я считаю, что «северные территории» – спор, который мешает нам дружить с вашей молодежью, строить свое счастье по–соседски. Ведь мы живем на берегах одного океана, да и чисто экономически выгоднее вылавливать морепродукты здесь, вместе с русскими, чем завозить их с Аляски. А еще вместе с русскими заниматься воспроизводством биоресурсов в Японском и Охотском морях, в Южнокурильской промысловой зоне. Тогда этих ресурсов хватило бы надолго и нам и вам. Я как раз изучаю проблемы восстановления ресурсов океана».

Вспоминаю и другие встречи. В аквапарке «Саппоро–терме» зашел в местное «заведение общепита», где подают, на мой взгляд самый вкусный суп из крабовой икры – мисо. В тот раз свободных мест в зале было мало, и я попросил у пожилого японца разрешения сесть за его столик. Японец кивнул, а затем помолчав осведомился, не русский ли я? Получив утвердительный ответ, он вдруг в упор спросил: «Когда вы вернете нам «северные территории»?» Я уточнил, что он имеет ввиду. Ответ меня ошарашил: «Курилы, Камчатку, Сахалин, Приморье. А еще Сибирь вплоть до Урала!» Дух захватило от такой наглости. И я в ответ произнес по-японски фразу, похожую на русский вариант «когда рак на горе свистнет». «Значит война?» – продолжил беседу мой сосед по столику. «Попробуйте!». И снова наглый ответ: «Вернем, если американцы нам помогут!» Вот такие мнения тоже бытуют среди части населения Страны Восходящего Солнца.

03:20