Пленный россиянин рассказал про схему обмана украинцев с обменом

«Их сторона обязательно будет пытаться обдурить наших»

06.09.2019 в 18:32, просмотров: 97598

Россиянин Игорь Кимаковский попал в плен на Украине четыре года назад. С тех пор его включали в списки на обмен раз пять. Сейчас он опять ожидает возвращения домой. Свои рассуждения о том, почему уже неделю затягивают обмен и что угрожает тем россиянам, кому все-таки повезет вернуться, он передал нам.

Пленный россиянин рассказал про схему обмана украинцев с обменом

Игорь Кимаковский - украинский политзаключенный, россиянин, Железный Зэк, как его здесь прозвали. В плен на Украине попал 6 июня 2015 года, когда направлялся из Дебальцева в Новоазовск с гуманитаркой. Его обвинили в пособничестве терроризму, посягательстве на территориальную целостность Украины, незаконное пересечение границы и незаконное хранение оружия — до 15 лет лишения свободы.

С ноября 2015-го Железный Зэк не раз включался в списки на обмен. Сейчас находится в очередном ожидании возвращения домой. Надеется, что этот раз станет счастливым и... последним.

Итак, мнения Игоря Кимаковского.

«Затягивающийся опять обмен заключенными между Россией и Украиной оброс слухами, домыслами, провокациями...

На прошлой неделе, в пятницу, был сделан вброс: якобы обмен начался! Десятки журналистов метнулись в аэропорты. Родители украинских моряков поехали встречать своих детей с хлебом и солью. Сенцова, по данным СМИ, доставили из колонии в Москву.

На утро субботы выяснилось: не обмен, а обман...

Для чего это было сделано?

Думаю, что президенты России и Украины в телефонном разговоре действительно договорились произвести обмен.

Спустили вниз указания... И понеслось...

Постоянные уточнения списков. Конкуренция политических сил на Украине в расчете поднять рейтинг за счет обмена. Попытки вовлечь в процесс политические элиты России. Торги. Фейки.

Выводы очевидны.

Во-первых, политикам нужен пиар. Имена и судьбы нас, политзаключенных, их не волнуют. Хотя для народа будет обязательно состряпано несколько душещипательных рассказиков о судьбах заложников военно-гражданского конфликта на Украине.

Во-вторых, у многих россиян-заключенных просрочены документы или вообще отсутствуют.

Поэтому таким оформляют проездные документы, удостоверяющие личность уже на пункте обмена. Все это дополнительно затягивает время.

Правда, сейчас стараются сократить эту процедуру. Тех, кто сидит в тюрьмах, уже сфотографировали, взяли анкетные данные для оформления.

В-третьих, не проведена работа над ошибками обмена 27 декабря 2017 года.

Тогда, почти два года назад, многих освобожденных из тюрем и лагерей забирали на обмен без решений судов. Юридической очистки не было почти ни у кого. Повезло лишь уже осужденным — они были помилованы. Многих из них на обмен привезли из дома. Ведь они уже отбыли срока или находились под домашним арестом.

Сейчас история повторяется. Это я понял, когда ко мне во время суда попал первый список тех, кого готовят к обмену, подписанный бывшим генпрокурором Украины Луценко.

Как это случилось, надо написать в отдельном материале. Очень любопытная история!

В этом списке встречались знакомые фамилии. Все-таки сижу пятый год, многих знаю.

Анализирую. Граждан России мало. Треть. У большинства в списке — изменение меры пресечения. Хотя СМИ заверяли: у всех будет полная юридическая очистка.

Был уверен: украинская сторона обязательно будет пытаться обдурить наших.

И действительно, нашел несколько людей, которые давно уже на свободе. Их знал лично. Одного при мне обменяли еще 27.12.17 года. Вторая девочка освободилась по отсиженному в начале декабря 2017-го. Таксует в одном из городов Донецкой области. Третий вышел по окончании срока, определенного приговором. О нем только слышал...

Знаете, меня это даже не удивило.

Не ошибся.

Раз списки до сих пор не согласованы, это говорит о том, что в процессе много интересантов, подводных течений и камней.

Если с российской стороны, с тем, кого будут обменивать, все более-менее понятно - вероятно, пресловутый «режиссер»-террорист Сенцов плюс моряки -, то на Украине при напускной важности чинуш полный беспредел.

Старые кадры вставляют команде нового президента палки в колеса. Нервозность чувствуется со стороны больших чинов СБУ (или, как ее здесь называют, «избушки»), которые занимаются нашей подготовкой к обмену.

В день суда вышло мое обращение, которое я заранее «выгнал» из тюрьмы. Его передали моим друзьям, и они опубликовали его в Интернете.

В нем я обозначил свою позицию по предстоящему обмену.

В частности написал: «Когда у меня брали заявление на обмен, то заверили, что обвинение будет снято.

После, а именно 16.08.2019 года, решение поменяли. Стали обтекаемо говорить, что прогнозируется изменение меры пресечения. Или как вариант: предлагали признать свою вину.

Поскольку я не совершал никаких преступлений, то признаваться мне не в чем. Поэтому от признания вины я отказался.

Выходит, что на сегодняшний день мне предлагается лишь изменение меры пресечения. Далее — выдворение за пределы Украины. Но суд не прекратится. Поскольку мое дело так и не завершено, то я буду фактически лишен возможности присутствовать на процессе. После неявки на несколько заседаний суда меня автоматически объявят в розыск. Украинские СМИ раструбят: не является, значит, виноват...

Следовательно, при такой схеме никакой юридической очистки совершено не будет. Формально я так и останусь подсудимым, только еще и таким, который скрывается.

Потакание украинской стороне считаю проявлением слабой переговорной позиции.

Для меня, гражданина России, — это неприемлемо.

Я хочу вернуться на Родину человеком, с которого сняты все обвинения, а не арестантом, скрывающимся от суда.

В случае применения ко мне только изменения меры пресечения, без приговора, от обмена буду вынужден отказаться. Как ни тяжело мне это будет сделать.

Потому что обмен, проведенный без необходимых юридических процедур, перестанет быть гуманитарной миссией, а превратится в политическое шоу.

Когда людей выпустят на свободу под телекамеры и аплодисменты, их дальнейшая судьба никого уже интересовать не будет.

В этом случае мне ничего не останется, как продолжать бороться за свое право вернуться на Родину без груза ложного обвинения. А значит, дожидаться приговора в тюрьме. Подавать апелляционную жалобу.

Досиживать то, что присудят. И только после окончания срока ступить наконец на землю родной России!»

На той неделе, после приезда на пункт подготовки к обмену, встречался с Татьяной Москальковой. Обозначил свою позицию. Указал на проблемные фамилии и на графу в списке, в которой у многих значилось: изменение меры пресечения.

Почему же это повторяется опять, без работы над ошибками, спустя два года?!

Все потому, что в украинской политике накопилась критическая масса политиков, госуправленцев, силовиков, ненавидящих Россию. Им «кинуть» северного соседа в радость.

Далее.

Исключили из процесса переговоров многих участников минского формата. Знаю, о чем говорю. В списках, обсуждавшихся в рамках этого обмена, я значусь как задержанный в 2016 году. В минских же списках стоит правильная дата — 06.06.2015 года. И подозреваю, что столь же искаженная информация у многих.

У моряков, которых Россия явно передаст Украине, впереди суды. Какое решение примет суд, не знает никто. Поэтому украинская сторона сделала симметричный ход, и многие россияне уезжают без приговоров. В том числе и я.

А ведь у меня следующее судебное заседание назначено на 19.09.2019 года. Красивая дата. Правда?

Не успею передохнуть, и уже надо назад.

Если вернусь, опять попаду в СБУ.

В лучшем случае упакуют, привезут в суд, изменят меру пресечения — и снова в тюрьму. В среднем варианте найдут в кармане гаубицу и карту подкопа из моего дома к Верховной раде.

Про худший исход лучше промолчу...

Нет. Всё же скажу! В нем точно будут фигурировать: подпольная тюрьма СБУ, пытки...

А вот если не приеду на суд, то буду объявлен в розыск. «Прикол» в том, что взаимные договоренности о выдаче между Украиной и Россией не аннулированы.

Есть и морально-этическая сторона вопроса. Слышал, что наши силовики не поддерживают передачу украинцев, осужденных в России за терроризм. Абсолютно согласен с ними. Террористов менять нельзя! Это — преступники, которые должны отбывать срок.

А вот с украинской стороны в список включают статистов, которых набирали в разные годы исключительно под обмены. Наши это понимают, но молчат.

И наконец. Обмен идет между Россией и Украиной. А непосредственно граждан России в списках менее половины. Почему? Ответа нет.

Понятно, что нужно вытаскивать из тюрем всех.

Но... Украина последовательна в своих шагах. Старается менять украинцев на украинцев. Это было в 2017-м. Это наблюдается и сегодня.

Предстоящий обмен на глазах теряет гуманитарную составляющую...

Я мог бы все сказанное подкрепить цифрами, фамилиями, событиями. Но делать это рано. Можно навредить обмену».

Читайте также: Путин остался непреклонным по поводу двух «пленных» украинцев