Можно ли убивать людей по политическим соображениям

Трагедия Катыни оправданию не подлежит

30.01.2020 в 15:54, просмотров: 8135

Интеллигенция, и не только в Польше, в шоке от заявления российского политолога Евгения Сатановского о том, что Сталин имел полное право на Катынь, на убийство польских офицеров и чиновников, оказавшихся на территории той части Польши, которая после 17 сентября 1939 года по пакту Риббентропа — Молотова была присоединена к СССР. «Катынь была, — говорил на передаче Владимира Соловьева 21 января 2020 года Сатановский, — с точки зрения ее организаторов, необходимостью, исходя из военно-политических соображений».

Можно ли убивать людей по политическим соображениям

Е.Сатановский, который от имени мирового еврейства лишил Зеленского права быть евреем за то, что тот отказался участвовать в Иерусалиме во всемирном форуме, посвященном 75-летию освобождения советской армией Освенцима, оправдывает организованное Сталиным убийство миллионов людей — уже по политическим соображениям. Нельзя забывать, о чем говорил совсем недавно Владимир Путин: Катынь — это только одно из «преступлений тоталитарного режима» сталинской эпохи. Все дело в том, что никаких военных или тем более этнических соображений не стояло за убийством польских офицеров. Их убивали по тем же соображениям, по которым Ленин и Троцкий убивали в начале 1920-х реакционное православное духовенство, а Сталин в конце 1930-х убивал сотни тысяч граждан СССР, которые, как и польские узники Катыни, были «закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти».

Я не говорю, как принято, о «пленных польских офицерах», ибо на самом деле все-таки войны СССР с Польшей в точном смысле этого слова не было. Да, когда немцы 1 сентября 1939 года вторглись на территорию Польши, они взаимодействовали с советской армией. Но тем не менее прямого противостояния польской армии с советской не было. Поэтому, на мой взгляд, никак нельзя говорить о том, что СССР несет такую же ответственность за начало Второй мировой войны, как и фашистская Германия. Из того несомненного факта, что преступления против человечности, совершенные большевистской властью, Лениным и Сталиным, родственны преступлениям против человечности, совершенным Гитлером, никак не вытекает, что СССР несет равную ответственность с фашистской Германией за начало Второй мировой войны. Я не историк, но с моральной точки зрения очевидно, что дорогу ко Второй мировой войне открыл Мюнхен, а пакт Риббентропа — Молотова был только последней остановкой на этой дороге к мировой бойне.

На мой взгляд, преступление Катыни было обусловлено не столько военными соображениями, сколько государственной идеологией СССР, идеологией марксизма-ленинизма. Все дело в том, что Берия, НКВД предпринимали попытки «перевоспитать» поляков, привить им любовь к СССР, к советской идеологии: показывали им советские фильмы о величии Октября; перед ними выступали лекторы, рассказывавшие о преимуществах социализма. Но ничего не получилось. Подавляющее большинство узников НКВД были холодны к ценностям СССР и социализма. И тогда уже Берия написал письмо Сталину, которое решило их судьбу. «В лагерях для военнопленных НКВД СССР и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в настоящее время содержится большое количество бывших офицеров польской армии, бывших работников польской полиции и разведывательных органов, членов польских националистических контрреволюционных партий, участников скрытых контрреволюционных повстанческих армий, перебежчиков. Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненавистью к советскому строю… Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым…» А далее — убийство более 13 тысяч граждан Польши, оказавшихся в соответствии с пактом Риббентропа — Молотова на территории уже расширившегося СССР.

И это письмо Берии к Сталину говорит о том, что руководство СССР относилось и к начавшейся Второй мировой войне, и к судьбе польских офицеров, польской национальной элиты, оказавшейся на территории СССР, не столько с точки зрения интересов государства, сколько с точки зрения интересов расширения мира социализма, с точки зрения возможности экспорта революции, экспорта советской системы на те территории, которые мы освобождали от гитлеровской армии. Об этом двойном смысле нашей борьбы с гитлеровцами командующие войсками знали уже в начале 1945 года. Мы потеряли 600 тысяч солдат не только во имя освобождения Польши от гитлеровской оккупации, но и во имя осуществления главной мечты и задачи Сталина — победы социализма в европейском масштабе. На самом деле то, что не удалось Троцкому в 1920 году, когда они вместе с Тухачевским организовали поход на Варшаву, чтобы подвинуть мир социализма к границам Германии, удалось Сталину в 1945 году.

Зачем я об этом говорю? Только потому, что, с моей точки зрения, если интеллектуал сохраняет верность идеалам коммунизма и Октября, то он обязан, как Евгений Сатановский, признавать право Сталина на убийство всех тех, кто является или врагом идеи коммунизма, или ее потенциальным противником. Катынь надо рассматривать не в контексте противостояния России и Польши, а в контексте продолжения Большого террора конца 1930-х, направленного на укрепление социалистической идеи на территориях, которые контролировал СССР. И я, честно говоря, не осуждаю Е.Сатановского за его отношение к драме Катыни как к политической целесообразности. Если, как видно из названного мной выступления, Е.Сатановский называет Горбачева и сочувствующую ему интеллигенцию «предателями» за организацию распада СССР, то очевидно, что для него советская система, возникшая в результате Октября, представляет мировоззренческую ценность. И тем самым оправдано все то, что сделал Сталин для укрепления этой советской системы.

Кстати, историк и философ Михаил Гефтер еще в 1990-е говорил, что интеллектуалы, сохраняющие верность идеалам Октября, идеалам марксизма, не имеют права на критику сталинских репрессий по двум причинам. Во-первых, потому что репрессии по отношению к политическим противникам оправдывались самим марксизмом. Как мы помним, Карл Маркс считал, что без своего рода «якобинского террора», без «плебейской расправы с врагами революции», она никогда не победит. Из этого исходил и Ленин, начиная Гражданскую войну, и из этого же исходил Иосиф Сталин. По крайней мере, на мой взгляд, Евгений Сатановский куда более последователен и куда более честен перед нами, чем Виктор Шендерович, который пытается соединить в своей душе несоединимое: любовь к ценностям Октября, вообще любовь к коммунистам, к «ленинской гвардии», к деятелям III Интернационала с ненавистью к Сталину. Недавно на «Эхе Москвы» Шендерович осуждал коммуниста Геннадия Зюганова за то, что он ходит с цветами к могиле Сталина, к могиле человека, который уничтожил, по словам Виктора Шендеровича, «цвет ленинской гвардии», опошлил «идеалы Октября». Я понимаю, что Виктор Шендерович — литератор и он не очень хорошо знает историю и идеологию большевизма. Но всем тем, кто, несмотря ни на что, продолжает верить в величие и, как говорит наш патриарх Кирилл, «грандиозность идеалов коммунизма», надо знать, что не Сталин, а именно «ленинская гвардия» оправдывала убийство тех, кому, по словам соратника Владимира Ленина Григория Зиновьева, «большевики не имеют что сказать».

Но Евгению Сатановскому и всем тем, кто, как он, сохраняет веру в идеалы коммунизма, надо знать, что, оправдывая репрессии большевиков по отношению к инакомыслящим, к классовым врагам, мы тем самым косвенно, сами того порой не осознавая, начинаем оправдывать преступления Гитлера. Все дело в том, о чем писал еще в начале 1940-х русский философ Сергей Булгаков: нет различий между этническим и классовым расизмом. Можно убивать детей, как это делали гитлеровцы, в газовых камерах Освенцима, но можно убивать детей, как это делал Сталин, выселяя их вместе с родителями из дому и отправляя в мороз на телегах в Сибирь.

Куда больше для духовного развития России дала недавняя позиция Владимира Путина, который осуждал Катынь как «преступление тоталитарного режима», чем нынешняя позиция Е.Сатановского, который оправдывает трагедию Катыни, убийство более 13 тысячи человек по так называемым «идеологическим соображениям». Я думаю, что наш нынешний патриотизм, который стирает различия между добром и злом, который ведет к оправдыванию несомненных преступлений сталинской эпохи, ничего, кроме вреда, нам не приносит. На самом деле всем тем, кто неустанно клянется в своей верности идеалам Октября и кто не может расстаться со своей любовью к «ленинской гвардии» и деятелям III Интернационала, я советую заняться историей прихода Гитлера к власти. И как только они увидят, что ничто так не способствовало этому, как активность так называемых вождей III Интернационала на территории Германии, то, надеюсь, они осознают, что их любимцы тоже очень много сделали для трагедии холокоста. Нельзя забывать, что Муссолини в Италии отдали власть из-за страха, что вместе с итальянскими коммунистами придет к власти итальянский Дзержинский вместе с итальянским ЧК. Нельзя забывать, что Гитлеру отдали власть из-за страха, что вскормленный деятелями III Интернационала Эрнст Тельман превратит Германию во второй СССР. Другое дело, что не учитывала немецкая элита, что более чудовищного режима, чем гитлеровский, придумать было невозможно.

Читайте также: Германия с русским акцентом: только мудрый народ способен признать ошибки