Приморский прорыв: Тарасенко проиграл, Россия победила

Что отмена результатов выборов реально изменит в нашей политике

19.09.2018 в 17:50, просмотров: 30748

«Никогда такого не было и вот опять!» - любил некогда приговаривать главный балагур российской политики, легендарный премьер-министр Виктор Черномырдин. А вот 19 сентября 2018 года в России произошло событие, равного которому в современной истории страны действительно никогда не было — без всяких там «опять». Из-за массы вскрывшихся нарушений центризбирком рекомендовал аннулировать результаты второго тура губернаторских выборов в стратегически важном регионе Приморье.

Начиная с минувшего воскресенья, огромное количество возмущенных граждан РФ задавало себе вопрос: неужели можно так нагло и открыто — практически у всех на глазах — фальсифицировать итоги выборов? В среду на этот вопрос был дан четкий ответ: нет, нельзя. Чиновничество всей страны получило наглядный урок: хочешь проводить выборы по старинке? Пеняй на себя — подставляться из-за тебя никто в Кремле не будет.

Приморский прорыв: Тарасенко проиграл, Россия победила
фото: Алексей Меринов

Согласованное лично с Владимиром Путиным решение Эллы Памфиловой выглядит как большая политическая и моральная победа КПРФ. Но, как я подозреваю, в реальности можно говорить лишь о промежуточном успехе партии Зюганова.

Осведомленный собеседник из коридоров власти заявил мне с намеком: «Большие вопросы есть к командам обоих претендентов на должность губернатора. Есть участки, в которых за коммунистического кандидата Ищенко было подано все 100% голосов».

Скорее всего, дальнейшие политические событие на Дальнем Востоке будут развиваться примерно так. дни пребывания доказавшего свою полную политическую профнепригодность Андрея Тарасенко в ранге и.о. главы региона закончатся довольно быстро. На его место и.о. губернатора будет подобрана новая мощная политическая фигура, которая, по задумке Кремля, должна будет схлестнуться на выборах через три месяца либо с Андреем Ищенко, либо с другим кандидатом от КПРФ — схлестнуться и убедительно его победить.

Реализуется ли этот кремлевский сценарий? Честно говоря, меня это волнует в последнюю очередь. Важно не то, кто в конечном итоге станет новым губернатором Приморья — креатура Кремля или кандидат от партии Зюганова. Важно, чтобы ни у кого не было веских оснований сомневаться в честности его победы и всей российской избирательной системы.

Комментируя последние решения ЦИК его руководитель Элла Памфилова не сумела сдержать свои чувства и расплакалась: «Вы знаете, как обидно было...Столько сделали... Все прозрачно, идем шаг за шагом. И вдруг такой удар по дых!» Понимая эмоции Эллы Александровны, я не могу в то же время согласиться с ее политическими выводами.

С точки зрения долгосрочных национальных интересов страны даже хорошо, что в Приморье произошло то, что произошло. До этой среды кремлевская риторика - «Мы не будем покрывать тех, кто демонстративно фальсифицирует итоги выборов!» - была всего лишь риторикой. Теперь эта риторика наполнилась реальным содержанием.

Стоит ли ожидать, что после 19 сентября 2018 на всех выборах в России все теперь будет чисто, деликатно и прозрачно — в духе какой-нибудь скучной Швейцарии? Вопрос является даже не то что риторическим — заведомо бессмысленным. Политическая борьба — занятие по определению жесткое и часто имеющее лишь очень опосредованное отношение к этическим нормам.

Меня, например, неприятно поразили недавние события в Хабаровске: опередивший по результатам первого тура действующего губернатора кандидат от ЛДПР вдруг решил принять предложение своего соперника стать членом его команды. Что это — свидетельство политической незрелости победителя первого тура, его прагматичного личного расчета или его презрительного и неуважительного отношения к собственным избирателям? Ясно одно: поступок хабаровского кандидата выглядит не слишком красиво. Но не слишком красиво и не этично — не значит незаконно.

Смысл событий в Приморье в том, что они устанавливают новые правила политической игры, новые «красные линии», новые определения «запрещенных приемов». Отмена результатов выборов на Дальнем Востоке не сделает наших политиков более честными. Зато такая отмена, как я надеюсь, перенастроит их инстинкты самосохранения, заставит их понять, что времена меняются и то, что на ура проходило вчера, сегодня может стать причиной для «красной карточки».

Накануне второго тура выборов и.о. главы региона Андрей Тарасенко написал в своем фейсбуке: «Дорогие приморцы! 16 сентября пройдет второй тур выборов губернатора Приморского края. Первый тур показал, что у избирателей накопились претензии к власти. Выводы о состоянии региона доложены президенту Владимиру Путину.

16 сентября пройдет не просто второй тур выборов. Этим голосованием мы даем свое согласие на федеральную поддержку Приморского края, на финансирование приоритетных социальных программ».

Я долго не мог сам для себя сформулировать: что меня больше всего так шокировало в этом безыскусном тексте? Сначала мне казалось, что все дело — в высокомерии главы региона и его попытке легонько «пошантажировать» избирателей: мол, ну что, господа хорошие, не хотите за меня голосовать? Не видать тогда вам денег на социальные программы! Но потом меня осенило: ну не хотел Тарасенко обидеть или тем более шантажировать своих избирателей. Он просто не умеет работать по-другому, не знает, что есть более тонкие методы политической борьбы.

В истории с выборным скандалом во Владивостоке пока, естественно, рано ставить точку. Впереди новые выборы главы Приморья, которые тихими точно не будут. Кроме того, необходимо продолжить разбирательство того, что именно пошло не так во время второго тура голосования. Нельзя ограничиться констатацией того, что некие «неизвестные лица» взяли, да украли выборы. Надо сделать этих «неизвестных лиц» известными — а потом объяснить им, как они были не правы. Но приморские выборы сентября 2018 года уже все равно стали важным опорным моментом в развитии политической системы России — развитии вперед, а не, как это у нас часто случается, назад.

Читайте материал «На новых выборах в Приморье КПРФ выдвинет загадочного «сильного кандидата»