«Про военный коронавирус через пару месяцев будет стыдно читать»

Китайские власти ответили на угрозу эпидемии беспрецедентной открытостью

06.02.2020 в 16:59, просмотров: 19157

Природа гневается на человечество. Только в 2019 году на Россию обрушились сразу и наводнения, и пожары в Сибири, на Дальнем Востоке. Чудовищные огненные смерчи ополовинили живой мир Австралии. От наступавшего на дома пламени эвакуировали тысячи жителей Калифорнии. В Китае эпидемия свиной чумы погубила половину поголовья, а затем сменилась эпидемией коронавируса.

«Про военный коронавирус через пару месяцев будет стыдно читать»

Как тут не вспомнить о «казнях египетских» из Священного Писания, о ковчеге Ноя, на котором от потопа спаслись по паре чистых и нечистых животных. А китайцам, наверное, вспоминаются легенды о Великом Юе, избавившем Поднебесную от продолжавшегося много лет наводнения, когда люди стали жить на деревьях...

Стихийные бедствия учащаются, и ни одна страна от них не застрахована. Вопрос лишь в том, насколько мы готовы спасаться сами и спасать ближних.

Удачным примером эффективной реакции на очередную «казнь» стали действия руководства КНР после вспышки коронавируса в городе Ухань. Местные власти поначалу надеялись, что возникший на рынке животных новый вирус не передается от человека к человеку, поэтому не стали сразу поднимать шум, надеялись решить проблему по-маоцзэдуновски, «с опорой на собственные силы».

Сигнал в Пекин пошел хотя и с запозданием, но гораздо раньше, чем в аналогичной ситуации в 2002 году. Тогда эпидемия атипичной пневмонии, вызванная вирусом SARS, почти два месяца развивалась без вмешательства медиков. Начавшись в южной провинции Гуандун, эпидемия тогда быстро распространялась, и с ней пришлось бороться по всей Поднебесной. В Пекине городской штаб возглавлял партийный руководитель столицы Ван Цишань, нынешний вице-президент КНР. А президент Си Цзиньпин защищал тогда 55 миллионов жителей провинции Чжэцзян, где был губернатором.

Сейчас же, зная о вирусах не понаслышке, Си Цзиньпин, который является одновременно руководителем правящей партии, главой государства и главнокомандующим, сразу взял ситуацию под личный контроль, приказал принять все необходимые меры, выделил деньги, отмобилизовал медиков.

25 января, в первый день китайского Нового года, когда все китайцы наслаждаются заветным праздником в кругу семьи, прошло чрезвычайное заседание Постоянного комитета Политбюро. Семь высших руководителей страны приняли дополнительные решения, создали наделенный всеми полномочиями оперативный штаб и отправили в Ухань премьер-министра Ли Кэцяна. Про новый вирус тут же сообщили Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), всем соседним странам.

Действия властей были максимально прозрачны. Сидя перед телевизорами, люди в Китае и всех других странах мира с трепетом душевным наблюдали за событиями в Ухани, ставили себя на место жителей пострадавшего 11-миллионного мегаполиса, а затем и других городов.

Перекрытия шоссе и железных дорог. Давки в поликлиниках. Перебои со снабжением продуктами. Пустынные улицы миллионных городов. Люди в масках, скафандры для заболевших. Проявленные китайскими властями повышенные бдительность и расторопность в преодолении хаоса вряд ли могут быть объяснены русской пословицей «обжегшись на молоке, на воду дуют».

Природа выбрала для своего гнева самое плохое место и самое плохое время. Ухань стоит на главной реке Янцзы, в самом центре Китая. Через него проходят транспортные артерии с север на юг и с востока на запад. Авиарейсы связывают Ухань со многими десятками аэропортов мира. В границах города официально, с пропиской, живет 11 миллионов человек.

Рядом с Уханем, превышающим по численности населения Нью-Йорк, еще несколько городов-миллионников. Да еще 5–7 миллионов мигрантов, приезжающих из бедных провинций подработать в промышленно развитую провинцию Хубэй.

Накануне Нового года, когда новорожденный вирус уже гулял по рынкам и магазинам, погостить в родных краях отправились первые десятки тысяч. Ко времени установления «блокады Уханя» зараза уже полным ходом распространялась по скоростным шоссе и высокоскоростным железным дорогам во все концы Поднебесной. Поэтому драконовские меры пришлось вводить практически повсеместно. Генеральный директор ВОЗ Гебрейесус 28 января побывал в Пекине, встретился с Си Цзиньпином. Вернувшись в Женеву, он объявил: «Если бы не действия Китая, в мире было бы больше случаев заболевания и смертей от коронавируса».

Необыкновенная открытость китайских властей при локализации очагов эпидемии оказалась настолько непривычной, что породила во всем мире настоящий шок. На вполне понятном интересе к экзотической болезни стали повышать свой рейтинг телеканалы и магистры конспирологии.

Поучаствовав в нескольких телепередачах, я наслушался версий, которые оставляют позади даже Герберта Уэллса… В структуру гена вируса входит элемент внеземных цивилизаций. Эпидемию спровоцировали американцы в рамках торговой войны с Китаем. «Черную метку» Си Цзиньпину послали соперники, недовольные слишком активной борьбой с коррупцией…

Что получается? «Пришельцы в белых халатах»? Бактериологическая война с риском «обратки» ради нескольких сотен жертв? Враги Си Цзиньпина разбивают пробирки с вирусами в Китае? Враги Путина поджигают сибирскую тайгу и затапливают байкальские деревни? Враги Трампа насылают грипп на Америку (6,4 миллиона заболевших, 3 тысячи умерших за минувшие октябрь, ноябрь, декабрь и январь)? Через пару-тройку месяцев, когда про уханьский вирус будут говорить только медики, читать эти статьи будет даже неловко.

00:28

Сейчас же, когда до пика заболеваний и последующего спада, по мнению главного китайского эпидемиолога, остается примерно 10 дней, когда быстро растет число излечившихся и вот-вот появится спасительная вакцина, удивление вызывает не только бескомпромиссность китайских властей. Не только понятная озабоченность правительств соседних и далеких стран, старающихся отгородиться от «новогодних подарков» из Поднебесной.

Меня удивляет размах и мощность антикитайских настроений, которые быстро вышли на передний план во многих «сочувственных» выступлениях и статьях. Отгородиться от китайцев, изолировать их или даже изгнать — такие призывы слышатся как в соседних азиатских странах, так и на «просвещенном Западе».

Призрак «желтой опасности» бродит по планете. Эта разновидность вируса расизма очень старая и, к сожалению, устойчивая. Еще в 1882 году в Америке был принят «Закон об исключении китайцев», первый и единственный закон против конкретной национальности. Он запрещал иммиграцию из Китая и натурализацию уже приехавших. Закон действовал до 1943 года.

В наши дни антикитайские предрассудки сохраняются и даже усиливаются. Это не только завистливая реакция на скупающих дорогие товары в престижных магазинах и нарушающих европейские нормы поведения китайских туристов. Государственные мужи, миллиардеры, многозвездные генералы всерьез опасаются китайского первенства в глобальном масштабе.

Об опережающих темпах роста экономики Поднебесной не писал только ленивый. О технологических прорывах, оставивших позади лучшие лаборатории Запада, с ужасом говорят президенты и нобелевские лауреаты.

Роль Китая в производственно-сбытовых цепочках, которые опоясали всю планету, наглядно продемонстрировала эпидемия коронавируса. Вынужденный простой «мастерской мира» уже вызвал падение цен на нефть, газ, металлы. Подешевели акции и снизились валютные курсы. Усох поток туристов, ставших главными кормильцами многих городов мира. Приплывший из Китая «черный лебедь» грозит сделать 2020 год воистину черным для всего мира.

Скорее всего, китайцам удастся остановить распространение эпидемии уже в обозримом будущем, как это предсказали специалисты ВОЗ. Китайцы, конечно, понесут значительные экономические потери — от 1 до 3% роста ВВП в 2020 году. Они изучат опыт общенациональной мобилизации в условиях надвигающейся «холодной войны». Они задумаются о причинах всплеска антикитайских настроений, проведут анализ действий властей и СМИ стран мира, международных организаций. В беде ведь познается не только друг, не так ли?

Внутри своей страны китайцы примут профилактические меры. В прессе и блогосфере громко раздаются требования запретить торговлю экзотическими животными.

Местные власти накажут за нерасторопность и чиновничью традицию заметать сор под коврик. Центральные власти обратят внимание на расширение сети медицинских учреждений, повышение качества здравоохранения. Выводы последуют для всей системы государственного управления, реформировать которую в последние годы требует Си Цзиньпин. Сам он, в случае быстрого преодоления кризиса, да еще с минимальными потерями (эпидемия САРС в 2002­–2003-м унесла 800 жизней, сейчас зарегистрировано около 400 умерших), упрочит репутацию решительного и эффективного руководителя. Возможно, его будут сравнивать с Великим Юем, усмирителем губительных наводнений.

Читайте материал «Протираем пальто спиртом, кипятим тарелки»: китайцы описали будни с коронавирусом»

Эпидемия коронавируса. Хроника событий