Чем обернется наступление на Идлиб: эксперт объяснил планы Асада

«Россия не заинтересована в захвате провинции»

17.05.2019 в 16:06, просмотров: 26497

Сирийская правительственная армия вплотную подошла к провинции Идлиб и захватила несколько населенных пунктов. Прошлогоднее соглашение между Россией и Турцией, позволившее избежать эскалации конфликта в регионе, оказалось под угрозой. В Идлибе живут около трех миллионов человек, и полномасштабная военная кампания может обернуться огромными жертвами. Но эксперты признают, что мирными средствами отвоевать провинцию у засевших там террористов вряд ли получится.

Чем обернется наступление на Идлиб: эксперт объяснил планы Асада

По данным министерства обороны РФ, боевики в Идлибе готовят провокации с целью обвинить ВКС в атаках на мирных жителей. Утверждается, что террористы активизировали обстрелы населенных пунктов на севере провинции Хама, в районе Алеппо и Латакии. Действия сирийской армии преподносятся как ответ на эти провокации. В начале недели войскам Асада удалось захватить город Калаат аль-Мадик в Хаме. Все указывает на то, что наступление на Хаму и южный Идлиб продолжится.

В сентябре прошлого года Россия и Турция приняли меморандум о разграничении сирийских правительственных войск и идлибских боевиков. Это позволило избежать эскалации и больших жертв, но до конца условия соглашения так и не были выполнены. В частности, связанные с Аль-Каидой (запрещенная в РФ террористическая организация — «МК») боевики так и не отступили с фронтовых позиций, а доступ к двум крупным автомагистралям так и не был открыт. Режим прекращения огня также нарушался в последнее время почти каждый день.

Идлиб — последний анклав под контролем вооруженной сирийской оппозиции. Захватив его, президент Башар Асад сможет провозгласить себя победителем в войне. Сегодня большую часть провинции контролирует группировка Хайят Тахрир аш-Шам (бывшая Джебхат ан-Нусра, обе организации признаны террористическими и запрещены в РФ — «МК»). В 2017 году Брет Макгурк, американский представитель в коалиции по борьбе с еще одной запрещенной в России группировкой «Исламское государство», описывал Идлиб как «самую большую «тихую гавань» для Аль-Каиды со времен теракта 11 сентября».

Но мятежная провинция, которую до войны населяло 1,5 млн. человек, сегодня стала домом для около 3 млн. мирных жителей. Ранее она была определена как зона деэскалации, поэтому туда стекались беженцы со всей страны. Советник по гуманитарным вопросам спецпосланника ООН по Сирии Наджат Рошди заявила, что наступление на Идлиб может обернуться «кровавой бойней», и хотя в ООН надеются, что этого удастся избежать, они готовятся и к «худшему сценарию».

«Опасность ситуации в Идлибе в том, что до конца не ясны цели этой операции, — комментирует «МК» начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов и вооруженных сил региона Института инновационного развития Антон МАРДАСОВ. — Действительно, есть возможность провокации со стороны радикальной оппозиции. С другой стороны, иранцы и часть сирийской элиты могут попытаться использовать это в своих целях. Российские военные советники участвуют в этих событиях, но России, понятное дело, захват этой провинции не нужен. Вся российская политика на самом деле строилась на том, чтобы этой операции не допустить. Стабильность и некий статус кво, приемлемый как для сирийского народа, так и для региональных соседей, должен быть соблюден.

Поэтому то, что сейчас происходит, с точки зрения российско-турецких договоренностей, должно быть операцией по ликвидации части радикальной оппозиции. Даже некоторые лидеры этой оппозиции настроены на то, чтобы часть отрядов в их подчинении была перемолота. Тогда им можно будет сменить свою повестку. Скорее всего, в результате операции часть территории в Хаме перейдут под контроль правительства и приблизят его к важным автомобильным трассам, соединяющим Дамаск с Алеппо. Сегодня путь из одного города в другой занимает семь часов, хотя напрямую дорога эта довольно короткая. Контроль над автомагистралями нужен властям в том числе для того, чтобы открыть дорогу к Турции, активизировать взаимодействие с ней. Но я думаю, что часть территории Идлиба так или иначе останется буферной зоной, в которой будут проживать и мирные граждане, и оппозиция. Сейчас такое происходит на севере Алеппо, где Турция заключает контракты на строительство различной инфраструктуры, восстанавливает школы и так далее».

Отношения России и Турции. Хроника событий