Схватка Владимиров: чего ждать от первой встречи Путина и Зеленского

Надеяться на то, что проблемы, которые разделяют сейчас Россию и Украину, вдруг рассеются, не приходится

08.12.2019 в 16:53, просмотров: 21212

Они очень много друг о друге слышали, даже разговаривали по телефону, но в первый раз встретятся только в чужом для обоих городе Париже — звучит как готовый сценарий романтического фильма. Но так как мы говорим о первом рандеву Путина и Зеленского, речь даже в самом лучшем случае может идти только о политическом триллере. Критикуя в свое время одного из своих сменщиков на посту президента США Джорджа Буша-старшего за его чрезмерную ставку на личные связи с Горбачевым, Ричард Никсон высказался так: «Он думает, что хорошие личные отношения помогают взаимодействию по существенным вопросам. Я считаю, что пока истинные интересы лидеров не будут совпадать, личные отношения ничего не значат». Если опираться на этот принцип, то от первой встречи двух Владимиров не стоит ожидать почти ничего. Крым, Донбасс, вопрос транзита российского газа в Европу, тема вступления Украины в НАТО — по всем этим и многим другим вопросам позиции Москвы и Киева или являются диаметрально противоположными, или — как минимум — сильно не совпадают. Но я все же считаю, что Никсон не прав. Личные отношения высших лидеров государств важны. А отсутствие таких личных отношений важно еще больше.

Схватка Владимиров: чего ждать от первой встречи Путина и Зеленского
Фото: president.gov.ua.

Для абсолютного большинства населения их самые главные государственные начальники существуют либо в виде «портретов» (так было в советскую пору), либо в виде картинок по телевизору (так есть сейчас). Но, хотя иногда в это сложно поверить, даже самые важные политики — это тоже люди. Обычные живые люди, для которых отвлеченное и рациональное не всегда перевешивает личное. Встретившись в 1961 году в Вене с новым президентом США Джоном Кеннеди, пребывавший тогда на пике самомнения Никита Хрущев решил, что его основной оппонент — обаятельный, но хлипкий молодой слабак, едва вышедший из политических яслей. Прямым последствием такой катастрофической недооценки противника в следующем году стал Кубинский ракетный кризис, когда Хрущев откусил больше, чем смог проглотить, и весь мир оказался на грани ядерной войны. Пример противоположного рода. В декабре 1984 года премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер встретилась с молодым (по тогдашним советским меркам) членом политбюро Михаилом Горбачевым и решила, что с этим человеком можно иметь дело. После прихода к власти Михаила Сергеевича в следующем году отношения Москвы и Лондона ждал ренессанс.

В контактах на высшем уровне между Москвой и Киевом в последние годы было гораздо больше примеров взаимного несовпадения. Помню, например, как лет десять тому назад я ехал в машине на работу и слушал интервью нового министра иностранных дел Украины Петра Порошенко видной московской радиостанции. Петр Алексеевич заливался соловьем. Голосом «Сахара Сахаровича» он рассказывал, что у России и Украины есть шансы на то, чтобы слиться в экстазе взаимной любви и горячей дружбы. А что получилось на деле после прихода Петра Порошенко к власти в Киеве пять лет спустя? Разрушение личных отношений между Путиным и Порошенко стало одной из причин того, что к началу 2019 года отношения между двумя странами опустились ниже плинтуса. А причиной такого разрушения стала, кстати, вовсе не горячность, с которой Петр Алексеевич отстаивал национальные интересы Украины, а полная невозможность ему доверять. Порошенко клятвенно обещал ВВП одно и тут же делал нечто совсем другое.

Встреча Путина и Зеленского в Париже дает возможность перезагрузить личные отношения между высшими лидерами России и Украины. Будет ли эта возможность использована на всю или хотя бы не всю катушку — вопрос совсем другой. Почему между одними людьми что-то кликает, а между другими нет? На эту тему можно написать целую тонну докторских диссертаций — можно, но, наверное, не нужно. У Путина и Зеленского нет нужды становиться закадычными друзьями и политическими единомышленниками. Это и невозможно, и даже вредно. Но если в отношениях двух лидеров возникнет хотя бы слабое и осторожное чувство доверия — сопряженное, естественно, со знаменитой формулой Рейгана «доверяй, но проверяй», — это уже само по себе будет большой победой и большим шагом вперед.

Накануне парижского саммита известный украинский политтехнолог Тарас Загородний опубликовал на сайте информационного агентства УНИАН очень откровенную статью о том, чего Киев должен реально ожидать от этого события: «Безусловно, позитивом является то, что Зеленский хочет мира и демонстрирует это стремление. Это важный сигнал для западных партнеров. Ведь Минские соглашения прописаны таким образом, что они рано или поздно будут сняты, либо мы их выполним — и затем они будут сняты... Поэтому наша главная задача — просто тянуть время. А если бы Зеленский не демонстрировал желания достичь мира, то против Украины вполне могли быть введены санкции». Советовать что-либо Зеленскому — точно не моя функция. Но если он намерен ехать в Париж приблизительно с таким политическим багажом, то российско-украинские отношения и в период его президентства тоже будут обречены на бег по замкнутому кругу.

«Тянуть время», подавать ложные сигналы — это нечто из политического инструментария Петра Порошенко. Инструментария, который, надо заметить, превратил бывшего лидера Украины в политический труп задолго до его формального поражения на президентских выборах. Разводки давно не помогают Киеву в его отношениях с Россией. В Москве привыкли ждать от украинского политического руководства только разводок, готовы к ним и реагируют на них соответственно. Поэтому для Зеленского было бы гораздо продуктивнее использовать по отношению к Путину совсем иную тактику — тактику честности, даже если это будет честность врага. Я извиняюсь за то, что не удержался и все же нарушил свое обещание не давать непрошеных советов украинскому президенту. Но от того, как он поведет себя в Париже, действительно зависит очень многое.

Смысл дипломатии состоит не только и не столько в том, чтобы еще больше улучшить твои отношения с тем, с кем у тебя и так все хорошо. Дипломатия существует для того, чтобы улаживать отношения тех, кто является оппонентами и врагами. Пока Зеленский будет президентом, ему все равно никуда не деться от Путина. Точно так же, как Путину никуда не деться от Зеленского. Надеяться на то, что проблемы, которые разделяют сейчас Россию и Украину, вдруг рассеются словно туман, не приходится. Смог, который окутал сейчас наши отношения, будет отравлять все вокруг еще очень долго. Но с этим смогом надо хотя бы начинать бороться. Это нужно и России, и Украине. Войдя в состояние многолетнего клинча, мы если не нейтрализуем, то уж точно ослабляем друг друга. Хотелось бы, чтобы Зеленский об этом помнил.

Читайте также: Путин и Лукашенко выпили за союз с постными лицами